Владимир Тышкевич. Потерянный мониторинг. Или ежедневник летнаба – учетчика оленей, кабанов и хищников. Или «Куда пропали лоси». Часть 1.

3 марта, 2005 года, четверг «Низкий старт».

Пасмурная, ветреная с порывами, с кучевыми облаками погода, периодически идет снег.

Сегодня становится все более очевидным, что начало учетов зверей более не может откладываться, оформляем командировки и собираем людей. Летчики и техники выезжают уже в первой половине дня. У меня, как всегда, куча незавершенных дел, не заключенных договоров из-за которых нет покоя от заказчиков, но все это уже отброшено в сторону и находится где-то под рюкзаками, просто надоело всем объяснять, для чего нужны эти работы и почему они столько стоят.

Решил, что с меня хватит, одному не нравится такая-то справка, другие считают подобные договора ненаучными и пр. Выехали довольно поздно, мороз в это время только усиливался, так что еще мин 30 покрутились по городу в поисках АЗС с нужным топливом.

Все бак полон, Драх нах Бабчин, к месту стоянки вертолета и свершения трудовых подвигов. Добирались без малого три с половиной часа, с трудом поселились в местную гостиницу, но нет летунов и техников. Начинаем догадываться о каких-то незапланированных вернее нештатных ситуациях, которые проясняются ближе к 24 часам. Газель, доставлявшая наших ассов, сломалась в полпути, и мужиков с 16 часов буксировали перекладные. Тем не менее, у них уже есть машина, которую командир борта Леня взял у своего кума.

4 марта, 2005 года, пятница «Танцы с волками или волчье пиршество».

Солнечная, ветреная с порывами, с кучевыми облаками погода.

Поутру недолгие сборы и мы в Бабчине, возле Ка-26. Часа три ждем, пока обслужат вертолет, иду в научный отдел заповедника и встречаю своего коллегу Сергея Кучмеля. С этим ученым, всю жизнь занимавшимся волком, мне посчастливилось вместе работать и поездить по экспедициям, где он был одной из тягловых-полевых лошадей.

Как всегда начали с местных зубров, которых знаем по именам со времен выполнения «зубротем» Минприроды. Перетерли особенности поведения всех самок, от Моники и до … особенно их участие в репродукции. Все подробно узнал о судьбе своего протеже – самца «Билли» которого из-за своеобразной «чубарости» мы запомнили во времена отлова в Беловежской пуще и который начал хиреть от старости, а ведь некогда был практически единственным производителем и отцом всех полесских зубрят.

Вспомнили и волка с его пищевыми объектами. Про себя подумал, что я завидую своим старшим коллегам, бросившим дрязги-сплетни и искоренение советской отсталости в академии наук с приходом «неостемпененного» и донельзя неграмотного директора — мастера манипуляций учеными на каком-то уж больно закоренелом местечковом уровне!

Как точны же были фразы товарищей «уж лучше радиация чем хор попу-лизаторов из «членов одного кружка». На какое-то время задумался, что стал похож на штрэейкбрехера, не последовавшего за своими принципиальными и всегда честными коллегами!

Мысли прервал прогреваемый вертолет – всем нам нужно спешить, ведь счет на хорошую погоду уже идет на часы – зима, столь поздняя в этом году может очень быстро закончиться.

В начале 11 часов идем через заповедник к границе с Украиной, там расположено охотхозяйство, численность животных в котором нас наиболее интересует – Наровлянское БООР. На перелете, для получения сопоставимых данных, ведем учет животных в заповеднике. Плотность, судя по численности увиденного зверя, здесь высокая, а по лосю наверное и рекордная, особенно если учитывать катастрофическое положение его группировок везде, кроме окрестностей Витебской области.

На пойме замечаем волков, начинаем кружиться, вижу двух матерых, огромные бестии, один похож на крупноватого выборзка, что-то есть в его фигуре от борзой, второй матерый крупный гривастый самец. С ними четыре переярка, странно, но ни взрослой самки с ними не видно – может где-то отлеживаются? Звери, несмотря на зависший вертолет невозмутимы, по всему видно, что они нас не боятся и убегать не собираются.

Делаем еще один разворот, зависаем и сейчас я начинаю понимать причину их нежелания убегать – на льду старицы лежит освежеванная косуля. Летчик Леня Иванов, ввиду отсутствия у нас оружия, в шутливой форме рекомендует всегда иметь при себе несколько болтов-гаек для забрасывания наглых хищников.

Идем на Наровлянщину в район Александровки. По пути встречаем нескольких орланов, взлетающих с ранее не доеденного многочисленными волками кабана. Выходим на учетные трансекты и бороздим «пустыню» вдоль границы с Украиной, опромышляемую, судя по санным следам, с территории вечно голодной самостийной. «Приятного аппетита киевляне, заходите чаще в рестораны с дичью…» – она вся отсюда и лишь «чуть-чуть» приправлена цезием, стронцием и всем тем, чем Чернобыль «наградил» половину Европы.

