Татьяна Дерябина. ПО ТРОПИНКАМ ПОЛЕССКОГО…

«Природу недостаточно
только любить.
Ее надо и знать.
Как математику».
Ярослав Голованов

По приезду в заповедник тянет сразу же в лесные угодья: пройтись по своим маршрутам, вдохнуть зеленым разнотравьем, свободой и, увы, как говорят в народе, «радиацией». А еще − тихо побродить по улицам Бабчина, в который раз восхититься зданием старой школы, постоять во дворе полюбившихся мне усадеб.
Теперь я знаю, там жили «Макрэна, Нюрка, Манька-гулëна, Вара, Аксiнчiкi». Необыкновенно тепло и образно о своих земляках, жителях Бабчина у Н.М. Метлицкого в сборнике его стихов «Бабчин». Вся палитра человеческих характеров и судеб. Но даже крайние оттенки − в отсветах любви, житейской мудрости, иронии и грусти, чувства благодарности своим землякам и безысходности пред их судьбой. Бабчин, таких сел на территории заповедника больше сотни.
DSC02399
У них теперь одна судьба и очень незавидная.
DSC08659
DSC03670
Но Бабчин вырастил поэта, а это значит – спас себя от небытия.
Я хожу по тропинкам, протоптанным не человеком, и мне нравится, что в лесу хозяйничают звери, они даже изменили ритм своей суточной активности, а я здесь – на правах гостя.
DSC00483
DSC06470
DSC07542
DSC05674
DSC00589
DSC01109
DSC03205
Далеко впереди перебегает, не спеша, дорогу огромная преогромная крыса. Глазам своим не верю, хватаюсь за бинокль. Так вот какой крысиный профиль может быть у выдры, выскочившей средь бела дня прямо из воды. Становится понятным, откуда берутся байки про огромных крыс мутантов, появившихся после Чернобыля.
Ягоды, грибы, охота, рыбалка − все теперь надо искать в другом месте. Трудно представить жителей Полесья без этих непременных атрибутов их прошлой жизни. Помню, как тяжело далась мне моя первая грибная осень в заповеднике. Какие россыпи лисичек и любимых закусочных черных груздей! От одного только вида рельефных, крепеньких боровичков частило сердце.
DSC04253
Вся моя натура страстного грибника протестовала против этого чудовищного противоречия: грибов – тьма, а брать − крайне неразумно. Я бродила от одного гриба к другому и, кажется, даже поскуливала. Теперь я уже смирилась и каждую осень лишь любуюсь ими, но отстраненно, без азарта. И на душе при этом, ей-богу, как у кастрированного в расцвете сил кота. Только здесь я осознала понятие «грибов – хоть косой коси». Теперь я ясно представляю, что это такое. Однажды сфотографировала пятачок земли, весь в белых грибах. Дома на смех подняли: да ты их просто специально понатыкала рядом.
Время от времени я срезаю грибы и сдаю их на анализ. Цифры всегда очень высокие по всему заповеднику. Вот зеленки, собранные недалеко от Бабчина – 101060 Бк/кг сырой массы, т.е. превышают допустимый уровень (370 Бк/кг) в 273 раза, осенние маслята – в 108 раз, белый гриб из разных мест – в 36-127 раз, гриб зонтик – в 25 раз. Дальше можно не продолжать. Несмотря на разнообразную информацию о высоких уровнях загрязнения грибов и опасности употребления их в пищу, местное население все-таки собирает их. Если не себе, то, очевидно, на сдачу в заготовительные пункты. В прошлом году в Наровле килограмм белых сырых грибов принимали по 10 тыс. руб. «Неужели все грибы чистые», – спрашивала я. «Да кто их проверяет всех», – отвечали мне.
Никогда еще не приходилось собирать подосиновики в сарае. А вот эти экземпляры срезаны именно там.
DSC03358
В одной из выселенных деревень захожу в огромный каменный сарай на колхозном дворе. Крыши давно уже нет, стоят только стены, а внутри – густые заросли, тут и молодая поросль и вымахавшие со времен аварии высокие стволы осин. В зарослях травы – яркие пятна молодых красноголовиков. Этот неуемный азарт грибника, который я в зоне, казалось бы, уже сумела придавить и обуздать, все-таки доводит порой до дрожи в руках. Интересно, сколько цезия они здесь накопили в условиях полузакрытого сарая? Вот и достойный повод срезать грибы! Как показали анализы – 170 Бк/кг, то есть ниже нормы.
Маленький водоем, куда я так любила завернуть со своего рабочего маршрута, очень изменился и уже не привлекает меня, я захожу туда все реже. Что же произошло с ним? Ведь по-прежнему растут деревья по его краям, а кустарниковые заросли стали еще гуще, шелестит тростник. Но нет самого главного – задорной, искрящейся жизни, царившей там. Все пришло в запустение. Не стали прилетать на кормежку утки, реже цепочки следов лисицы, волки перестали туда заглядывать. Вода мутная и берега в тине. Неужели только пара бобров, устроившая ранее здесь хатку, своим присутствием и неутомимой деятельностью создавали эту яркую, беспрестанно меняющуюся, радующую глаз картину, которая постоянно манила меня. И не только меня. Бобров не стало, их съели волки. Вот так, наверное, и с исчезновением вида в природе. Вроде бы все на месте, все идет своим чередом, но как-то чуть потускнело вокруг, где-то оборвались связи-ниточки, что-то будет через некоторое время не так. Не перестаю удивляться: до чего же все в природе гармонично, взаимосвязано, обусловлено и, тем не менее, так все хрупко. Но почему эту возможность созерцания естества, гармонии и красоты мы ценим меньше всего на свете?
