Татьяна Дерябина. ПЕСТРЫЕ КАРТИНКИ ИЗ ПГРЭЗ. Часть 1.

Эту мышь полевую, обезглавленную и ловко насаженную на колючку груши дички, я обнаружила на бывших сельхозугодьях, заросших травой и одиночными деревцами. Поблизости на таких же дичках еще три распятых грызуна, но уже рыжие полевки и почти мумифицированные. Я попала на кормовой участок большого сорокопута.

Раздолбал, что называется, в пух и прах (черный дятел, желна).

Эта тропа вытоптана только волками, функционирует уже много лет. Пересекаю ее каждый раз, когда в этом местечке навещаю норы барсука, и удивляюсь – до чего же постоянны волчьи маршруты.

На берегу канала обнаружила жилище норки американской, ее экскременты. А вот и сама норка.



У зубров началась линька. Чешутся о деревья, высокие пни, торчащие корни поваленных ветровалом деревьев, оставляя на них клочки довольно длинной шерсти. Я пробую их на ощупь и, оказывается, они удивительно мягкие. У Г. Карцова (1903 г.) как-то читала, что в Беловежской пуще работники из шерсти зубров, собранной во время линьки, вязали теплые, принимающие любую форму варежки.




9 мая в лесу, на обочине дороги масленок.

Этот гриб, так рано появившийся, решила срезать и сдать на анализ. Содержание цезия-137 превысило норму в 1,4 раза. Стронция-90, более опасного для организма человека, чем цезий-137 – 78 Бк/кг. А ведь он вырос в двух километрах от района, небезопасного по содержанию стронция-90.

Для грибов нормы по стронцию-90 нет. Но можно сравнить эту цифру с нормируемой величиной для молока, хлеба и картофеля, она равна 3,7 Бк/кг. Конечно, грибы мы едим не каждый день, но ежегодно. А этот радионуклид не выводится из организма в отличие от цезия, а с каждым годом накапливается в костях.

Совместный дуэт тоненького стебелька и ветра. Чем не концентрические круги над пустыней Сахарой – следы пришельцев-инопланетян!

На песчаном холме словно утюжком прошлись − разгар откладки яиц у черепах.


Одна из них, как ни скребла асфальтовое покрытие, отложила яйца прямо на шоссе – 11 штук. И никто еще не успел полакомиться ими.


Право же, среди изящных ажурных листочков хмеля и дерьмо (уборная енотовидной собаки) как-то утонченно смотрится.

Для меня эти небольшие камни, как бы обтянутые плюшем неброского зеленого цвета – яркий образец природного дизайна, всегда лаконичного в исполнении. В роли плюша − наскальный мох л

Леукобрий сизый (Leucobryum glaucum).

Богомол для нас уже не редкость.

В апреле часто нахожу остатки серых жаб – кожица и тут же внутренности лежат. Все остальное аккуратно выедено. Рядом следы енотовидки.


Вот, оказывается, каким «прилизанным» может быть наш колючий ежик, когда не чувствует опасности. Я неподвижно стояла в сумерках на лесной дороге, а ежик прямо у моих ног шуршал листвой, копаясь носом в подстилке в поисках корма.

Иногда меня спрашивают – это ты специально бабочек засушила для такой композиции?

Любопытно, что он видит такими глазищами, этот домовой сыч?

У природы свои ожерелья и бусы … .

От пристального взгляда бородатой неясыти становится как-то не по себе, зная воинствующий характер этой особы.

Продолжение тут.

6 комментариев на «Татьяна Дерябина. ПЕСТРЫЕ КАРТИНКИ ИЗ ПГРЭЗ. Часть 1.»

  1. Александр говорит:

    Хороший стиль. Много-много всего, успевай только дополнять про себя из архива своих знаний. А живого богомола никогда не видел, про богомола-беларуса первый раз читаю.

    • voinovdima говорит:

      Из Гомельской и Брестской областях уже очень давно приходят сообщения о встречах с богомолами. И из Минской уже есть.

  2. Александр говорит:

    Фотографии тоже не оставляют равнодушным. Нестандартные.

  3. Юрий говорит:

    Не зря латинское название сорокопута переводится как «палач».

  4. Александр Гладкий говорит:

    Замечательные наблюдения и фото. Спасибо, Татьяна.

  5. Valer говорит:

    !!!!!!!!!!!!!!! Stylova. Bachu dobruiu knigu-dzionnik.

Добавить комментарий