Татьяна Дерябина. В РАЙОНЕ ОБИТАНИЯ ЛОШАДИ ПРЖЕВАЛЬСКОГО.

Уже 6 лет пасется и размножается на просторах нашего заповедника лошадь Пржевальского.




Быстроногие, своенравные степные скакуны, украшающие безлюдные просторы зоны отчуждения.

Есть что-то в их облике, поведении покоряющее нас сразу же, с первого взгляда. Еще бы, это ведь настоящие дикие лошади, приручить которых, в отличие от мустангов (одичавших домашних лошадей), невозможно.

Ежегодно по возможности в феврале, июне и сентябре я отправляюсь на Наровлянский участок заповедника (правобережье Припяти), чтобы проехать обычный наш маршрут по району обитания лошадей, провести учет численности, приплода, отметить, чем питаются в условиях заповедника. Если повезет увидеть – понаблюдать за поведением. Когда встретить не удается, разыскиваем признаки их недавнего пребывания, тропим свежие следы. И в целом получаем общую картину, которая по своим результатам, наконец, удовлетворяет нас.

При каждой моей встрече с лошадьми не перестаю удивляться строгой отлаженной организации отношений в табунке, жесткой иерархии, где «слово» вожака – закон для всех! Его поведение, действия вызывают восхищение. Умение ориентироваться в обстановке, охрана и забота о членах табунка, контроль за их поступками, отстаивание и постоянное подтверждение своего социального ранга, изгнание других жеребцов, агрессия на посторонние предметы, соблюдение территориальности, половое поведение. И при этом жесткость в руководстве и целенаправленность действий. Этим и знамениты дикие лошади. Все это лицезреть − очень поучительно!

9 июня 2012 г. Я прячусь за зарослями сосенок, стараясь не выдать свое присутствие, хочется понаблюдать за ними в естественной обстановке. Видели бы вы, как нежно и трогательно перебирает жеребец губами шерстку на шее у стоящей рядом и замершей от ласки кобылки (груминг). Остальные, в том числе и жеребята, принимают песочные ванны, некоторые просто дремлют на солнцепеке, раскинувшись на горячем песке.

Присоединяется к ним и кобылка. А жеребец стоит поодаль – на страже. Но и ему очень хочется поваляться в песке. Не выдерживает, падает на землю, но моментально вскакивает и занимает свой пост. Я решаюсь выдать голосом свое присутствие. Жеребец коротко всхрапывает, и кобылицы тут же заслоняют своими телами жеребят.

А затем весь табунок, ведомый взрослой самкой, отбегает в сторону – в лес. Жеребец остается на месте. Следует другая его команда. Я с интересом наблюдаю за происходящим. Лошади быстро разворачиваются и возвращаются к вожаку, потом выстраиваются фронтом и идут прямо на меня. Но я уже знаю как себя вести. Выхожу из-за сосенок вперед и останавливаюсь. Пусть рассмотрят меня поближе, я совсем не желаю оказаться на месте волка, которого они запросто затаптывают в землю. Опять сигнал жеребца. Табунок разворачивается ко мне задом и, не спеша, уходит по противопожарной полосе. А вот их хозяин и защитник еще долго будет стоять на месте, наблюдая за мной.

К сожалению, грива у него не выдерживает стандарт лошади Пржевальского, не похожа на короткую, жесткую щетку.

Как показали исследования, проведенные над реинтродуцированными в Монголии лошадьми, жеребец лошади Пржевальского убивает новорожденного, зачатого не от него. Конечно, можно это назвать и охраной чистоты генетических линий. Ну а самки, заботясь в свою очередь о потомстве, как-то приспосабливаются: при смене жеребца-вожака в табуне, если ожидают приплод – отходят от табуна с целью сохранить новорожденных, либо временно находятся с жеребцом, чье потомство вынашивают.

Так поступают самцы и других животных, живущих стадно – мустанги, куланы, африканские верблюды, обезьяны, львы. В заповеднике пока еще только два размножающихся табунка и уже есть изгнанные молодые жеребцы.

Очевидно, при такой численности лошадей, случаев смены вожака в табуне или «супружеской измены» на стороне, вероятно, еще не было, но … все еще впереди.

Есть другое опасение, уже по отношению к аборигенным копытным. В Асканийском заповеднике зебры, находясь с оленями, в период рождения детенышей убивали новорожденных оленят, затаившихся, как обычно, в траве. Зебры и лошади Пржевальского из одного семейства. Как ведут себя лошади по отношению к детенышам оленя на территории нашего заповедника? Пока подобных данных, компрометирующих их, у нас нет.

