Татьяна Дерябина. БАБЧИН. ЕГО НЫНЕШНИЕ ОБИТАТЕЛИ И ГОСТИ. Часть 3.

Начало тут.   
В типичном грабняке, не так уж далеко от Бабчина, весной наткнулась на лежку зубров. Так вот куда они уже добрались! Конечно же, разведчики-первопроходцы – самцы. О зубрах стоит повести особый разговор.

Доводилось ли вам, уважаемый читатель, испытать и пережить весь тот шквал первобытных чувств и эмоций от неожиданной встречи со взрослым зубром, этим лесным исполином, поражающим своей мощной статью, величественным видом.

DSC00605 (2)
DSC00604
Нет, не через ограду загона или вольера, а один на один, в лесу. Зубр – это не просто вид, занесенный во все Красные Книги, которые существуют. Это одно из наиболее древних животных современной фауны, вместе с мамонтом и шерстистым носорогом бороздившее просторы Старого Света. Это самый крупный вид европейской фауны, который веками кормил население тех стран, где некогда обитали зубры, вид № 1 териофауны Палеарктики, переживший в двадцатых годах прошлого столетия свою “клиническую смерть”.
DSC05863
DSC00546-0
Зубр – наше национальное достояние и гордость, потому что Беларусь внесла немалый вклад в общее дело спасения и сохранения этого вида на Земле. И когда я вижу, как Володя (егерь Бабчинского лесничества) у кормушки с овсом лихо замахивается ведром на нашу “национальную гордость” невольно вспоминаются строки Николая Гусовского о разъяренном зубре. «Не бросит ни седока, ни коня недобитым в пуще, свалит под ноги, растопчет, пропорет рогами так, что потом не узнаешь, где тело, где туша». А ведь такая возможность – свободно встретиться один на один с зубром и не только в общеизвестной Беловежской пуще, а и в лесных угодьях национального парка “Припятский”, Борисовского, Воложинского, Осиповичского лесхозов, колхоза “Озеры” Гродненской области – появилась у жителей Беларуси в реальности.

Есть она и у нас, сотрудников Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. Зубров завезли сюда в 1996 году (16 особей) с целью создания новой вольно живущей популяции европейского зубра. Это был очередной этап Национальной Программы «Зубр», над осуществлением которой немало и успешно поработали специалисты Института зоологии, Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, работники заповедников и лесхозов, на территорию которых были завезены в разное время, преимущественно из Беловежской пущи, эти животные. Наш заповедник по всем показателям являлся очень перспективным районом для вселения зубров: большая площадь (216,5 тыс. га), широкое представительство лиственных лесов, обширные территории зарастающих бывших сельхозугодий (36% территории заповедника), охранный режим, снятие антропогенной нагрузки. При успешной реинтродукции предполагалось создание довольно крупной популяции, которая по своей численности может занять второе место после популяции, обитающей в Беловежской пуще. Зубр, как объект исследований, на территории заповедника требует особого внимания ученых. Ведь те плюсы, которые дает охранный режим заповедника, отсутствие антропогенного пресса, хорошая естественная кормовая база не дают нам уверенности в том, что с ним все будет благополучно. Возможно, тот факт, что зубры в условиях нашего заповедника – объект хронического воздействия ионизирующего излучения и будет решающим в судьбе этой популяции.
DSC03670-рад. знак
IMG_0307
Завезенных из Пущи зубров поместили на участке, огороженном забором. Эта обязательная в таких случаях процедура называется «передержкой». Она позволяет зубрам обвыкнуть на новом месте, обрести чувство дома. На каждого зубра пришлось около 5 га. На волю их выпустили в мае. Место передержки было не узнать. Из всех пород не пострадали лишь березы, а вот граб, ясень, ива, ольха сплошь белели окольцованными обглоданными стволами. Вместо густого подлеска торчали из земли прутики и стволики без всякого намека на какое-то ветвление. Огромный ствол дуба был так отполирован боками зубров, что просто не верилось, что обошлись без инструмента.

