Татьяна Дерябина. Наедине с барсуками. Часть 3. НА ДНЕ КОЛОДЦЕВ.

Середина ноября, погода далеко не ноябрьская, 17 градусов тепла. Отправляюсь к колодцам проведать ее обитателей. Для меня эти колодцы − сущий кладезь сведений о барсуках. По очереди обхожу каждый из шестнадцати. В одном свежие экскременты, в другом высится куча сухих злаков, натасканных барсуками для обустройства дневной лежки. На часах 10.20. Тихонько перемещаясь к следующему колодцу, слышу уже издали знакомый мне ритмичный стук. Осторожно заглядываю, стараясь не менять степени освещенности в нем, ибо барсуки тут же реагируют на это своим уходом. На песчаном дне, полулежа, устроились два барсука. Один из них чешет задней лапой брюхо, да с таким остервенением и размахом, что лапа то и дело срывается, с глухим стуком ударяясь об землю. Точно так же это проделывают собаки, избавляясь от клещей и блох. Потом столь же энергично, но уже зубами начинает вычесывать паразитов у своего соседа. Все очень азартно, шумно − стук лап об землю, клацанье зубов, громкое сопение, видно чувствовали себя в полной безопасности. Это было весьма потешно, и мой сдерживаемый внутренний смех выдал мое присутствие. Подняли головы, громко втянули носом воздух и тут же исчезли в отверстиях труб.
DSC08207
Экскременты, округлые вмятины на охапках сухой травы каждый раз свидетельствовали, что барсуки обитают здесь, бодрствуют, кормятся, выходят на дневную лежку.
DSC00053
DSC05636
В июле в 6.16 утра в одном из колодцев застала процесс кормления детенышей, к сожалению, лишь какой-то отрезок его. На дне колодца, распластавшись на спине, раскинув конечности и открыв редко оволосенную нижнюю поверхность туловища с разбухшими от молока сосками, откинув голову, лежала барсучиха.
DSC09454
Словно провалившись в сон, не реагируя ни на какой шум и действия, производимые детенышами. Вероятно, всю ночь провела в поисках корма, «замоталась», устала. Двое барсучат возились прямо на ней, устраиваясь удобнее, урчали, сопели, чавкали, шумно вздыхали. Наконец, каждый остался доволен найденным соском, и они затихли, изредка жадно причмокивая.
DSC09459
Я бы уже не назвала их детенышами. По внешнему виду они в это время довольно крупные и, очевидно, весили около 6 кг. В прошлом году выводок был из трех детенышей, поэтому в процессе кормления мамашу из-под их навалившихся тел почти и видно не было.
DSC06500
Утренние часы барсуки предпочитали проводить на открытом воздухе − на дне колодцев, натаскав туда предварительно огромные охапки травы. Так зарывались в это сено, что заметить их сразу не всегда удавалось.
DSC03222
А иногда, устроив «куча мала», спали прямо на песке.
DSC02212
Впрочем, такие лежки в виде утоптанного небольшого пятачка земли имеются у нор барсука и в любых угодьях. Располагаются либо у ствола дерева, растущего вблизи норы, либо сверху или сбоку от центрального входа или же прямо на отходящей от него земляной траншее.
DSC03500
DSC09011
DSC07387
DSC06960
При внимательном осмотре лежки всегда находятся отдельные волоски шерстного покрова. Если попадается грубый длинный остевой волос трехцветной окраски (от корня волоса желтовато-белая широкая полоска, затем черный поясок и конечная часть – серо-белая), можно уверенно сказать, что отдыхал тут, приводил свою шерсть в порядок именно барсук. В колодцах эти лежки для дневного сна функционировали во все сезоны года. Не предполагала, что барсуки могут использовать их и как родильную камеру. 13 апреля на дне одного из колодцев на большой охапке сухой травы, зарывшись в нее полностью, лежала барсучиха и рядом с ней, то ли 3, то ли 4 голеньких детеныша. Повизгивали как поросята дикой свиньи, но без пронзительной нотки, а громко и резко. Учуяв меня, мамаша тут же скрылась в трубе, а барсучата, вереща, копошились под сеном. Безрезультатно прождав ее минут двадцать, удаляюсь, ибо такое волнение кормящей мамаше явно будет не на пользу. Хотя очень хотелось бы узнать – сколько же точно появилось барсучат на свет. Именно у этого колодца 10 марта барсучиха «таскала» по снежному насту сухую траву. Это значит, пятясь задом к колодцу, подгребала под себя когтями передних лап стебли злаков, возвышающихся над снегом, и как бы формируя валик, катила его по снежной поверхности. Длинные когти передних лап, достигающие 2,5 см, слегка касались снежной корки и оставляли на ней тонкие длинные бороздки. Не зная в чем суть дела, было бы трудно разобраться в этой замысловатой картине полученных отпечатков от всей этой процедуры.