Судя по внешнему виду лошадей, во все сезоны года они находятся в хорошем физическом состоянии, в меру упитаны.


Это свидетельствует о том, что они приспособились к питанию местными видами растений и об обеспеченности их в условиях заповедника полноценными кормами.

Чем же они кормятся у нас? Лошади Пржевальского на территории последнего их ареала в Монголии (Джунгарская Гоби) питались в основном злаками: ковылями, житняком, овсяницей, тростником. Поедали полынь, дикий лук и мягкие части различных полукустарников и кустарников – саксаула и караганы.

В местах пастьбы лошадей я отбираю пробы из поедаемой ими травянистой растительности. Вот, что они предпочитают: осока ранняя, кострец безостый, мятлик узколистный, овсяница полесская, овсяница овечья, пырей ползучий, полынь обыкновенная. В основном злаковые, как и полагается степному виду. На участках, где ранее содержался в загонах скот, а теперь заросших пыреем, лошади почти начисто выедают его побеги.

В зимний период в заброшенных садах выселенных деревень скусывают веточки плодовых деревьев и яблонь-дичек. В июне густые всходы яблонек на кучках лошадиного навоза явно свидетельствуют об употреблении осенью в корм опавших яблок.

По обочинам лесных дорог выгрызают корень ослинника двулетнего, предварительно сбив стебель копытом. На пустующих колхозных дворах – заросли полыни. По скусанным верхушкам видно, что употребляют они ее побеги ближе к осени-зиме.


В холодный сезон наряду с травянистой ветошью, в корм идет и древесно-кустарниковая растительность.


В Дуброво около пустующих сараев – места активной пастьбы лошадей.


Там же, в торфяном валу обнаружила запасную волчью нору.

Держатся лошади в виде двух репродуктивных табунков (косяков), территориально обособленных друг от друга. И упорно придерживаются своих обжитых территорий. Действительно, обжитых! Хотя численность лошадей пока еще невелика, но «биологическое сигнальное поле» на своем участке они уже создали. Сеть петляющих узких тропок пересекает район их обитания, целесообразно соединяя нужные им места, обеспечивающие комфортность условий обитания.


Именно узких тропок – потому что лошади обычно ходят гуськом, друг за другом.

Вот от сарая, где лошади отдыхают, спасаются от насекомых и непогоды, идет набитая тропа к асфальтовой дороге.



Затем она выходит к широкой противопожарной полосе, где лошади так любят устраивать песочные ванны.

Но противопожарная полоса – это не только ванны. Это и обход своего участка.

И открытое место, где можно порезвиться.

На перекрестках дорог обычно громоздятся кучки навоза.

А потом тропа ведет к залежам – бывшие пахотные земли, заросшие злаковой растительностью. Это пастбищные участки лошадей.

Один из табунков освоил территорию площадью около 2 тыс. га, включающую окрестности б.н.п. Рожава, Довляды, Белая Сорока. Район обитания второго табунка охватывает территорию (4,2 тыс. га), прилегающую к б.н.п. Осиповка, Дуброво, Тихин, Углы.

Наличие подходящих пастбищ позволяет им самостоятельно функционировать и удерживаться на выбранных участках.

Возможно, что в ПГРЭЗ кормовые пастбища для лошади Пржевальского будут ограничены по площади лишь землями бывшего хозяйственного использования, в том числе подворьями выселенных деревень, и остепненными участками в долине Припяти.

Учитывая высокую подвижность табунков, постоянно перемещающихся в поисках корма, следует ожидать возможного выхода лошадей за пределы заповедника. Периодически единично встречаются лошади и на Хойникском участке (левобережье Припяти) – в районе Хвощевки, Оревич, Красноселья. Помню, какой радостной неожиданностью была для меня встреча с лошадью в окрестностях Красноселья.

Продемонстрировав всю красоту своего бега-полета, она степенно, не спеша, зацокала по асфальту недавно отремонтированной дороги.

3 мая 2013 г. В этом году, таком необычном по климатическим параметрам, лишь в мае удалось добраться до района обитания лошади. Зимой не получилось из-за снежных заносов, весной − из-за паводка. Но и в мае очередной сюрприз погоды − ветровал. Грунтовые дороги в отдельных местах были завалены стволами деревьев.

Наровлянская сторона встретила нас разливами… вода, вода, кругом вода….