Самое смешное и, на мой взгляд, «ребячливое» пристрастие зубров – каталки. Зверь ложится на бок в верхней части песчаного склона и сползает вниз, дергая ногами. Так же поступали и мы в детстве, скатываясь плашмя с высокой горки, зарываясь лицом в траву. Свои детские впечатления я храню в памяти до сих пор. А что чувствует съезжая с горки зубр? Каталка не обязательно на склоне. Зубры могут валяться и на ровном месте – сухой разрыхленной земле. Тогда эти места называют пыльными купалками. Их в заповеднике множество – и на желтом песке, и на сухой торфянистой почве.
DSC03826-купалка зубра
DSC01125
А если привезти на зубропитомник кучу песка, то столько «радости» будет у зубров – и у взрослых, и у молодых! Зимой при оттепелях даже в этой небольшой кучке песочные ванны устраивали.
DSC01380
DSC05691
Этот процесс интересно наблюдать в естественных условиях. В июне небольшое стадо зубров подпустило нас совсем близко. Они принимали пыльные ванны. Вот по этим неожиданно появившимся из-за зарослей березняка и ивы клубам черной торфянистой пыли мы и заметили их уже издалека. Подобравшись поближе, так были захвачены увиденным, что начисто забыли про свои обязанности – отметить пол и возраст животных, даже посчитать их толком сразу не смогли. Представьте такую картину: крупное животное валится на взрыхленную, оголенную почву, задирает вверх конечности, и ты уже больше ничего не видишь, кроме дрыгающих ног и клубов пыли. Буквально в считанные десятки секунд “купалка” уступается другой особи. И опять вверху копыта и новые клубы пыли. Удивительно, что даже при этой процедуре соблюдается иерархия, как и у кормушки с кормом и у натоптанной зимой тропы. Слабый зверь уступает сильному, животное более низкого ранга подчиняется животному с более высокой ступеньки иерархической лестницы. Вот такой механизм упорядочения конкуренции между животными. Наше неуемное желание подобраться поближе кончилось тем, что нас заметили. Летом зубры, особенно при наличии в стаде телят, пугливы и осторожны, как и подобает диким животным. Они не бросились сразу же под спасительный полог леса, а отбежали на метров тридцать, оценили источник возможной опасности, потом еще раз отбежали и, наконец, незаметно и ловко скрылись в лесу.

Ну а мы остались на лугу полюбопытствовать – чем же здесь кормились зубры до нашего прихода? Зубр – травянисто-древесноядное животное, его потенциальной “потребительской корзинке” можно только позавидовать: более 330 видов травянистой растительности, 46 видов древесно-кустарниковой. В пищу идут трава, кора, листья, веточки деревьев и кустарников, кустарнички, желуди, мхи, лишайники, грибы. Общий список кормов зубра, учитывая и другие районы обитания в пределах территории бывшего Союза, будет посолиднее. Что, несомненно, свидетельствует о пищевой пластичности этого вида, о его адаптационных возможностях. Травой зубры питаются с мая по октябрь. С появлением первой сочной зелени начинается у них благодатная пора: листочки злаков и осок, которые они предпочитают в это время, нежны и сладки на вкус. Ветреница, сон-трава, гусиный лук, медуница − зубры охотно поедают эти первоцветы, хотя многие из них содержат ядовитые вещества.

В походной аптечке зубра травы от всех болезней – и от сердца, и от нервов, от зеленого змия: ландыш майский, купена лекарственная, валериана лекарственная, копытень европейский. Валериану зубр обожает, ее заросли бывают скусаны почти до основания. Купену также не пропустит мимо. Наиболее охотно поедается трава до цветения, в дальнейшем зубры скусывают вегетирующие побеги или отаву, при этом предпочитают растения открытых мест. Но ранней весной в отсутствие всякой зелени, куда деваются эти гастрономические пристрастия! В апреле, наблюдая за группировкой из четырех взрослых самцов, которые паслись недалеко от леса на лугу, с удивлением отмечала, как жадно и усердно захватывали они пучки прошлогодней высохшей травы. Как будто ничего вкуснее и не пробовали в своей жизни. А вот на остатки сена, которое им в этом же месяце выкладывали на подкормочном пункте, они не очень-то позарились. «Вот привереды», – удивлялась я. Но эти же привереды разметали как-то привезенную копешку сена, подобрав все до былинки. Сено сену рознь и зубры неплохо разбираются в его качестве.

Считается, что взрослый зубр в сутки съедает 40-60 кг зелени. Веточек и коры едят поменьше, но зато круглый год. Уже ранней весной в начале сокодвижения побеги и кора деревьев и кустарников становятся особо вкусными и зубры их охотно поедают. Весной и ранним летом взрослый зубр может съесть 10-12 кг, в холодные морозные дни меньше всего – 0,7-1,3 кг. Есть у зубра предпочитаемые древесные породы: ивы, ясень, граб, рябина, осина, бересклет. Иногда попадаешь в грабняки и смешанные лиственные, где почти каждое третье дерево обглодано зубрами. За 1 год взрослый зубр может съесть 2 т такого вот корма (ветки, кора). Как только он исхитряется срывать, срезать, соскабливать, перемалывать и траву, и кору, и ветки, и листья, и лишайники? Ведь верхние резцы у зубра, как впрочем, и у лося, косули, отсутствуют. Весь секрет в том, что ряд нижних резцов действует, как скребок при соскабливании древесных мхов и лишайников, как долото при подрезании и сдирании коры, и как нож при срезании травы.
DSC01054
DSC06924
DSC01527
DSC03351
Ну и язык во всем помогает, да к тому же резцы как бы шатаются, т.е. подвижны в альвеолах, что предохраняет переднее небо от ранений при таком способе добычи корма.

