Татьяна Дерябина. Наедине с барсуками. Часть 7. ЛОЖКА ДЕГТЯ.

Ох уж эти, барсуки! Пожалуй, этот вид, как никакой другой, способен напрочь сбить всякий налет самоуверенности у любого − и начинающего, и продолжающего изучать его биологию. Жаль, что я не занимаюсь им серьезно. Но уже давно поняла, что просто так – догадками, случайными посещениями, знанием научной литературы или страничками из Википедии – не обойтись. Поэтому своих барсуков стараюсь посещать чаще, в том числе и зимой.
DSC03964
А потом хвалю сама себя за эти зимние наблюдения. Потому что в эту пору такой активной деятельности от них никак не ожидала. Впрочем, чему тут удивляться? В южных частях своего ареала барсуки и вовсе не залегают в сон. А на территории нашего заповедника, где так обычны зимние оттепели и временами – теплые зимы, они так и норовят выйти из норы, прогуляться, покопаться в чуть оттаявшей почве, подстилке, подремать на свежем воздухе, натаскать сухой травы для утепления жилища.
DSC02213
DSC00904
DSC07231
Свою любимую точку наблюдений (колодцы бывшего очистного сооружения, которые соединяются между собой подземными трубами, а также имеют выход наружу через трубу) посещала специально в холодный сезон года (2007- 2014). Это позволило более детально выявить факты зимней активности барсука.
Как известно, зима 2007/2008 была аномально теплой. В декабре, в январе, в феврале я отмечала их свежие экскременты на дне колодцев, а по утрам – спящих барсуков, зарывшихся в сено. Но вот вам холодная зима 2009/2010. Ноябрь, декабрь – и опять барсуки выходят из труб в колодец подремать на свежем воздухе.
DSC04168
При оттепелях, а особенно в начале марта, следы взрослых особей я встречала в лесу, в выселенных деревнях даже при наличии глубокого снега, и на значительном расстоянии от норы – около 1 км.
DSC00903
DSC08742
DSC08663
DSC07245
Значит, спят они зимой вообще очень чутко и сон у них кратковременный, часто прерываемый. А все потому, что у барсука, как и медведя, и енотовидной собаки зимой не спячка, а всего лишь зимний сон. И существенного снижения интенсивности обмена веществ и падения температуры тела нет. Поэтому так легко и прерывается сон с наступлением оттепели или у потревоженных зверей.
Весьма смущало меня частое присутствие на дне колодцев свежих экскрементов в теплые зимние дни. Ведь это может свидетельствовать об имеющихся запасах кормов в их жилищах. Никак не верится, что покопки барсука в земле, хоть и оттаявшей сверху, в состоянии обеспечить его кормом в количестве, достаточном для получения конечного продукта пищеварительного процесса. Может быть, действительно, как считают некоторые специалисты, делают в отнорках запасы корма на зиму?
Посещения других основных нор подтвердили выявленный спектр активности барсуков при потеплениях. Так, 19 января 2012 г. при плюсовой температуре в 5º С отмечены свежие следы барсука у входа в нору (вышел, потоптался у входа и вернулся) ; 5 января 2014 г. при +4º С в двух поселениях барсуки таскали сухую траву в норы; 6 февраля 2011 г. при +6º С барсуки выходили из нор, устроенных в торфянистом валу.
Не зря Полесье из-за сильной заболоченности лесных угодий и весенних разливов уже давно считалось мало пригодной территорией для обитания барсука.
DSC06254
DSC04961
DSC01249
DSC01246
И это суждение очень наглядно подтвердила весна 2013 года. За барсуков пришлось поволноваться. Мое любимое место наблюдений – колодцы – были подтоплены водой.
Пожалуй, утром 13 апреля я попала в самый пик потопа. В одном из колодцев на возвышающихся кучках мокрой прошлогодней травы собрался весь семейный клан барсуков, обитающих в системе подземных труб. Колодцев 16 и поэтому предполагается, что здесь живет много барсуков. На самом деле, как я и считала – один семейный клан, что и выявилось сейчас. Самка с 3-мя детенышами прошлого года рождения и 2 особи из предыдущего выводка. Всю драматичность ситуации я прочувствовала, глядя на них сверху. На дне колодца два выхода в трубы. Через один выход, пройдя в трубу, они могут попасть наружу, через второй – в другой колодец тоже через трубу, но другой колодец и труба затоплены. Почему же они сбились здесь в кучу и не могут пройти через трубу, которая ведет наружу? Да потому что натасканная ими с осени в большом количестве сухая трава, предназначенная для затыкания на зиму трубы, ведущей наружу, сыграла в этой ситуации роковую роль. Трава разбухла от воды и заняла все внутреннее пространство трубы. Если бы не это, то барсуки явно смогли бы преодолеть несколько метров водной толщи в трубе, чтобы выбраться наружу. Взрослые особи то ныряли в трубу и тут же возвращались обратно, то энергично оттаскивали из нее траву, пятясь при этом задом. Намокший молодняк постоянно сбивался в кучку. Я принялась за расчистку наружного входа трубы, а барсуки занимались этим в колодце с противоположного конца трубы. Наткнувшись на изгиб, спасательную акцию пришлось закончить. Ушла, надеясь, что в мое отсутствие сами доведут дело до конца. На следующий день рано утром барсуков в колодце не было. Выбрались!
Навряд ли придут зимовать сюда – предполагала я. Через 5 месяцев признаки присутствия барсучка были налицо. Вот так, нашим барсукам – все нипочем!
Уместно упомянуть о глубокой привязанности барсука к своему жилищу. Это даже можно считать отличительной экологической особенностью этого вида. Известны случаи, когда возраст так называемых «барсучьих городков» достигал сотни лет. Длительное существование нор – понятие условное, т.к. длительно (десятки-сотни лет) существует не конкретная система ходов, а место, где осуществляется роющая деятельность животных. За время своего существования норы многократно перестраиваются, происходит как бы «блуждание» норы – плавное перемещение за счет забрасывания старых и строительства новых подземных ходов и камер. Все это хорошо прослеживается лишь на больших поселениях. А их у нас, к сожалению, считанные единицы.
Пять выводковых нор были под моим наблюдением на протяжении 9 лет, четыре норы – 8 лет. Многолетнее использование этих нор основывалось на периодической заселяемости их барсуками. Во всех случаях, будь то раскопка норы волками, или браконьерами, или же гибель взрослой самки, спустя некоторое время барсуки вновь осваивали это поселение. Перерывы в заселенности весьма разные, не поддающиеся обобщению, ведь у каждого поселения была своя «история». 20 сентября 2010 г. на одном из барсучьих поселений волками был раскопан центральный вход с целью добычи обитателей жилища. Барсуки оставили норы и только через 8 месяцев появились там. Правда, я только предполагаю, что это были прежние обитатели. Но если происходит основательная раскопка норы, то для повторного заселения и функционирования норы как выводковой, требуется более длительное время. В подобном случае заселение произошло через 3,5 года и лишь спустя еще 3 года нора стала выводковой.
