Татьяна Дерябина. НОВЫЕ ОБИТАТЕЛИ ЗАПОВЕДНИКА.

Ни особого разрешения Минприроды, ни согласия общественности им не потребовалось. Два с половиной года назад они самовольно, не колеблясь, пересекли украинско-белорусскую границу, ступили на землю Полесского государственного радиационно-экологического заповедника и неожиданно для себя и всех остальных остались, похоже, навсегда.

Появилось потомство, а этой весной опять будет пополнение. Для животного мира Беларуси эти пришельцы из Украины – лошади Пржевальского – новый вид. В Зону отчуждения Украины они попали по воле человека: в 1998-1999 годах из заповедника «Аскания-Нова» завезли 31 лошадь Пржевальского для создания вольноживущей популяции диких лошадей. А вскоре им приглянулись условия нашего заповедника.

Конечно, лучше бы это был тарпан лесной, аборигенный вид нашей фауны, населявший ранее леса Беларуси и исчезнувший к концу 18 века. Ведь лошадь Пржевальского – эндемик фауны Центральной Азии, вид, сформировавшийся на степных просторах и отнюдь не экологический аналог лесного тарпана. Но эти обитатели степей и полупустынь сами выбрали нашу землю, и с этим придется считаться. Интересно, что впервые в заповеднике их увидели в районе бывшего села Тешков. Именно там находятся ценные в кормовом отношении и редкие для Беларуси остепненные растительные сообщества.

Мы стоим в 20 метрах от сказочно красивых животных, спокойно пасущихся на заднем дворе за домами выселенной деревни.

Поначалу прячемся за кустами, боясь их вспугнуть. Опасения напрасны. При очередном нашем приближении лишь немного отходят в сторону и опять продолжают кормиться. При такой толщине снега (местами до 50 см) и ледяной корке это совсем не просто.

Мы присутствуем при так называемой «тебеневке» (добывание корма из-под снега), характерной в зимний период для представителей семейства лошадиные (кулан, зебры). Быстрые и энергичные взмахи (гребки) передней конечности и в снегу образуется лунка.

Как только в лунке обнажится сухая трава, животное опускает голову и в дальнейшем отгребает снег по мере надобности. Жеребята также тебенюют, но все-таки предпочитают кормиться из готовых лунок.

Тебеневка почти не прекращалась, лишь изредка поднимали они голову, давая нам возможность снять их во весь рост. Судя по свежеобкусанным побегам молодой поросли слив и яблонь, а также веточек яблонь-дичек, помимо травянистой ветоши, они употребляют и древесно-веточный корм.

Наспех сделав первые снимки, мы готовы скакать от восторга. Какая удача! Попробуйте разыскать среди снежных просторов Наровлянского участка заповедника (63,6 тыс. га) этот небольшой табунок из 5 особей. Нам удалось с третьей попытки. Цепочка сработала без сбоев: звонок егеря о появившихся лошадях, «добро» директора заповедника на транспорт, вовремя расчищенные дороги на Наровлянской стороне. И вот наш уазик, вихляя по снежной колее, въезжает в выселенное село Углы, где уже неделю держатся дикие лошади.

Подобные выезды были и ранее, но безрезультатно. Сегодня повезло. Вот они, прямо перед нами, лошади Пржевальского и можно без всякой оптики охватить их взглядом всех в целом и по одному. Это вам не невзрачный конек-горбунок. Плотное сложение, как у типичной лошади, а вот окраска своеобразна − песочно-рыжее пятно с черными и светлыми мазками. Вместо пышной гривы и челки на лбу (как у домашней лошади) топорщится короткая черная щетка волос.

спине – темный ремень. Низ тела и конец морды – светлые, хвост, грива и чулки на ногах – буро-черные. На нижней части конечностей просматриваются зеброидные полосы.

Все особи упитанны. Ни ребрышка, ни косточки взглядом не нащупать, лоснящаяся шерсть.