Район обитания зубров. Это только на первый взгляд все очень просто: здесь они пасутся, а там они отдыхают. И только систематические наблюдения позволяют раскрыть удивительную по своей гармоничности картину их пространственного распределения, каждый фрагмент которой тщательно подогнан к другим и играет свою определенную важную роль. Стойла, лежки, песчаные купалки, чесала, тропы, места водопоя – это все неотъемлемый, существенный элемент устройства обжитого зубрами пространства, четкие показатели активного и многолетнего использования ими территории. И связаны они с созданием комфортных условий обитания: улучшение условий отдыха, передвижения, избегание насекомых, уход за телом. Побываем на одном из таких участков. Небольшой по площади чистый грабняк сменяется смешанными лиственными насаждениями с густым подлеском из бересклета, свидины, рябины, орешника, в понижении – ольшаник с зарослями крапивы, болотным разнотравьем, вдалеке – пятачок сосняка-жердняка на песчаной почве. Такая резко выраженная мозаичность биотопов очень по нраву зубрам. Я сужу об этом по красноречивым признакам активного использования ими участка. Вот поэтому люблю бывать здесь в любое время года: усесться на высокий пень с отполированным до блеска боком (это чесалка зубров), подсчитать их лежки, разбросанные большими округлыми пятнами по грабняку,
DSC03119
DSC04973
по натоптанной ими тропе отправиться к продуваемому ветром сосняку, где они спасаются от мошкары, комарья. Если со стороны поля пройтись вдоль кромки леса, то возникнет полная уверенность, что прохаживаетесь у аллеи из кустов, подстриженных рукой умелого садовника. Кусты – это деревца граба, принявшие густую кустистую форму из-за постоянного общипывания их веточек зубрами. Вот такие здесь садовники!
Впереди меня бегут собаки. Они такие разные – и по характеру и по привычкам. Впрочем, как и мы – люди. Я не выкармливала их с соски и не хозяйка им, но в наших совместных лесных походах они понимают меня намного лучше, чем я их. И не раз удивляют этим. Посреди ольшаника широкая ложбина с водой. Обойти нельзя, везде грязь. Таскаю сучья, павшие стволы, мощу переправу. Тревожно наблюдают за моей суетой, не двигаясь с сухого места. Тоже хотят по бревнышкам – делаю я поспешный вывод. На середине оглядываюсь, по-прежнему не сводят с меня глаз. Нога отталкивается от бревна в прыжке на землю и тут же радостный визг и галопом круги – один, второй – прямо по этой черной грязи и воде. Какое еще животное за капельку внимания и дружбы так безоглядно и щедро может радоваться вашему успеху?
Захлебывающийся лай собак, потом рычание и визг. Придушив какое-то животное в кустах, возвращаются ко мне. Интересно, кто же там остался такой несъедобный? Вижу задние лапки енотовидной собаки. Но только лапки, дальше идет что-то непонятное – шерсти на спине почти нет.
DSC09095
Подхожу ближе. Утолщенный кожный покров с затвердевшими бляшками и складками. Голова енотовидки. По ее телу пробегают судороги. Потрогать ногой опасаюсь. Похоже, что у нее зудневая чесотка. Отхожу, потом опять приближаюсь. Опять судороги. Фотографирую и ухожу, но я уже уверена – буду возвращаться с маршрута, подойду к этому кусту, а ее здесь не будет. Так оно и оказалось. Все ее притворства я уже не раз видела, но вот судороги – впервые. А ведь если ее встретит кто-то из населения, да еще при встрече она быстро скроется, ну как тут не подумать, что это явно мутант из заповедника радиационного.
С появлением медведя в наших краях сотрудники из группы мониторинга совсем потеряли голову. Каждую глубокую царапину на дереве готовы принять за медвежью. Умудряются и меня настроить на этот лад. И вот уже внимательно осматриваю эти царапины, ползаю на коленках в поисках следов, шерстинок. Очень уж хочется убедиться воочию в наличии этого крупного хищника в заповеднике.
Ранее и не подозревала, сколько может быть много звериных тропинок, дорожек в угодьях, где не место уже человеку, где хозяин положения – зверь. На первый взгляд замысловатое кружево, но это целая система троп, рационально и целесообразно проложенных. То это узкие, едва заметные и только сбитая роса на стеблях выдает их, то основательно выбитая широкая колея.
DSC08629
DSC09567
DSC02577
У бывших мелиоративных каналов с берегами, заросшими густой растительностью – аккуратные коридорчики, ведущие к воде и почти со всех сторон закрытые травой. Присядьте на корточки и загляните туда. Право же, тому, кто здесь бегает, а это может быть норка, водяная полевка, ондатра, можно расслабиться, его трудно заметить снаружи. Когда ты сам уже не в состоянии выбраться из обступившей тебя со всех сторон болотной жижи, ищи звериную тропу и смело доверься ей.
Немало уголков в нашем заповеднике достойных того, чтобы заглянуть туда, почувствовать природную естественность этой территории, ощутить себя любопытным гостем в мире диких животных и вдруг с ужасом обнаружить, что сам находишься под пристальным взглядом серого или пятнистого хищника.
DSC04962
DSC03749
DSC08395
Желаете поближе взглянуть на лесного великана лося?
DSC03082
Тогда сворачивайте по дороге на Радинский КПП. Иногда здесь приходится притормаживать машину, поскольку кормящиеся в ивняках по обочинам дорог лоси совсем не торопятся уступать пространство.