Обычно в конце мая посещаю все известные мне выводковые норы на Хойникском участке заповедника. Если на машине, то успеваю это сделать за 4 дня. В это время детеныши выходят уже наружу и оставляют свои маленькие отпечатки лапок на выбросах земли у входа в нору. Я должна подсчитать – сколько же среди выводковых нор встречается нор с детенышами. Если это делать ежегодно, то получается интересная картина. Среднегодовая заселенность нор выводками (2008-2012) – 38,6 % (33,3-44,4). Я удивлялась такой низкой цифре, но, оказалось, что она в рамках диапазона величин, характерных для популяций барсука из европейских стран и при этом с разной плотностью. В Швейцарии – 32 %, в Англии – 30–35 %, в Шотландии – 38 %, в Ирландии – 35 %, в северо-восточной Польше – 40 %. Очевидно, такая величина этого показателя воспроизводства характерна для этого вида и не зависит от плотности популяций.
Если в мае не удается посетить какую-то подконтрольную выводковую нору, а летом она оказывается пустой (самка увела барсучат из выводковой норы и это часто бывает), то только осенью я и смогу убедиться в наличии выводка у этой мамаши. Нора за время отсутствия барсуков у входа очень быстро зарастает травой. А как же иначе, ведь на выбросах – вспаханная земля. Создается впечатление нежилой норы. Вот как здесь:
DSC03362
Но вот осенью, а то и в августе, семейство возвращается и тогда недалеко от нор следы барсучат обязательно «засветятся», особенно если вблизи песчаные холмы, на которых просто удовольствие читать по их следам: как делали покопки, гонялись друг за другом, смирно следовали за мамашей.
DSC03727
DSC00355
Если основные норы я посещаю довольно часто, то временные – уже изредка. Но даже эти редкие посещения не напрасны, всегда они что-нибудь да добавят в общую копилку моих наблюдений за барсуками. Хотя бы вот эти «картинки». Енотовидные собаки весьма охотно выводят потомство во временных норах барсука. Посетив их в июне, можно встретить симпатичные мордашки детенышей.
DSC03195 - копия
В это же время в грабовой дубраве я наткнулась на временные норы барсука, раскопанные волком для устройства запасных логовищ.
DSC01365
DSC01373
Это было удивительно красивое место среди раскидистых экземпляров краснокнижника – шалфея лугового.
DSC01370
В одиноко стоящем на отшибе домике, где иногда временно проживал под печкой барсучок, потревожила обыкновенную неясыть. Она удобно устроилась на этажерке, но мой приход спугнул ее на подоконник.
DSC03338 обыкновенная неясыть
Шагая сверху вдоль обрыва у р. Припять, то и дело спотыкаюсь о какие-то ямки, выкопанные в определенном порядке. Откуда они здесь? На отброшенной земле еле различимый след барсука. Что же он там искал? И только когда догадалась посмотреть на берег со стороны обрыва, разобралась в чем тут дело.
DSC02137
Барсук, не имея возможности проникнуть в гнезда ласточек-береговушек со стороны входа, попадает туда сверху с поверхности земли. Прекрасное обоняние позволяет ему копать наверняка, безошибочно.
В сентябре навещаю барсучье поселение в лесном массиве, перемежающемся полянами, песчаными буграми. Много волчьих экскрементов, в том числе и молодняка. Значит, где-то рядом было логово, и семья держится пока вблизи него. На песчаных буграх свежие лежки волков.
DSC03400
Насчитала 17. Конечно, это не значит, что и волков столько же. Следовательно, иду в правильном направлении. А вот и логово – под корнями вывороченных стволов сосен, неглубокое.
DSC03405
Рядом небольшое понижение и яма с водой, почти пересохшая. Обследую окрестности. На поляне, заросшей злаками, очевидно, происходило обучение молодых. Валяется обглоданный труп лисицы, в 20 метрах от него – скелет и шерсть молодого зайца, чуть поодаль белеет чья-то черепушка и шерсть.
DSC03411
DSC03408
DSC02809
Подхожу ближе. Вот и барсук пал жертвой волка.
Как-то заглянув в один из колодцев, обнаружила свежие экскременты барсука – целых три ямки.
DSC03555
Даже сверху явственно просматривались косточки каких-то плодов.
DSC03548
Долго «ломать» голову не пришлось. Недалеко краснел куст боярышника крупноплодного, попал он сюда явно давно, вместе с вывезенным мусором. (1994).
Уже в октябре ни одной ягодки нельзя было найти, все подобрали барсуки, а у основания куста утрамбовали лежку.
DSC03611
В этом году осенний объезд нор радовал картинками бурной деятельности барсуков по утеплению жилищ.
DSC03823
DSC03833
Но ложка дегтя в это время всегда найдется, осень – время заготовки барсучьего жира, даже у вида-краснокнижника.
Нет нашим барсукам покоя от человека и на чернобыльских землях со статусом режима строгой охраны. У этого поселения неординарная история. Лет 12-13 назад его основательно раскопали, похоже, что и дымовые шашки в ход пошли. Но барсуки не вышли, предпочли задохнуться. Потом черепа целого семейства (самой взрослой особи было 7 лет) были извлечены при расчистке нор новыми жильцами. Но поскольку раскопки были весьма внушительны, то и жильцы появились нескоро – через 5 лет. Сначала забегали одиночки, уходили, потом опять кто-то поселялся, но ненадолго. 4 года назад появились детеныши, и в последующие годы это опять было процветающее поселение. В эту осень, объезжая выводковые норы, я сняла здесь 3 капкана.
DSC03840
DSC03845
DSC03844
Не самодельные и не наспех скрученные петли из проволоки, а мощные современные капканы. Видать, дело поставлено серьезно.
А вот тут еще весной подняли половицу, завалили вход в подвал.
DSC03801
Уж не знаю, достали ли барсука. Зачем, спрашивается, им барсук весной. Что это, праздное любопытство, для удовлетворения которого бездумно и ненаказуемо можно разрыть нору, сбросить гнездо? Или это неуемная страсть взять на мушку, либо просто палкой прибить любое бегающее, прыгающее в лесу живое существо? Жилище пустовало и летом. Но в ноябре – утоптанная, характерная для барсука, торная тропа, погребы листьев. И как-то теплее становится на душе, что жизнь здесь вопреки всему продолжается.
DSC03796
Снова хозяйственный барсучок будет ловко сновать среди зарослей малинника и слив, точить когти на углу хаты, таскать в нору траву и листья, потешно пятясь задом. Во двор будут врываться гуртом кабаны, ворошить подстилку в саду, забегать енотовидка, оставлять следы рысь у колодца.
DSC07223
И только вот «такого» человека не хочется здесь видеть…. .