В районе обитания одного из табунков пришлось тщательно обследовать противопожарную полосу, чтобы хотя бы по свежим следам определить численность лошадей в нем. Оказалось, что в табунке уже есть жеребенок. И родился он совсем недавно, вчера, 2 мая. Потому что отпечатки копыт матери и его маленьких копытец мы обнаружили отдельно от следов табунка, и рядом с ними топтался папаша – гаремный жеребец. Известно, что самки лошади Пржевальского обычно присоединяются к своему табунку на второй день после родов. Судя по следам, жеребенок почти не отходил от матери, держался вплотную.

И даже когда она устроила себе «песочную ванну», крутился вокруг нее.

Обследовав район обитания второго табунка, убеждаемся, что и здесь есть маленький жеребенок. Сроки размножения у лошади Пржевальского укладываются в весьма сокращенный период – май-июнь (90,6%). Отдельные особи могут ожеребиться и в конце апреля, но большая часть – в мае.


Вот уже и заработала трофическая цепочка, о которой я упоминала ранее: навоз лошади-жуки навозники-покопки барсука!

За годы пребывания лошадей на территории заповедника (2007–2013) родилось 15 жеребят. Все взрослые кобылки ежегодно давали приплод (за исключением одного случая), что свидетельствует о хорошем физиологическом состоянии лошадей на территории заповедника. В 2014 г. появился приплод у кобылок, рожденных уже здесь.

Экологические условия (наличие подходящих по составу растительности пастбищ), специальный охранный режим территории благоприятно сказываются на состоянии вольно живущей группировки лошади Пржевальского и внушают надежду на дальнейшее увеличение ее численности и формирование жизнеспособной локальной белорусской популяции.

За прошедший период видимых негативных последствий пребывания диких лошадей на территории ПГРЭЗ не отмечено, возможно, из-за низкой пока еще численности их. Не составляют они по этой причине и трофической конкуренции с дикими копытными, обитающими на территории ПГРЭЗ.

На данный период лошадь можно считать нейтральным инвазивным видом по отношению к представителям аборигенной фауны. Лошадь Пржевальского – крупное травоядное животное (взрослая особь весит в среднем 280 кг), потребляющее в степях заповедника «Аскания-Нова» в летний период в сутки 8,2 кг сухой массы пастбищных растений.

При дальнейшем росте численности лошадей, они, как консументы первого порядка, в условиях заповедника будут способствовать, как это сейчас модно говорить, экологической реабилитации залежных земель, которые по причине загрязненности почвы не используются в качестве сенокосов, пастбищ и постепенно зарастают древесно-кустарниковой растительностью. В перспективе наш заповедник может являться поставщиком особей этого вида в другие заповедники, где лошадь Пржевальского может служить объектом экотуризма. Но следует ли расселять лошадь по территории Беларуси, ведь она так охотно скрещивается с домашней лошадью?

Появление в ПГРЭЗ (где обитают зубры, лоси, олени, косули) такого крупного, нового для фауны Беларуси вида, успешно размножающегося и осваивающего пригодные местообитания, несомненно, требует отслеживания различных аспектов пребывания его на загрязненных радионуклидами землях.

Последствия всякого вселения чужеродных видов по-прежнему непредсказуемы, ибо и завезенные виды в новых условиях часто меняются сами: изменяют поведение, предпочитаемые корма. Как на состоянии исконных обитателей этих земель отразится процесс расселения лошади Пржевальского? Задержатся ли эти степные скакуны у нас надолго, хватит ли им открытых пространств на территории заповедника? Время покажет. Пожалуй, этот насыщенный видами комплекс копытных, включающий и лошадь Пржевальского, будет уникален для территории Беларуси.

Учитывая высокий природоохранный статус лошади Пржевальского, следует организовать постоянный мониторинг группировки и предусмотреть мероприятия, направленные на предотвращение их скрещивания с домашними лошадьми, более 300 особей которых содержится в загонах на территории заповедника. И в первую очередь, конечно же, нужна «генетическая карта» наших пришельцев.

2 комментария на «Татьяна Дерябина. В РАЙОНЕ ОБИТАНИЯ ЛОШАДИ ПРЖЕВАЛЬСКОГО.»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    Вольготно им там, в заповеднике: и еды вдоволь и в песочке поваляться можно. И не беспокоит никто. Кстати, крапиву они случайно не едят? Я это к тому спрашиваю, что заброшенные коровьи загоны в пойме Немана сплошь заросли высоченной крапивой. Непроходимые заросли! Вот уж сколько лет прошло, как коров перестали пасти, а крапива стойко удерживает занятые участки луга.

  2. Александр говорит:

    Как назвать цвет этих дикарок? Пегие? А лошадки другого цвета у нас встречаются?
    Вроде их якутские родственники немного похожи на л.П.

Добавить комментарий