Татьяна Дерябина. ПАМЯТИ БИЛЛА.

Еще никогда он не чувствовал себя таким одиноким, усталым и беспомощным. Скорее закрыть глаза и перенестись назад, в те времена, где он бесспорный авторитет и уступают ему все и всё: тропу, место у кормушки, песчаную купалку, лучшую самку. Никто и ничто не было для него преградой. По его меркам это было очень давно. В памяти мелькает самое значимое, приятное, а вот как очутился в этих местах, вспоминать не хотелось. До сих пор все непонятно, загадочно и унизительно. Заманили в тесный ящик, закрыли, долго трясли. Наконец, засов отброшен, и струя лесного воздуха ударила в ноздри. Затрепетала каждая жилка. Интуитивно понял – это новая жизнь и он будет в ней Хозяин. Необычное предчувствие не обмануло. Действительно, ему никогда здесь не было равных. Я увидела его впервые зимой, стоящим под дубом, и этот одинаковый каштановый цвет зимней листвы дуба и шерсти зубра поразил. Как они подходили и дополняли друг друга, этих два исполина из разных царств природы! Какая это была гармония и совершенство! Необычно светлая челка подчеркивала исключительность этого самца, притягивала внимание. Но его поведение поражало больше. Величавое спокойствие, ни одного суетного движения. В полном восхищении, не сводя настороженного взгляда, подбираюсь ближе. Зубр не шелохнулся, но грозно мутнеют его глаза. Кажется, нарушила дистанцию. Лобастая голова опускается все ниже. Ухожу, ухожу, все поняла, повторять не надо. До самой старости Билл сохранит это величие, достоинство, суровую свою красоту.
DSC01351
Всякий раз, заставая Билла на зубропитомнике, я задерживалась там. В его присутствии животные вели себя по-особому − спокойнее, собраннее. Единственное, что меня тревожило, это полное подчинение ему трех самцов, завезенных вместе с ним. Действительно, в дальнейшем это стало минусом для развития популяции. Поначалу так и должно было быть, ведь по возрасту он их старше. Уступали они ему во всем, и в период гона тоже. Но и впоследствии, даже находясь на пике физической зрелости, следовали привычке подчинения и в воспроизводстве, к сожалению, участия не принимали. Такое поведение встречается у многих видов копытных. Есть и специальная формулировка для этого явления: «психологическая кастрация субдоминантов и добровольный отказ их от размножения». Эта форма взаимоотношений между самцами, сложившаяся в самом начале становления популяции, сохранялась первые 6-7 лет, пока не подросли самцы, родившиеся уже в заповеднике – сыновья Билла, сумевшие оспорить его монопольное право на роль производителя.
DSC00598
DSC04643-01
Под ногами сплошное месиво из набухшего водой снега, а ведь пару дней назад это был твердый снежный наст. Спешу на зубропитомник, может зубры задержались и не разбрелись по случаю такой погоды. Морозы отступили и им надо успеть поглодать коры деревьев. Ведь на морозе не покормишься – резцы скользят по коре как по стеклу. Недалеко от зубропитомника редкий для Беларуси тип черноольшаников с вкраплениями граба, ясеня, дуба. Зимой это отменный кормовой биотоп зубра. Вдоволь можно полакомиться корой самого предпочитаемого ими дерева – ясеня, поскубать травянистую ветошь, осоку.
DSC01547
Из-за притока грунтовых вод и летом и осенью там сочная и пышная трава, потом она в виде обильной ветоши уходит под снег. А зимой по этой же причине снега в ольшаниках всегда меньше. Ловко покрутив головой, зубры своим широким округлым носом проделывают лунки в снегу, чтобы выщипнуть оттуда эту ветошь.
DSC05894
Или гребнув передней конечностью по снегу, обнажают верхушки зеленой осоки. Зимой это очень вкусно!
На подкормочной площадке выкладывают корм для зубров − крупномолотую муку. Они выходят из леса, торопясь занять место у кормушек.
DSC00668
Вслед за ними появляется кабан.
DSC08780
Он здесь не впервые и порядки знает. И зубры знают этого нахлебника-пройдоху. Я с удовольствием наблюдаю за разыгрывающимся спектаклем. Кабан пристроился позади крупного самца, стараясь не попасть ему в поле зрения. Удивляюсь, как он толково разобрался во всех этих иерархических привилегиях, соблюдаемых зубрами у кормушек, сделал правильный вывод для себя – следовать надо именно за этим самцом, у которого беспрепятственный подход к любой кормушке. А значит можно вслед за ним проникнуть к корму и ему, кабану. Зубр оглянулся, предупреждающе посмотрел в его сторону.
DSC08781
Кабан, не спеша, засеменил назад и вбок. Сделал вид, что уходит, затем опять подобрался сзади. Резкий взмах головы хозяина положения и кабан тут же исчезает. Все это повторяется несколько раз. В конце концов, неудачник пытается пристроиться у самок, но и те отгоняют его. На этот раз нахрапом взять кормушку видать не удастся. Покорно отходит на задний план, ждет. Скоро зубры насытятся и отойдут. Тогда и подберет остатки с барского стола – просыпанную на землю муку.
DSC08791
Никакой благодарности к людям, хоть и кормивших его, Билл никогда не испытывал и когда приходило время уходить весной на собственные харчи не подпускал их потом в лесу и на 200 метров. Если честно, то людей он презирал. Раз взялись кормить, что же вы никак не поймете – любим мы сено лесное, а не болотное, и рожь нам не надо сыпать, и морковь, такую вкусную, редко даете.
DSC01352
DSC01042
У него, как у Хозяина, было много претензий. Один случай помнился очень ярко. Два дня подряд ничего не подсыпали в кормушки, а на дворе – лютый мороз. Да и вообще люди отсутствовали. Сено, которое давали без ограничений, было недоступно – за забором. И Билл решился. Остальные поняли его мгновенно, стадо тут же вслед за ним понеслось на ограду. Бревна, колья полетели в разные стороны. А бывали ситуации, когда очень хотелось повторить то, что он запомнил еще теленком на старой родине. Мысленно не раз обыгрывал этот эпизод, но уже со своим участием. Подробностей случившегося не видел, мать всячески загораживала его своим телом, но в памяти ярко отпечатался взлетевший на рогах приезжий журналист. Мало того, что забрался за ограду, так еще и пытался веткой взбодрить огромного самца, лениво дремавшего на земле. Похоже, все эти людишки везде одинаковы, ну совершенно никакого у них понятия ни о дистанциях, которые нужно обязательно соблюдать, ни о ранговых привилегиях, ущемлять которые – себе дороже. Азы этих жизненных премудростей он перенял от матери, ну а нюансы самостоятельно постигал в стаде.
