Татьяна Дерябина. БАБЧИН. ЕГО НЫНЕШНИЕ ОБИТАТЕЛИ И ГОСТИ. Часть1.

Пожалуй, эти незатейливые монологи я пишу для бывших жителей Бабчина. Пусть им, покинувшим свой кров и дорогие сердцу уголки, они окажутся весточкой с их маленькой родины.

Обход «своих лесных владений» обычно начинаю с Бабчина.
DSC02375
У выселенного села, когда-то по-деревенски добротного и уютного, давно другие жители и гости. Теперь уже только они натаптывают тропки на бывших подворьях, заросших бурьяном и кустарником, хозяйничают в неухоженных садах, снимая щедрый до сих пор урожай.
DSC04320
В их распоряжении все помещения, подвалы, чердаки, сараи и сарайчики, груды старого хлама, покосившиеся поленницы дров. Любой дом выбирай на вкус, с пристройками, с верандами.
DSC08000
DSC00871
DSC07755
А какой небывалый был прошлый год на груши! Как медово вкусно пахли густо разбросанные под деревьями крупные плоды или же помельче, но уже сплошным золотистым слоем. Какой урожай пропадает, и яблок тоже, сожалела я, привыкшая мерить на одну мерку – только для человека.
DSC01976
А он не пропадет! Плоды будут съедены все до одного: и созревшие − сочные, ароматные и перезимовавшие − усохшие, почерневшие. Ими полакомятся пчелы и осы, вдоволь поклюют птицы, будут кормиться лиcицы, куницы, барсуки, косули, енотовидные собаки; и даже лось или олень надкусит прямо с ветки.
DSC01837
DSC02020
До поздней осени будут рыхлить в садах опавшую листву в поисках яблок и груш дикие кабаны. Ранней весной, когда чуть стает снег, они опять войдут в рацион этих животных. Если год удачный на сливы, то и сливы будут использованы точно так же. И во встреченных на дорогах экскрементах куниц, лисиц, барсуков, енотовидных собак будут щедро вкраплены кожура яблок, груш, косточки слив.
DSC03545
Густо усыпанные ягодами кусты ежевики посещают косули. Даже поздней осенью заходят пощипать они кончики ветвей с засохшими плодами. Да их и кустами не назовешь, это уже плетистые заросли, захватившие весь палисадник, двор и обочину дороги. Дома без присмотра в полном запустении: частично развалились, замшели стены, заросли подворья, рухнули заборы, девичий виноград и хмель настырно лезут в окна.
DSC07993
DSC07451
DSC01295
DSC07994
А вот флоксы по-прежнему цветут так пышно и неудержимо, так одуряюще-сладко пахнут, как будто бы их продолжают пестить заботливые руки хозяек.
DSC01506 (2)
В районе дома под номером 108 обитает ласка, наш самый мелкий хищник, мельче крысы. Зимой я вижу ее реже, она шныряет в снежных коридорах, охотится в самих жилищах мелких грызунов. Иногда мелькнет и на поверхности, еле успеваешь взглядом отметить. Уж очень она неприметна на снегу в своей зимней чисто белой шкурке. На центральной улице промышляет горностай, точная копия ласки, но крупнее.
DSC07284Похоже, эти зверьки всю мышиную братию в Бабчине держат в страхе. В любое время года их экскременты здесь сплошь состоят из шерсти, косточек, зубов мышей, полевок, бурозубок. И в нашем домике, где мы работаем в свой вахтовый период, нежданно поселилась ласка. Такой жилец нам не помеха, избавит от назойливых грызунов.
Старая местная школа в окружении многолетних тенистых лип удивительно гармонична.
DSC00466
Ярко-красный прочный кирпич, высокое строение, непривычная взгляду архитектура, будто из прошлых веков. Если бы я была графиней, я хотела бы жить именно в этом доме, похожем на старый замок с привидениями.