И это в феврале, самом голодном для всех животных месяце зимы? Заснять в беге степных резвых скакунов так и не удалось. То ли процесс добывания пищи был в это время важнее всего, то ли нас они как угрозу не ставили ни в грош. Да и мы не особо старались их потревожить.

Судя по выбитым тропам, обкусанным кустарникам, утоптанным стоянкам, кучам навоза обосновались они здесь с комфортом. Для меня это еще один довод в пользу значимости комплекса выселенных деревень на загрязненных радионуклидами землях в сохранении биоразнообразия этой территории. Выселенные деревни – это кормовые участки, места вывода потомства, защитные убежища для многих видов «краснокнижников» заповедника – рыси, барсука, медведя, филина, а теперь еще и лошади Пржевальского.

Интересно, как сложатся у лошадей отношения с волком? Судя по сообщениям наших коллег из Украины, лошади Пржевальского успешно противостоят этим хищникам. Волки не нападают даже на больных и ослабленных животных. Но может это всего лишь по причине, что лошади – новый вид жертвы, к которому волки еще не привыкли?

Ну а пока хищники еще не разобрались, жеребцы сами нападают на волков и весьма жестко расправляются с ними. По описанию украинских зоологов, леденящая душу картина получается: «зимой в зоне ЧАЭС табун из 6 жеребцов холостяков окружил двоих волков. Одному удалось вырваться и убежать, другого старшие жеребцы (6,5-7,5 лет) хватали зубами, подбрасывали в воздух и потом топтали передними копытами, пока от волка не остались лишь разрозненные фрагменты». Неужели и волков ожидает такая жуткая расправа?

Отмечаемый период успешного роста численности лошадей на территории украинской Зоны отчуждения длился недолго. В 2004 году было зарегистрировано 65 особей, но уже в 2007 – 30-40 особей. Основная причина такого скачка – браконьерство и на территории зоны и за ее пределами, куда лошади время от времени мигрируют.

Хочется надеяться, что судьба новоселов на территории нашего заповедника будет иной. Впрочем, одной надежды недостаточно. Как встретили первых пришельцев в Грушевке (населенный пункт на территории Беларуси вблизи границ нашего заповедника) стыдно и упоминать – элементарно разделали на мясо, одни шкуры остались. А ведь лошадь Пржевальского, как и зубр, занесена в Красную книгу Международного союза охраны природы, проблемам ее сохранения в природе посвящено 6 Международных симпозиумов.

Наровлянский участок заповедника – единственное место в Беларуси, где пока еще в виде маленького табунка обитает лошадь Пржевальского. Это повышает природоохранный статус нашего заповедника. А его работникам дарит редкую возможность увидеть представителей единственного оставшегося на планете вида диких лошадей, полюбоваться их статью, красотой, подивиться стремительности бега, ощутить, наконец, гордость за наш заповедник.

P.S. Увидеть в стремительном беге лошадь Пржевальского (я бы назвала это полетом) мне все-таки удалось. Но это было уже в мае месяце и на территории Хойникского участка заповедника.
2009 г.

3 комментария на «Татьяна Дерябина. НОВЫЕ ОБИТАТЕЛИ ЗАПОВЕДНИКА.»

  1. Александр Гладкий говорит:

    Татьяна, а как сейчас они там живут и сколько их?

  2. Андрей говорит:

    Спасибо за информацию. Положительная инвазия, я так думаю.

  3. Татьяна Дерябина говорит:

    В 2013 г. — визуально было зарегистрировано 19 особей. НО это визуально, может быть их было больше. Поскольку косячные жеребцы изгоняют подросших самцов обычно в возрасте 2,5-3 года , а посчитать их трудно. Наши лошади могут уходить на украинскую зону отчуждения, в свою очередь, «украинцы» могут перебегать к нам. Валерий Домбровский установил фотоловушки и попытается определить численность хотя бы в табунках. В заповеднике нет специалистов-териологов, которые бы отслеживали ситуацию с дикими животными. Похоже, что нет желающих работать в ПГРЭЗ. Про лошадей у меня еще 3 серии ))).

Добавить комментарий