DSC05693
DSC05854
Ох, и хватило ему передряг еще до начала новой жизни! А может, благодаря этим урокам, и стал здесь Хозяином. Самым обидным казалось тогда изгнание его из стада. Ему не было и 4-х лет. Разве мог он соперничать с этим огромным девятилетним самцом, так беспощадно расправившимся с ним. И вообще не понятно тогда это было – за что? Странно, что никто не заступился. А ведь он уже так обвыкся в стаде. Присмотрел себе подружку, и она на него заглядывалась. Но что-то подсказало ему – не сопротивляйся, надо уйти. Так он и поступил, да еще прихватил своего дружка одногодку. Обида была так велика, что решили больше не возвращаться. Прошло почти 3 года. Однажды утром, не сговариваясь, покинули обетованные ими участки, и вскоре очутились в знакомых с детства угодьях. Но судьба уготовила Биллу особый случай. Его, еще трех самцов и 12 самок отправили в совершенно неизвестные для них места – быть основателями новой вольно живущей популяции зубров.
DSC00319
DSC00619
DSC00994
DSC01072
DSC01106
DSC05833
DSC05859
DSC05928
DSC08595
DSC08602
DSC08616
DSC08787
Уже прошлой зимой Билл совсем сдал. Правый глаз не видит, и с этой же стороны нет рога.
DSC01257
Интересно, как об этом узнал маленький теленок, приспособившийся подбираться к кормушке у головы Билла именно с правой стороны.
DSC01362
Увидев это в первый раз, я долго смеялась. Никто из зубров никогда не осмеливался стать так тесно к нему при кормежке. Даже самые крупные самки, его фаворитки, которым позволительно было стоять у кормушек рядом, не отваживались подбирать корм у него из-под носа, как это ловко проделывал смышленый малыш.
Нигде так наглядно не проявляется строгая иерархия в отношениях, свойственная этому виду, как при раздаче корма. Стоит только внимательно присмотреться. Всегда первыми у кормушек с кормом оказываются взрослые самцы.
DSC00919
Но только Билл мог оставить свое место и тут же перехватить корм у другого самца. Никто из них не роптал, уступал, но в свою очередь сгонял первую подвернувшуюся самку с ее кормного места. Самцы вообще не отходили от кормушек пока не набивали брюхо вдоволь. Рядом с ними кормились сильные взрослые самки, стоящие на высокой иерархической ступеньке. И если у них были телята, то и телята под прикрытием матерей тоже оказывались в первых рядах.
DSC00926
Затем подходят самки рангом ниже. Молодые самцы, пережившие две зимы, уже успешно конкурируют cо взрослыми самками за доступ к корму. Самыми голодными оставались особи на втором году жизни. Ранг не позволял, и мамы их уже почти не опекали. Так и стояли вторым фронтом позади всех кормящихся. При ограниченном числе кормушек они, как и ослабленные животные и особи более низкого ранга, могут остаться без еды. Если егеря подсыпали корм еще раз, попозже, когда главные едоки уже уходили на лежку,
DSC00280
то перепадало и им.
DSC08795
На подкормочной площадке появился новый самец, пришел впервые. Осторожен, к кормушкам не спешит, выжидающе смотрит, выясняя иерархию подходов. Билл косится, обеспокоен. Пришелец явно в расцвете сил и, пожалуй, почтением к старым авторитетам не страдает. Грозный всхрап Хозяина и новичок, даже не подойдя к кормушкам, уходит в лес. Но Биллу уже ясно – он вернется и так запросто, как сегодня, уже не покинет площадку. Самец пришел через пару дней. В кормушки засыпали картофель, лакомство для зубров. А для новичка – совершенно новый корм, ведь он не являлся на подкормку в зимний сезон, держался далеко в лесах вместе с такими же молодыми самцами. Билла на площадке в тот день не было. Почти весь картофель достался пришедшему. Через несколько дней его нашли павшим в районе зубропитомника с раздувшимся животом.
Где-то пропала подружка Билла, и он невольно все чаще думал о ней. Как славно им дружилось! Уже при первой встрече он выделил из всех именно ее, и никогда не пришлось пожалеть об этом. Вообще-то потом было много подруг, но ни одна из них не могла сравниться с его избранницей. Нет, она была совсем не красавица, и никакой грации, и даже старше его. Но почему-то рядом с ней Биллу хотелось куражиться, быть всегда во всем первым и обязательно видеть в ее задорных глазах поддержку, одобрение и восхищение. Очевидно, для других она тоже была особенной, потому что вскоре стала вожаком стада.
DSC05891
Билл был уверен – с таким вожаком со стадом ничего плохого не случится, и оно всегда будет кормиться в лучших местах. Но всякий раз, отыскав перед началом гона эту крупную группировку особей, с каким-то тревожным беспокойством уже издали вглядывался в нее. Наконец, в поле зрения попадал знакомый нескладный силуэт. И счастливая горячая волна окатывала его с ног до головы. Но теперь, встретившись после разлуки, почти не узнал. Все дело было в ее рогах. Они стали короткие, как у телят, потеряли свой изгиб, торчали чуть в стороны какими-то обрубками – потрескавшимися, стертыми, прямыми. Билл знал, что такие рога бывают у очень старых самок. Удивился, но не подал виду. Теперь это казалось ему не столь важным. У него самого остался лишь один рог, но только через несколько лет он примет такой же вид, как у подружки.
Некоторые ее поступки вдруг стали возмущать его. Взять хотя бы случай с кошкой на зубропитомнике. Ну что тебе эта кошка, ну какой она член стада, ведь она совсем другого роду-племени. Нет, надо ввязаться чуть ли не в драку. Приехали люди, щелкали фотоаппаратами. Дело уже привычное. Кошка вертелась под ногами – то у людей, то у зубров. Взяли на плечи – сфотографировать. И подружка вихрем кинулась на защиту кошки. И вот так она всегда, и в старости осталась задирой, забиякой, защитницей.
Как Билл будет себя вести на площадке в этом году? И будут ли по-прежнему уступать ему место у кормушки? На зубропитомнике застаю пронзительно-щемящую, трогающую душу картину «Наши пенсионеры».
Серия 4 025
Все, как у людей. Жалкий внешний вид, вокруг ни души и кормушка пустая. Это Билл и его подруга. Мне тягостно и непривычно видеть их в таком состоянии.
Вот уже 3 года я не встречаю нигде Билла. И не спешу искать его останки. Я хочу сохранить его в памяти живым.