Чтобы побывать в царстве волков достаточно выехать в бывший населенный пункт Нежихов и побродить в его окрестностях. Нигде не приходилось отмечать в таком многообразии и количестве следов их присутствия. Как будто бы многочисленная свора оккупировала эту территорию и навела здесь свои порядки и законы. Но красноречивее всех их следов, меток, троп, лежек, погрёбов
DSC01001
DSC06951
DSC02292
DSC00971
DSC02294
DSC04425
DSC04064
– изменение численности видов жертв волка в этом районе. Нет косули, редок кабан, а ведь для него здесь прекрасные угодья. И только наличие лосей, а вернее признаков их пребывания (следы, экскременты, лежки),
DSC00582
DSC04381
в который раз убеждает, что крупный, здоровый лось – трудная добыча для этого хищника, предпочитающего при имеющемся разнообразии дичи более легкодоступную жертву – кабана, косулю, бобра. Главный кормовой объект волка в заповеднике, как в теплое, так и в холодное время года – кабан, затем – косуля и бобр, и только потом – лось. Какие прекрасные возможности для отслеживания естественного хода событий в системе «волк-копытные» при таких уникальных условиях: высокая численность диких копытных, относительно стабильная кормовая база их, наличие замещающих видов жертв и почти не ограничиваемый человеком рост популяции волка. Речь идет уже не о санитарной роли этого хищника, не об изъятии им лишь годового прироста копытных. Картина буквально на наших глазах становится более жесткой, драматичной. Какой все-таки действенный, природный рычаг механизма регуляции плотности населения диких копытных! И, вероятно, в заповедниках – наиболее приемлимый и целесообразный. По какому сценарию будут развиваться события дальше? Пройденных подобных вариантов в мировой практике предостаточно. Но природа так многогранна, так изменчива и не всегда предсказуема из-за ограниченности наших знаний, что дать наверняка ответ может и не удастся.
Поверьте, что случайно найденное в лесу жилое барсучье поселение, а оно всегда будет в достаточно живописном месте и само является великолепным украшением его, надолго оставит в вашей душе ощущение праздника, волнующего события, чего-то радостного.
DSC05284
Серия 1 059
DSC04894
DSC06723
Так же как и увиденные на просеке, дороге, противопожарной полосе когтистые, косолапые отпечатки лап медведя,
Следы медведя на песке
красивая цепочка или кружево из следов во время гона нашей северной пантеры – рыси.
DSC04206
DSC04233
И просто услышать в лесу топот, треск и шум бегущего, вспугнутого неожиданно для вас самих стада зубров – тоже многого стоит.
Как только не обзывают мышей и полевок в газетах и журналах, телевизионной рекламе: злостные вредители сельского и лесного хозяйства, расхитители урожая, народного добра, распространители инфекций и страшных заболеваний. В Полесском заповеднике мне хочется говорить о них только хорошее, язык на худое слово не поворачивается. Это отношение далось мне не просто и не сразу и вообще не ставилось целью. Собрав, перелопатив (и не за один год) огромную кучу дерьма (по научному – экскрементов) лисиц, енотовидных собак, куниц, волка, мелких куньих с целью выяснения их спектра питания в условиях заповедника, убедилась, что у всех этих крупных, средних и маленьких хищников мышевидные грызуны – непременный компонент рациона. И в цифрах это выглядит весьма внушительно и впечатляюще. Если у волка в среднем они могут составлять около 10% в рационе, то у лисицы, енотовидной собаки – 70-85 %, а у ласки, горностая около 100%. И так из года в год. В период резкого снижения численности мышевидных, как это выпало на 2003 г, этот процент снижается и только лиса и ласка, эти непревзойденные охотники на мышевидных грызунов, умудряются и в этих условиях основательно пополнять свой рацион грызунами. А ведь их добывают не только наземные хищники, но и змеи, и целая орава хищных птиц, от сорокопута до филина. Да и кабан, этот неутомимый пахарь земли, не прочь заглотнуть их вместе с корешками. Это вам не пищевая цепочечка, это просто глыба в сложнейшей трофической структуре. Вы только представьте, сколько ниточек тянется от нее. Поразительная картина. А ведь у маленькой мышки большие заслуги и перед наукой, а особенно на территориях с радиоактивным загрязнением. Судя по научной литературе, многие закономерности процессов распределения и миграции радионуклидов в животных организмах, влияние внешнего и внутреннего облучения на организменном, тканевом и генетическом уровне выяснены именно на ней. И, пожалуй, прав был Анатолий Клещук (фотокорреспондент «Звязды», побывавший в Полесском заповеднике) в своем стремлении запечатлеть в кадре именно скромную мышку, как заслуженный объект №1 на нашей территории.
Не раз писали в СМИ про «озверевшую» в чернобыльских лесах фауну. «Животные мутанты у вас есть?» – непременный вопрос приезжающих в Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. Ну а мы наблюдаем здесь естественные, закономерные природные явления и отсутствие человека со всем комплексом его влияний на природу позволяет проявиться этой жизненной палитре красок более ярко и насыщенно, более взаимосвязано и гармонично.
DSC07438
DSC01728
DSC04867
DSC07407
Что в некоторой степени создает видимость определенного экологического благополучия. И может быть, за этой видимостью уже стоят процессы компенсации и активного приспособления сообществ. Именно в таком аспекте хотелось бы рассматривать и изучать проблему отдаленных последствий аварии.