У развилки улицы, где поворот на бывший свинокомплекс, периодически встречаюсь с лисицей. Где-то рядом за сараями у нее нора. Поджарая, с тонким вытянутым туловищем, в коротком тусклом летнем меху никак не соответствует она образу лисы-красавицы. Это не Чернобыль виноват, это ее летний наряд. Зато зимой будет хороша. Жаль только, что в этом месте зимой ее наверняка не встречу. Лисица норы посещает лишь в период размножения, да в крайних случаях – скрываясь от опасности, во время сильных морозов, либо затяжных дождей. При встречах особым вниманием меня не балует, пробежав неторопливой рысцой по шоссе, сворачивает по уже натоптанной ею тропке в сторону. Беспокоить ее своим посещением норы не хочется, как-никак соседка, живет в Бабчине. А вот выводковую нору недалеко от дороги на Кожушковский канал навещала не один раз. Очень уж удобное и характерное для этого вида местечко выбрано для вывода потомства. На краю луга широкая впадина с песчаным обрывом, где так легко устроить подходящее жилище; в небольшом углублении − маленький водоем, заросший ивняком. Вот и за водой далеко ходить не надо. А вокруг − открытое пространство, заросшее злаками, осоками, разнотравьем, изредка – березнячки. В затененном кустом ивы месте вход в нору. Обнаружив ее в апреле, уже по всем приметам поняла – надо наведать попозже – увижу лисят. В июне, еще не приблизившись к норе, убедилась – пришла не зря. Везде разбросанные лисьи экскременты, и взрослых и лисят, утоптанная «детская площадка», тут же валяются лапка зайца, чьи-то косточки, иссиня-черные, изогнутые хвостовые перья самца тетерева (они в эту пору линяют и становятся легкой добычей хищников). В двух метрах от входа в нору сидел ослепительно яркий, маленький, головастый лисенок и увлеченно обгладывал крылышко тетерева. Предупреждающе фыркнула мать, высунув кончик носа из норы. Но и это не заставило лисенка юркнуть в убежище, он продолжал самозабвенно грызть хрящики, без всякого страха поглядывая изредка на меня. Чтобы не мешать его обеденной трапезе, пришлось исчезнуть мне. Напротив, на противоположном краю впадины другая лисья нора и тоже обитаемая. Здесь супруг устроился. Считается, что часть семейных забот лежит на нем. В мае-июле рыскающих по полям, лесам в поисках корма лисиц можно встретить в заповеднике в любое время суток. Такая вот обремененная семейными заботами лиса-мамаша, спешившая домой с добычей во рту, наткнувшись на меня в лесу, тотчас бросила ее и убежала прочь. Пять жирных больших полевок, придушенные, горкой лежали на земле. В тот день я чувствовала себя виноватой, что она не донесла их.

Сворачиваю на заросшие сады, опутанные девичьим виноградом. Сплошной заслон из мощной поросли слив, почти непроходимо. Но я ступаю на выбитую тропу со свежими следами кабанов, и путь намного облегчен, увертывайся лишь от сучьев. Такие тропы почти на каждом дворе, особенно где плодоносят сливы, груши, яблоки. Тонкие побеги яблонек, как бритвой, срезаны наискосок, довольно высоко. Только заяц так может подрезать своими острыми резцами, но кто ж его подсаживал так высоко? Конечно же, снежные сугробы. Они давно растаяли, а мне есть повод удивиться.

Это не песчаный обрыв у речки, как может показаться с первого взгляда. Это большущая куча опилок, оставшаяся от ранее действующей в Бабчине лесопилки.
DSC00465
И сколько интересной живности можно здесь найти! Ласточки береговушки устроили там свои гнезда. Жуков носорогов можно было насобирать полведра прямо на поверхности опилок. Все они были уже неживые, ведь эти крупные жуки, как и жук-олень, живут всего лишь один год. Древесные опилки привлекли их как самый подходящий субстрат для развития личинок. Личинки очень крупные, до восьми сантиметров. Развиваются 4 года, а на пятый появляются жуки. В опилках обнаружили и новый для энтомофауны Беларуси вид – осу сколию-гигант. Прошло несколько лет, часть опилок вывезли, ласточкины гнезда разорили хищники, жуки куда-то пропали. Может быть, это и есть естественный ход природных процессов?