В тон мыслям замечаю лошадь в санях, привязанную к дереву, рядом охотничью собаку, людей не вижу, но ясно, что это либо порубщики, либо браконьеры. Примерно через 15 км от «страны гуцулов», появляются лоси, кабаны и косули, настроение немного улучшается, но становится очевидным, что это лишь один из очагов, где сохранились копытные.

Уходим севернее Наровли к Мозырю, кабан-косуля, но почему-то нет лося, не видим даже следов животных, еще один перелет над заповедником заправка и день муторной работы при болтанке и усиливающемся ветре. Летаем молча, боимся сглазить погоду, летчик замечает обледенение, в треть бака идем на базу, про себя ругаю пилота, можно было еще минут 40 поработать. После 17 часов началась легкая метель, дошедшая до пурги к 24 часам. Засели в гостинице за дешифратором, переводим в файлы полетные записи, обсуждаем перспективы разведения лося в этом регионе, слегка чифирим.

5 марта, 2005 года, пятница «Начало метели».

Снег, метель, ветер.
Еще с вечера была ясна призрачность надежд на полеты, да и прогноз был неутешителен – давление все время падает.

Утро началось как всегда с ранней побудки, вдруг произошло чудо и небесная канцелярия хотя бы на один 3-х часовой полет даст погоду. Видим тщетность надежд, но с упорством идиота ждем прояснения.

Подъезжает несколько товарищей из Европы, хотят что нибудь поснимать в Полесском заповеднике, им как и нам нужна погода и вертолет. Узнаю, что более всего их интересуют волки и их жертвы.

На хаммере гостей едем в неотапливаемую гостиницу к нашему коллеге Саше, ему как единственному посетителю «Хотеля» вырубили отопление, а мы рассчитывали подкинуть туда гостей. Походив по «нумерам», с падающей с потолка штукатуркой, решаем взять нашего товарища к себе в «Гранд-хотель» – у нас и куски штукатурки мельче, да и теплее. В общем, вывезли парня.

Ближе к вечеру, порядка ради, сходили в местную баню, очень напоминавшую солдатскую в какой-нибудь из частей в Саратовской губернии, та же голь, кривые шайки и парилка, согреваться в которой лучше отжиманием от пола. Погода, тем временем разъярилась не на шутку и этот местечковый городок, стал похож на центр циклона.

Звонили в Бабчин коллегам – у них уже оборвало провода и нет электроэнергии (света). Зная по северу, о том, что пурговые дни это надолго, пытаюсь обнадеживать своих доводами, что мол это не свойственно для здешних широт, что это последнее издыхание зимы, но все доводы опровергает усиливающаяся метель, при которой мы, с наехавшими буржуями пожалуй единственные постояльцы гостиницы «40 лет без ремонта».

6 марта, 2005 года, суббота «60 см снега».

Снег, метель, ветер.
Погода не собирается менять свое к нам и полетам отношение, мы постепенно, становимся узниками метели. Поставленная под окнами номера легковушка, на которой мы приехали, уже погребена под сугробами. Нужно отрыть и срочно выгнать ее на местный «прошпект» который еще чистят, в противном случае нам предстоит прорыть траншею до дороги, а это метров 140-150. В одно из прояснений выскакиваем и, накатывая колею медленно, но верно выезжаем (субарим) с засыпанного снегом дворика.

До вечера болтаемся в Хойниках, на улицы которых, судя по появившимся трелевщикам леса с лопатами, уже выгнали всю имеющуюся в городке тяжелую технику. В районе 22 часов нашему пилоту по телефону закатывает истерику жена, заявляя, что его сын попал в аварию и просит поскорее возвратить его домой. Убеждаем его выяснить произошедшее по телефону, а не заводиться, узнаем, что машину всего лишь поцарапали при перегоне, но наш заводной пилот рвет и мечет, он настроился на приезд домой.

Начинаю по разным адресам собирать народ, ведь вовсе незачем им здесь оставаться (без пилота вертолет не летает). В половине двенадцатого (23.30) под усиливающийся снегопад покидаем гостиницу и из-за переметов на дорогах до ближайшего городка (50 км) субарим-едем более часа (1-2, 1-2, редко 3 передача). Выхожу и снимаю нижние обтекатели с автомобиля ведь их все равно придется оторвать сугробами. Домой являюсь ближе к пяти часам утра, т.к. предварительно развозил народ по домам в разных концах города.

Похоже, что следом за мной пришел и снежный циклон. Подъезды к дому можно преодолеть в лучшем случае на БТРе, т.к. видны только крыши припаркованных с вечера легковушек, не рискнув пробиваться на стоянку, оставил авто у края проезжей части. Последующие 3 дня метелило-вьюжило-пуржило и погода была нелетной.

9 марта, 2005 года «возвращение в Хойники».

Собрав народ по Минску и окрестностям до 7 утра пилим на Полесье к брошенному из-за погоды вертолету, дорога почищена и пуста, народ спит – изрядно «рысачу» на пустой дороге.

Вероятно уснувший экипаж ГАИ поздновато замечает буквально пролетевшую «на низком бреющем» машину, где то включились мигалки, но резина прогрета-дорогу уже прочувствовал хорошо… Прибавляю скорости и влетаю в наш Гарлем-Бобруйск… Быстро пройдя его кривые и запутанные улочки вновь «рысачу» на Мозырь и Бабчин.