DSC07209
DSC07210
Значит, будущая мамаша в начале марта дополнительно озаботилась благоустройством выводкового места. Но почему же она не перенесла их в трубу при моем появлении? Уверена в безопасности? Может по опыту знает, что сверху ни волк, ни рысь еще никогда не отважились спрыгнуть вниз, хотя систематически заглядывают. А вот подполье дома барсучиха мама не считает надежным убежищем для детенышей, и поэтому быстренько перетащила их, заслышав мои шаги на веранде, в старый стог соломы. Конечно, я прошла бы мимо дома, если бы оттуда не несся такой знакомый мне звук громкого верещания барсучат. И она права в своих опасениях! Не раз находила я разоренные человеком норы барсука, устроенные в пустующих домах. В лесу на барсучьих поселениях ставят петли, капканы, роют лопатой.
DSC00796
DSC06303
Ну что тут поделаешь, если народ наш непоколебимо верит в особые целебные свойства барсучьего жира! Жир до сих пор пользуется большим спросом у населения, поэтому и неудивительно, что барсук – всегда желанная добыча для браконьера. Вера эта, несомненно, имеет под собой основание. Повсеместно в прошлые века в Европе подкожный и внутренний жир барсука был важным компонентом народной фармакопеи, применялся для изготовления мазей, растираний при простуде и ревматизме. Очаг туберкулезной инфекции в легких, пока фармакологи не придумали фтивазида и стрептомицина, тушили барсучьим жиром. Практика показала, что лучше всего такое лечение помогало в холодное время года. Исследования биохимиков раскрыли секрет. Выяснилось, что в холода в легких окисляются жиры, принесенные кровью. Оболочка палочки Коха сложена жирами и когда рядом оказываются близкие по строению жирные кислоты, то они замещают жиры в оболочке бактериальной клетки и микроб теряет жизнеспособность. Барсучий жир, впрочем, как и собачий жир, как раз и обладает этим свойством. Незаменим он был и при лечении язв, нарывов. Именно поэтому в старину этого зверя называли “язвин, язвец”. “Жир барсучий от всяких болезней помогает: живот у человека больной – барсучий жир пьет, чахоткой заболеет – опять жир пьет, ногу кто косой порежет – жиром заливает”. Вот такая характеристика лечебных свойств барсучьего жира бытовала издавна. Однако не следует забывать, что барсучий жир применялся во времена, когда и лекарств почти никаких не было, а если что и было – то уж люду простому недоступно. Потому и уповать приходилось лишь на народные средства. Помимо медицинских целей жир барсука использовали для смазывания обуви (становится мягкой и эластичной, не пропускает воду) и оружия (не ржавеет). В прошлые века добытый барсук вообще утилизировался почти целиком. Шкура шла на воротники, шапки. Мех ценился низко, хотя он по-своему красив (у молодых барсуков – светел и серебрист), теплый и прочный, долговечный в носке и устойчив к сырости. Длинный остевой волос шел на изготовление высококачественных художественных кисточек, кистей для бритья. Во многих странах раньше, а в некоторых и до сих пор охота на барсука ведется ради мяса. Оно считается необыкновенно вкусным. В России ранее из кожи барсука шили штаны, фуражки, чехлы для винтовок; кустарным способом делали прочную охотничью обувь. На сапоги шла только летняя шкура самцов, у которых она тогда очень толстая. В охотничьей литературе есть упоминание об изготовлении в Беларуси ягдташей (охотничья сумка для дичи) из барсучьих шкур шерстью вверх. На рисунке они потрясающе красивы из-за использования в качестве внешних элементов оформления – хвоста, лап и головы.