Пасутся зубры обычно утром и вечером, а середину дня проводят на лежке в лесу. Одну из таких лежек я посетила специально. На опушке леса − небольшой, редкий, продуваемый ветром соснячок с усыпанной иглами почвой. Значит комаров, мошки здесь будет меньше. На земле округлые углубления от лежавших здесь тел. А вот наткнуться на места, где в разгар гона сходятся быки-соперники – очень волнующе. Желательно не на быков, достаточно для впечатлений и следов их пребывания, они весьма красноречивы. В грабняке, где побывала в августе, судя по вздыбленной рыхлой земле, взрытой передними копытами, коре, рогами содранной со стволов, измятой вокруг зелени, и разворачивалась демонстрация силы, мощи, угрозы. Уважительно осматривая ямы и завалы, быстренько, оглядываясь, выбралась из леса.

Первобытные, богатые кормами леса, где ранее царствовали зубры, канули в вечность. И зимой, в самый неблагоприятный в кормовом отношении период, человек подкармливает их сеном, корнеплодами, зерном.
DSC00607
DSC05916
DSC00922
На казенном довольствии беловежский зубр с 1803 года. Эти животные прекрасно ориентируются во времени. Если выкладывать подкормку в определенные часы, они на удивление дружно и в положенное время являются за своим пайком.
DSC01360
Когда зубры, отъевшиеся за лето, упитанные, гладкие, с лоснящейся шерстью приходят в конце октября на подкормку, начинает казаться, что зубрам здесь очень хорошо, и они обрели свой дом, что у них есть будущее. Очень уж хочется, чтобы и наши зубры отвечали стандарту “востребовано». И не только для утверждения и украшения жизни на полесской земле, но и для дальнейшего расселения и разведения этого замечательного вида, во всех отношениях перспективного для разумного использования.
DSC00129
DSC05850
DSC01254
DSC08818- 7-8 мес.
Закончился мой маршрут в окрестностях Бабчина. Это выселенное село, жить здесь нельзя. Зверям этого не объяснишь. А они успешно пользуются отсутствием человека и это явно им на пользу. То, что они – объект хронической радиации, очевидно, бесследно не пройдет. Но пусть останется надежда, что природа будет управлять здесь и исправлять ошибки человека.

5 комментариев на «Татьяна Дерябина. БАБЧИН. ЕГО НЫНЕШНИЕ ОБИТАТЕЛИ И ГОСТИ. Часть 3.»

  1. voinovdima говорит:

    «…шквал первобытных чувств и эмоций от неожиданной встречи со взрослым зубром…» испытал!

    До этого случая видел пару раз зубров издалека — не впечатлили, но однажды есть сильно хотел и поехал в ресторанчик Беловежской Пущи на польской стороне — зубра решил съесть. Там асфальтированные дорожки по лесу шириной с машину.
    Стоит на этом асфальте зубр, старичок Билл ихний, и не думает уходить. Я остановился слишком близко — 10м. Слишком близко… Nissan Patrol машинка высокая, а он все равно выше в холке, а голову опустил будто бодаться собрался. И смотрит. Вот тут у меня этот самый первобытный шквал и начался — не зверь, а гора.
    Сигналить в пуще нельзя да и не хочется — а вдруг… Так и стояли минут 20. Хорошо его рассмотрел.
    И вот какая дурацкая мысль в голове крутилась — хорошо что я не в аудюхе, а то бы он просто через меня перешагнул или затоптал…

    В ресторанчике зубра есть не стал, ограничился свиной голенкой. Но на стене в зале висела голова зубра: рога у потолка, а борода у пола, смотрела на меня и аппетит испортила хотя я выбрал самый дальний от неё столик.

    Спасибо Татьяна за отличный материал.

  2. Юрий говорит:

    Интересные данные узнал о зубрах из Вашего материала. Там у вас просто райский природный уголок:)! Хоть разок бы побывать-понаблюдать! Если бы только не радиация:(. Но с другой стороны, и не было бы этого рая, не будь там радиоактивного излучения…
    Спасибо Вам, Татьяна.

  3. Юрий Емельянов говорит:

    Татьяна, а вот если заглянуть в далекое прошлое. Овцебыки и мамонты вроде обитали одновременно. А как соотносится с ними время широкого распространения зубров?

  4. Татьяна Дерябина говорит:

    Юра, расцвет рода Bison приходился на плейстоцен, именно тогда сформировались различные формы этого рода. Часть из них вымерла, а остальная часть претерпела различные экологические и морфологические изменения и добралась до исторического времени, до наших дней-европейский или беловежский зубр, карпатский (истреблен), кавказский (данный подвид истреблен, но потом путем скрещивания и отбора выведена современная форма кавказского горного зубра), прерийский бизон (сохранился в национальных парках Сев. Америки) и лесной бизон (населяет лесные массивы Северной Америки. В позднем плейстоцене (10 тыс. лет назад) в состав так называемой мамонтовой фауны, где числились помимо мамонта, также овцебык, шерстистый носорог, пещерный медведь, древние лошади и пр. входили и древние бизоны. Считается, что вопросы происхождения и развития этого рода изучены слабо и недостаточно обоснованны палеонтологическим материалом.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Спасибо за обстоятельный ответ

Добавить комментарий