Татьяна Дерябина. ПО СЛЕДАМ ЛОШАДИ ПРЖЕВАЛЬСКОГО.

Такой встречи с новым для фауны Беларуси видом – лошадью Пржевальского, которая произошла в феврале 2010 года на Наровлянском участке заповедника, к сожалению, в этом году не получилось. А ведь мы специально приурочили свою поездку к февралю, надеясь на такую же удачу.


Ни снежных заносов, ни ледяной корки, ограничивающих передвижение лошадей и добывание ими корма, в этот раз и в помине не было. Очевидно, именно эти суровые условия и поспособствовали нашей предыдущей встрече.

Два дня провели мы на Наровлянской стороне, проехали много километров по асфальтовым и лесным дорогам заповедника, отмечая на карте следы пребывания лошадей – отпечатки копыт, кучи навоза. Наш маршрут составлен егерем Наровлянского участка заповедника Стороженко Михаилом Петровичем.

Это он добровольно взял на себя заботы о новом виде: отслеживает распространение по территории, соорудил пять кормушек, расставил в подходящих местах, периодически заполняет их сеном, овсом, солью. Вообще-то диких животных в заповеднике не подкармливают. Исключение делается лишь для зубров. Вот еще и лошадь Пржевальского по милости Михаила попала в список приоритетных видов.
В выселенных деревнях, встречавшихся нам по маршруту, обходили колхозные дворы с полуразрушенными коровниками, амбарами, свинокомплексами, сараями.








Оказывается, эти пустующие огромные строения используются лошадьми как места для отдыха, для укрытия от кровососущих насекомых, непогоды.
Я с удовольствием смотрю на карту Наровлянского участка с моими пометками о пребывании лошадей.

Из 15 бывших населенных пунктов, которые мы миновали, в восьми были стоянки лошадей. Кучи навоза начали встречаться на дороге, начиная от села Вепры, тянулись через Рожаву, Довляды, Белую Сороку, Осиповку, Дуброва, Тихин, закончились за селом Углы. Все потому, что в окрестностях большие площади открытых пространств, поросших злаковой растительностью. Это бывшие пахотные земли совхоза «Припять». Судя по утоптанным площадкам и скоплениям навоза, Довляды и Белую Сороку лошади, похоже, особо облюбовали и в полуразрушенных сараях – их постоянные места отдыха.

Никогда бы не подумала, что всего лишь десяток этих лошадей могут так изнавозить чуть ли не треть дорог, объезженных нами.


А если их будет 50? И я тут же прокручиваю мысль о любимых барсуках. В заповеднике жуков-навозников они потребляют всю весну, лето и осень. В апреле встречаемость непереваренных хитиновых покровов навозников в экскрементах барсука составляет 92,3 %, июне, августе – 62,5 %, сентябре-ноябре – 40,6 %. Именно среди экскрементов диких копытных и под ними энергетически выгодно барсуку отыскивать этих жуков и их личинок.

И тогда его характерные покопки можно увидеть прямо среди «орешков» лося, оленя, «лепешек» зубра. Это сколько же будет жуков в лошадином навозе? Да здравствуют лошади Пржевальского!

В Тихине, пробираясь к амбарным строениям, проходим по заросшей кустами улице. Поперек нее прямо к дому тянется заметная широкая тропа, усыпанная стеблями сухих злаков. Ну, конечно же, это барсук! Под полом дома у него нора и туда с дороги таскает сухую траву для подстилки. Значит, проснулся, не спит, работает, а ведь по календарю еще зима – 9 февраля.

Ночные следы лошадей в Рожаве, свежий навоз в Довлядах и Белой Сороке. Казалось, еще немного проедем, и мы настигнем их. Но это ведь степные скакуны!

Хотя и следы могут поведать о многом. И все-таки хотелось бы взглянуть – такие ли они упитанные, какими были в прошлом феврале. «Такие, такие», – уверяет нас Михаил. Две беременные кобылки, которых мы наблюдали в прошлом году, благополучно разрешились от бремени и сейчас численность лошади Пржевальского на территории Наровлянского участка 10 особей. Обитают они в виде двух группировок – 7 и 3 особи. Одну из них по праву можно назвать гаремной (репродуктивной) группой, куда обычно входит половозрелый жеребец и кобылы с молодняком текущего и прошлого года рождения.

Задержатся ли эти степные обитатели надолго, хватит ли им открытых пространств на территории заповедника? 36 % площади заповедника, а это 78 тыс. га, приходится на бывшие мелиорированные земли, которые до аварии использовались для выращивания многолетних трав, частично – для посева зерновых культур и добычи торфа. Сейчас это залежи с сильным задернением почвы и преобладанием злаковой растительности. Вдоль опушек леса они постепенно зарастают древесными породами и кустарником. Залежи – это и есть основные пастбищные участки лошадей, используемые ими круглый год.

А еще есть неплохие местечки для них на возвышенных участках в пойме Припяти и ее притоков в виде злаковых остепненных лугов.

Будем надеяться, что и Минприроды и Центр по инвазивным видам обратят внимание на идущий процесс освоения территории заповедника новым видом. Ведь лошадь Пржевальского только-только проникла на нашу территорию, и последствия от этого вселения пока сложно предугадать. Но все-таки не хотелось бы потом вдогонку «косами махать», как с борщевиком Сосновского.

2012 г.

Добавить комментарий