Что черепашьи яйца – излюбленное лакомство всех наших хищных – общеизвестно. Но что именно барсук разоряет огромное количество кладок болотной черепахи − убедилась воочию. Отмытые экскременты барсука из общей их уборной – сплошные скорлупки черепашьих яиц.
DSC01770
Да-а-а, славно «поохотилось» барсучье семейство на песчаных буграх в молодых сосняках. Если енотовидная собака и лисица предпочитают каждое яйцо надкусить зубами, аккуратненько проглотить содержимое и оставить на месте «преступления» пустые скорлупки, то барсуку не до этих тонкостей, проглатывает яйца целиком. И лишь характерные для него отпечатки лап у разрытой кладки яиц помогут уточнить нам, кто же загубил потомство краснокнижника − болотной черепахи. Потребляют барсуки и маленьких черепашат (2.1.5). При обходе колодцев в июне, заглянула в самый первый, а навстречу рыжие любопытствующие мордашки двоих лисят.
DSC03971
Испугавшись, с шумом затопали по трубам и вот они уже в следующем колодце встречают меня глухим урчанием. Барсуки на лето иногда покидают систему подземных труб и отправляются на свой «запасной аэродром» − бывший огромный барсучий городок. Сейчас там функционирует не больше трех входов. Вот лисята и заняли освободившиеся места. В заповеднике желающих завладеть барсучьим просторным и комфортабельным жилищем или хотя бы поселиться “квартирантом” предостаточно. Чаще всего поселяется в норах барсука енотовидная собака.
DSC04086
Я бы даже сказала «ищет соседства с барсуком», но при этом избегает прямых контактов с хозяином норы. Осенью она забирается в нору позже барсука, а весной обычно покидает убежище раньше, но вот зимой в оттепели — одновременно выходят наружу. Она охотно занимает все типы барсучьих нор: и выводковые норы, и зимовочные норы одиночек, и временные норы, которые барсук посещает изредка. По моим двухлетним наблюдениям из 40 нор, вырытых барсуком, в среднем 13 нор (от 8 до 18) использовались енотовидной собакой. Из них для 7 нор (от 5 до 8) отмечено совместное или поочередное проживание барсука и енотовидной собаки. Их одновременное обитание было характерно для поселений с большим числом входов. При этом енотовидная собака не занимала центральный вход. А если собиралась выводить потомство, то выбирала вход, расположенный как можно дальше от него. При поочередном проживании уже и енотовидка могла занять главный вход.
У 4-х барсучьих нор были обнаружены останки енотовидной собаки. Я не могу утверждать, что они были загрызены именно барсуком, но с тех пор теория абсолютно мирного их проживания по соседству ставится мною под сомнение. Лисица в условиях заповедника намного реже занимает норы барсука – из 40 нор лишь в трех были отмечены признаки ее пребывания. Уместно вспомнить распространенное представление, что барсука-чистюлю выживают из квартиры нечистоплотные лисицы, которые специально «гадят» повсюду у норы. Такая оценка их действий явно носит художественную окраску. Ведь на самом деле лисицы, без всякого злого умысла или вредности, просто маркируют свои норы, особенно часто весной, предупреждая этим о занятости их. Ну а если удалось “снять комнату” в барсучьей квартире, то, естественно, метят и хату хозяина. Пользуется в заповеднике барсучьими норами и волк. У него, как и у барсука, одно из непременных условий для устройства выводковой норы – близость воды. Иногда с досадой обнаруживаешь, что удобная для наблюдений постоянная выводковая нора барсука уже переоборудована волком под родильное логово. Вместо аккуратных траншей – кучи беспорядочно выброшенной земли, арочный вход в нору безобразно расширен во все стороны и зияет как огромная дыра.
DSC00576
Серия 1 005 DSC01714DSC00383
Второй раз можно не приходить, волчица обязательно уже перетащила детенышей в другое место, как это случалось неоднократно. Оценивая роль барсука в лесных угодьях, всегда упомянут о том, что он обеспечивает жилищем и других зверей. Но бывает, что и барсук предпочитает уже что-нибудь готовенькое – занимает лисьи норы, бобровые, переоборудовав и раскопав на свой лад. Из контролируемых мною нор, 3 норы, вырытые лисицей, были использованы барсуком. Две из них послужили зимовальной норой для барсуков одиночек и одна − выводковой. В бобровой норе на мелиоративном канале два года подряд был замечен барсук одиночка.

Добавить комментарий