Продолжение следует.

17 комментариев на «Татьяна Дерябина. БАБЧИН. ЕГО НЫНЕШНИЕ ОБИТАТЕЛИ И ГОСТИ. Часть1.»

  1. voinovdima говорит:

    Татьяна, Вы написали про школу «будто из прошлых веков». Наверняка это здание строилось не при советах. Интересно для чего оно предназначалось первоначально и когда было построено.

    • Смольский Владимир говорит:

      По воспоминаниям моей бабушки, которая родилась в 1929 г. в д. Бабчин Хойникского района и проживала с семьёй до самого отселения до сентября 1986. Она рассказывала, что местный священник Михаил Дроздовский, который служил в д. Бабчин в Крестовоздвиженской церкви с 1878 г. в 1906 г. построил это здание школы. Её ещё называли «Поповская школа». Этому есть ещё очевидное подтверждение, если внимательно присмотреться на лицевую сторону школу, то под крышей мы увидим выложенный их кирпича небольшой четырёхконечный крест. В ней училась до войны моя бабушка. Церковь находилась на том месте где в д. Бабчин был расположен клуб. Церковь закрыли в 1930-е гг. и переделали её под склад. Бабушкин отец работал в ней кладовщиком.

      • voinovdima говорит:

        Спасибо, Владимир, за интересную информацию.

      • sergiusz говорит:

        Ці не занадта шыкоўна будаваць у сяле бясспрэчна стыльную мураваную школу? Дзе яшчэ ў нашым рэгіёне падобнае можна сустрэць? І адкуль у вясковага святара грошы на гэткую дабрачыннасць? Хутчэй мы бачым нейкі фальваркавы будынак, прыстасаваны пры савецкай уладзе пад школу.

        • sergiusz говорит:

          У працяг сказанага. Крыж пад страхой не можа пацвярджаць тое, што збудаваў школу святар. Гэта – вельмі ўдалы элемент дэкору. А вось «папоўскай» школу звалі менавіта з-за крыжа, што цалкам адпавядала бальшавіцкай ідэалогіі. Дарэчы, пра святара Міхаіла Драздоўскага бабуля маладога чалавека не магла ведаць. Сам ён, студэнт-гісторык, узяў інфармацыю з «Описания церквей и приходов Минской епархии» 1879 года выдання.

          • sergiusz говорит:

            У працяг сказанага 2. Фальварак у Бабчыне быў часткай маёнтку панства Алены (з Аскеркаў) і Станіслава Ваньковічаў. Натуральна, што ў цэнтральнай сядзібе ў Рудакове мы бачым жылыя і гаспадарчыя пабудовы з чырвонай цэглы і падобнай архітэктуры. Скажам, рэшткі неабарочнага «палацу», узведзенага паводле праэкту Тадэуша Раствароўскага ў 1905 – 1906 гг., г. зн. у той самы час, што і будучая школа ў Бабчыне. Менавіта Ваньковічы мелі патрэбу ў бабчынскім фальваркавым будынку і адно ім ён быў «па кішэні».

          • Владимир Смольский говорит:

            Открою вам ещё одну тайну, если так можно сказать. Да, моя бабушка родилась в 1929 г., как она говорит, её в этой церкви крестили, когда была маленькая ходила вместе с отцом на праздники. Она помнит как выглядела сама церковь, была она кирпичная, большая, а рядом стояла маленькая деревянная. Стояла церковь на том месте, где сейчас стоит клуб. Возле церкви были ещё похоронены 2 дочки священника, как бабушка говорит «2 поповские дачки». и всегда мне говорила, что был у них батюшка Дроздовский! Ещё как ехать из Бабчина на Воротец, с одной стороны по второй стороне дороги росли вербы, их посадил батюшка, и все говорили, что это поповская дорога, дорога по которой батюшка ездил.

            Еще бабушка рассказывала, что ещё её прадед, был старостой в Бабчинской церкви. Могу привести этому подтверждение. Отец моей бабушки Кирченко иван (иоанн) Степанович, 1894 г.р. будучи еще мальчишкой по просьбе своего деда (который был старойтой церкви) отвозил на телеге батюшку Дроздовского в соседнюю деревню Мокиш. и он его знал и бабушка моя знали.