Сразу едем к прогреваемому вертолету, народ недовольный быстрым попаданием с «корабля на бал» рассаживается по своим местам – взлетаем-работаем, начинаю слышать надиктовку зверья по курсу остальными учетчиками…

Смотрю краем глаза на недовольно заёрзавшего летчика – по автомату смотрю на датчик давления масла – он в нуле – режем маршрут возвращаемся—садимся… народ злится за уход с обнаруженного ими «клондайка со зверями» — методически верно уже работать там не сможем – потратили полчаса полетного времени, а на массив нужно было 3,5 часа! Ругаем технику, народ начинает вспоминать приметы – типа «ГАЙцы сглазили». А ведь собирались летать в 2 смены собрав 2 полных экипажа летнабов, а тут и одному комплекту поработать не вышло! Вечером созываем всех «свободных ученых», что бы иметь возможность в сроки завершить учеты. Все, кто мог «держать копье» снова рвут в Хойники, дабы из Бабчина, как места дислокации вертолета продолжать делать учет.

10 марта летаем весь день. Заложив новую трансекту через заповедник идем на границу с Лельчитским районом и утюжим Мозырский район.

Видим стаю волков гоняющую лося, рысь, много кабанов и косуль, лосей в куртинах ивняков и все в Мозырьском ЛОХе. Заправлялись сев на дороге, но местный смежный БООР хозяйству лесхоза дал практически «пустой эфир» и как подумалось после посадки борта – придется слушать «пустую проволоку», а не лось-ивняк, косуля – пойма –кустарник, кабан – край болота-мелиорация.. Эх сколько топлива ушло в никуда!

11 марта еще одна новая трансекта на заповедником и заложив трансекту над Калинковичским райном идем в Октябрьский район, утюжим устье Птичи, ЛОХ и БООР, впечатление от обилия дичи, после подлетного маршрута по заповеднику — не из лучших. Волка встречаем довольно часто, изредка рысь. «Курс встречи» 10-11:1. Вероятно волк -рысь в глухих лесах Полесья – самый рядовой фон.

12 марта. Еще одна трансекта над заповедником в сторону Савич, пустая по волку но обильная на копытных и мы уходим на восток для утюжки Брагинского района. В открытом эфире обсуждаем почему волки после завершения охотничьего сезона любят покидать заповедник и то что в январе мы бы наверняка подняли стаю у огромного фруктового сада возле Савич и ленточном бору на краю зоны отселения.

После обилия копытной дичи в заповеднике, отмечаем обилие лисицы и волка, одиночных секачей и редких косуль. Вообще за день не встретили ни одной кормушки – только привады на волка! Ведь здесь охота на него элитарный и нигде больше не встречаемый мужской спорт, если волки поели у туши-привады и легли рядом – значит офлажены утром! Ни один местный охотник не пойдет на работу если растянуты флажки и в них еще есть волки! Здесь гордятся своим заслуженным и много лет непобежденном 1-ым местом по истреблению волка в Европе!

13 марта дорабатываем ранее незаконченный маршрут у ранее выявленного «клондайка» с копытными рядом и вокруг только хищники! Снова обсуждаем причины сложившейся картины – диагноз 1 – тяжелое бездорожье и глубокий снег спасли зверя. Несколько снегоходов у браконьеров — и стойбище исчезнет!

14 марта. Фактически по долине р.Вить поднимаемся в Василевичский лесхоз и от границы с Калинковичским районом ведем учет в Макановичском заказнике, легко ориентировать и искать копытных по желтым кучам кукурузного силоса – «фирменного знака» Толи Радкевича крепко держащего охотхозяйство на своей малой и единственной Родине!

Фон богатый: косуля-рысь, крупные стада кабана и волки-пастухи, на шлюзе через Вить лесник обдирает туши волка – была облава, судя по следам вездеходов на снегу! Потом закручиваем кусок Речицкого БООра и Лоха, по сравнению с Василевичами – пустыня. Косули только вокруг буровых. Даже волка, рыси не видим.

15 марта. Учеты в Гомельской области завершаются, делимся на команды и команда Композитора и «Дядьки» совершает перелет в Лепельский район Витебской области, прошу посчитать на перелете зверей в интересных мне местах большого массива между Березиной и Друтью на прощание. Оставшийся пипл рвет в Минск. Там в Минске первом аэропорту нас уже ждет другой вертолет для работы в Могилевской области. Теперь все зависит от погоды, т.е. от того дадут ли нам вылет.

Продолжение читать здесь.

 

2 комментария на «Владимир Тышкевич. Потерянный мониторинг. Или ежедневник летнаба – учетчика оленей, кабанов и хищников. Или «Куда пропали лоси». Часть 1.»

  1. виктор козловский говорит:

    Насколько я помню, в 2005 году ещё велся отстрел волка с вертолетов на территории зоны . И за сезон отстреливалось до 150 особей.

  2. Татьяна Дерябина говорит:

    Володя, рада приветствовать тебя на нашей ТРОПЕ!

Добавить комментарий