8 комментариев на «Татьяна Дерябина. ПО ТРОПИНКАМ ПОЛЕССКОГО…»

  1. Tatyana Filiukova говорит:

    Танечка, привет. Спасибо за интересную и трогательную статью. Кроме профессионализма, в ней чувствуется столько любви и сочувствия ко всем, без исключения, животным. Возникает приятное и очень редкое для меня чувство веры в человека.
    Удачи и успехов.
    Таня Филюкова

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Приятно читать, Татьяна! Очень художественно, эмоционально, и в то же время — столько новых интересных вещей. А вот к мышам и я очень неравнодушен. Нравятся мне эти юркие зверьки. Очень люблю за ними наблюдать и радуюсь, если рядом с палаткой обнаруживаются такие соседи. Сделал еще вывод для себя: если уж в заповеднике зонтики мало радионуклидов собирают, то на остальной территории и подавно чистыми будут. И ведь вкуснейший гриб!

    • voinovdima говорит:

      Сейчас разбаловался грибами и смотреть на них уже не могу! Даже на самые лучшие боровики. Только рыжики сырые еще ем, когда они есть.
      А когда-то любил зонтики: помыть, встряхнуть, обвалять в муке или сухарях и целиком этот блин на раскаленную сковородку — «рыбное филе в кляре» получается. В муку: много соли, перец, кинза.

  3. voinovdima говорит:

    Класс!
    Все зверюшки «получили по серьгам», а олень нет. Совсем нет оленя В ПГРЭЗ?

  4. Александр Гладкий говорит:

    Великолепный очерк профессионала. Восхищен. Спасибо.

  5. Татьяна Дерябина говорит:

    Благодарна всем за такие теплые отзывы.
    Тане Филюковой: Танюшка, мы тебя ждали у Нагорской на Татьянин день …
    Воинову: Олень в заповеднике есть, но как-то «руки» не доходят…
    Емельянову: Юра, зонтики не такие уж чистые…

  6. Леонид говорит:

    Татьяна, с интересом прочитал Вашу статью. Все же как влияет деятельность человека на окружающую нас среду! А ведь свято место пусто не бывает. Тут же заполнено растительностью и зверями. Но чернобыльская зона оставлена человеком по принуждению, а вот деревни вне чернобыльской зоны? А какие живописные места!? Что то не так у нас делается. что то сломано в человеке? И когда произойдет разворот от города в деревню? Наверное проще было порвать нить — крестьянин, собственность, труд, бережливость, наследство. Спасибо Татьяна за опознавательную и интересную статью.

  7. ирина говорит:

    Спасибо, Татьяна! Интересная статья и красивые фотографии!

Добавить комментарий для Tatyana Filiukova Отменить ответ