  2. Александр Гладкий говорит:

    Всегда интересовало, что происходит в отселенных деревнях. Несколько лет назад, чтобы самому взглянуть на это, выбрался в Верхние и Нижние Жары в 30 км от Чернобыля, но оказалось, что там живут люди. Очень интересно было почитать, что творится в реально отселенных деревнях. Жду продолжения.

    • voinovdima говорит:

      На 30-летие Чернобыльской аварии выйдет «убойный» материал Татьяны об этом. Написан спокойно, но до слез прошибает 🙁

  3. Юрий Емельянов говорит:

    А я «купился» на опилки. И впрямь как песчаный обрыв.
    А вот таких домиков, поглощенных лесом, все больше становится в стране. Не из-за Чернобыля: малые деревушки и хутора, особенно в глуши, постепенно исчезают; остаются лишь их призраки среди зарослей…

    • voinovdima говорит:

      Не согласен. Домики эти безжалостно уничтожают по «божественному» приказу, чтобы не портили вид потемкинской Тавриды.
      Здесь их стало совсем мало. Сейчас знаю 2 дома и один сарай, а было десятки.

      • Юрий Емельянов говорит:

        Домики, о которых я говорю, находятся в такой глуши, что о них никто и не знает. Но они есть. Есть целая брошенная деревушка в лесу. Вообще я не об этом (не о количестве домов), а об исчезновении деревушек как таковых.

  4. Татьяна Дерябина говорит:

    Смольскому Владимиру: Володя, спасибо большое за такую информацию. Меня всегда интересовала история этого здания и Вы так подробно все изложили.

  5. sergiusz говорит:

    Што ў тым двухпавярховым будынку магло размяшчацца? Наўрад ці гэта можна высветліць дакладна. Але Раман Афтаназы сведчыць, што акрамя жылых і гаспадарчых будынкаў, відавочна, нейкіх канторскіх памяшканяў, цагельні, малочнага завода з паравой устаноўкай, бровара, тартака (лесапільні), Ваньковічы ўтрымлівалі шпіталь, школкі і дзіцячыя прытулкі. Служба і канторшчыкі мелі свае народныя чытальні, а таксама клубы. Са спартыўных збудаванняў Атоні Кеневіч назваў тэнісны корт. Калі не фальваркавая кантора, дык шпіталь з дзіцячым прытулкам – версія надта прывабная. Тады і крыж выступае не адно элементам дэкору.

    • sergiusz говорит:

      У кожным выпадку, каб не здымак пані Т. Дзярабінай, дык ці пабачылі б мы зноў (маю на ўвазе жыхароў Хойнік) гэты помнік, ці ў чарговы раз пра яго нешта б казалі..?

  6. Татьяна Дерябина говорит:

    В ранее издававшемся журнале «Дикая природа» №4/5 за 2010 г. случайно обратила внимание на фото дворца Лашкевичей в Стайках. Ну прямо как старая школа в Бабчине. Это может свидетельствовать в пользу фальварка Ваньковичей в Бабчине. Как все-таки интересна наша история!Я постараюсь сделать фото из журнала и поместить на Тропе в наших комментариях (фотоаппарат забыла на даче).
    Спасибо Владимиру Смольскому и Sergiusz за подробности, мне это интересно. Ведь я 14 лет каждый месяц по две недели проживала в Бабчине. Известный бабчинский поэт Н.Метлицкий как-то даже назвал меня землячкой.

    • Владимир Смольский говорит:

      Мне очень интересна история роднай мне деревни Бабчин, т.к. эта Родина моей бабущку, дедушки, мамы и многих родственников! Слава Богу, что моя бабушка и дед живы и многое рассказывают! Но мне не хватает пока что времени, что бы основательно заняться изучением истории деревни!
      Поэтому пока что, всё что знаю, это только по воспоминаниям — «Устная история».

Добавить комментарий