8 комментариев на «Татьяна Дерябина. ПАМЯТИ БИЛЛА.»

  1. voinovdima говорит:

    Как я понял Билл — улучшатель стада. С какой популяции его взяли?

  2. Татьяна Дерябина говорит:

    Все зубры для ПГРЭЗ были взяты из Беловежской пущи.

  3. Юрий Емельянов говорит:

    Очень художественный рассказ, с массой интересных подробностей и зарисовок из отношений зубров в стаде и с людьми.

  4. voinovdima говорит:

    Действительно. Много узнал об их иерархии.
    Но это не фотоистория. Это художественный рассказ. Очхороший.

  5. Леонид говорит:

    С удовольствием прочитал. Сочетание профессиональных знаний и творческого мышления автора придает этому рассказу, как и многим другим, определенный колорит. Да еще подтвержденный фотографиями. Хочется всегда дочитать до конца и узнать развязку. Рассказ понравился. Спасибо.

  6. Татьяна Дерябина говорит:

    Леонид, Вы очень щедры в оценке. Спасибо.

  7. Тимур говорит:

    Прочитал с интересом. Почему-то засел занозой случай с павшим зубром от картошки…

  8. Юрий говорит:

    Замечательно написано!!!Читается, как в детстве рассказы Сетона-Томпсона. Спасибо!

Добавить комментарий