Татьяна Дерябина. 2014 г.

Всё. Серия фотоисторий «Наедине с барсуками» закончена. Огромное спасибо Татьяне за такую массу информации об этих осторожных и малоизвестных простому любителю этологии зверьках.
Два барсука ВЕБ

3 комментария на «Татьяна Дерябина. Наедине с барсуками. Часть 7. ЛОЖКА ДЕГТЯ.»

  1. voinovdima говорит:

    Бывают медведи-шатуны. Но и барсуки-шатуны тоже бывают. Бегал не далеко от моего дома такой. И не одну зиму. Не раз высвечивал его фонарем при глубоком рыхлом снеге и минусах ниже -5. И след часто встречал; по глубокому мягкому снегу след ни с чем не спутаешь — траншейка. И чего его носило зимой то?

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Жаль, что закончена серия про барсуков. Но несомненно, что Татьяна обнаружит и другие интересные объекты и также увлекательно про них напишет.

  3. voinovdima говорит:

    А вот моя ложка. Сейчас вам настроение испорчу: https://www.facebook.com/hunter.hunting.969/videos/183004695413664/
    Я не понимаю зачем на тренировочной норе натаскивают не норную собаку да еще и на краснокнижного барсука!

    P.S. Ага, ссылку уже убрал герой. Наверное инспекция заинтересовалась или друзья забанили в 0.

Добавить комментарий