Берлога 2. Заколдованный.

Продолжение. Начало тут.

После того как я добыл его волчицу, Одноухий больше не появлялся. Снежный покров показывал полное отсутствие серых хищников в моем бору. Но снег сошел, и книга следов стала намного сложнее для чтения. Понимал это и волк. В начале августа на дорожке, прорезающей очень густой молодой сосенник, я обнаружил его помет – вернулся везунчик, но робеет, ходит только по густому даже ночью. Места здесь «вкусные». Волчара сейчас может брать кабанчиков-сеголетков на долуевской кукурузе – мышковать-то ему лень. А зимой на неверном насте легко загонит беззащитную косулю, которой стало много. Вот и вылазит он со свёрдловского болота назад в бор. И никак его сейчас не взять. Только по случаю, но для этого:
1. Его нужно увидеть 🙂
2. Увидеть достаточно близко или подкрасться (а он будет ждать).
3. При встрече в руках должен быть карабин или хотя бы дробовик с картечью (это в августе-то! :)).
…Увидел я его во второй половине августа.
В четырех километрах от моего дома ниже по течению Двины по правому берегу открылся в межень длинный песчаный пляж, на котором можно было наблюдать зверей на водопое. Здесь, если подняться из каньона вверх по обрыву, над пляжем шло узкое поле, на котором только что убрали пшеницу и ячмень. Сюда я и зачастил по вечерам. Сначала на поле наблюдал косуль и поведение семьи оленей дневной оптикой, а с наступлением темноты спускался на пляж. В стене прибрежной лозы «прогрыз» лаз, по которому можно было попасть к небольшому кустику, который чудом закрепился прямо на песке у воды. С этого места пляж далеко просматривался в обе стороны. Я расчехлял прицел ночного видения и ждал страждущих примерно до полуночи, а когда была хорошая луна, то мог просидеть гораздо дольше. Удавалось увидеть многих зверей. И мелких, и крупных. Видел, как и в каком порядке пьет большая семья оленей, как кабаны привередливо шныряют по мелководью в поисках улиток и перловиц, как бесконечно и «бестолково» мотает петли по песку енот. Много приходило на пляж всякого зверья. Скучно не было…
Оленуха и олененок вышли в метрах 150 от меня. Зашли в воду глубоко, почти по грудь олененку. По-деловому, но не торопясь, начали пить. Луна подсвечивала отменно. Ночное видение было в чехле за ненадобностью. Тут к ним метнулась серая тень. На то он и волк, что даже при такой подсветке его не рассмотришь. Оленуха рванула к полю, а олененок не успел за ней и был отрезан от матери. Он поплыл к левому берегу, но, дуралей, пытался двигаться вверх по течению. Поэтому волк его легко догнал и задавил прямо в воде у левого берега. Частично вытянуть тушу матерому труда не составило. Когда он наелся, опять переплыл реку и исчез. До следующего вечера исчезла и туша. Наверное, ее унесло водой.
…Перед первым снегопадом заранее установил свою «берлогу». Опять на перешейке между двумя лесными массивами в том же месте, что и в прошлом году. Закрыло ее снегом быстро, т.к. поверх полиэтиленовой пленки я положил не обрывки ковра, а куски «тряпочных» рыбацких сетей, которые без труда можно найти в Двине после паводка. Они хорошо принимали снег и не давали ветру сдувать его с купола.
Но в эту зиму накал операции «Берлога» был не столь велик, как в прошлую. Волков не было, а без них просто ходить и наблюдать не всегда хотелось. Не было такого спортивного азарта, когда думаешь примерно так: «вот остался дома, а именно сейчас они и пройдут и унесут твой шанс». Олени пока безвылазно пребывали в заболоченных чащах у Черного озера, по перешейку между борами не проходили. Косули тоже слабо перемещались, увидеть их удавалось редко. Зато еноты еще не легли и попадали в окуляр по нескольку раз за выход. Удивительно выросла численность куниц. Там, где в прошлые годы иногда встречался 1 переход, теперь следовых цепочек можно было насчитать с десяток и более. И старых, и малых. Это несмотря на «ударный труд» лесозаготовителей, которые активно распиливали старые ельники, «спасая» их от порчи типографом и сокращая среду ее обитания. Поставил всего 4 капкана, и каждый день мне улыбалась удача, а порой попадалось и по два зверька. Почему произошел такой «взрыв» численности, для меня так и осталось загадкой. Белку, естественно, вывели всю под корень. «Последнюю» доел канюк у меня на глазах. Она ошалело выскочила из леса и тут же была атакована с воздуха, потеряла ориентировку и укрылась от него на отдельно стоящей ели. Канюк довольно долго и активно продолжал атаки, подлетая к дереву с разных сторон. Белка сердито стрекотала, стучали о ветки крылья, сыпался снег. «Негабаритная», однако, птичка! Ну что, спортивная ничья? Победила дружба? Нет, он все же взял ее терпеливой засадой, сидя на самой верхушке этого же дерева. Ожидать финала пришлось очень долго, я замерз совсем. Наверное, и белка замерзла, не дождалась темноты и помчалась к лесу. У пернатых хищников, как и у нас, самый добычливый способ охоты – «стрельба с вышки или вертолета».
…Несколько лет в моем бору доминировал огромный секач. Довелось его даже пару раз увидеть – его холка была мне по грудь! Это я по маленьким елочкам определил после встречи, т.к. он возвышался над ними. Опыт и хитрость помогали ему вывернуться из любого загона и уйти. Сила, толстая шкура и клыки позволяли не обращать внимания на собак. Очень осторожничал он и при подходе к прикормкам, всегда сначала обрезал, вычислял свежий след охотника. С моей подачи окрестили мы его по-американски: «цель № 1 – Бен Ладен». Но и на старуху бывает проруха. В конце охотничьего сезона попал он под выстрел горе-стрелка, получил свинцовый шарик 9 мм в легкое и раненый ушел. Халявное преследование, которое нехотя организовала бригада в воскресенье, результата не дало. В понедельник пошел я сам распутывать, но было уже поздно: по лесу след еще был виден, но потом вышел на поле и был за ночь заметен снегом. Единственное предположение, которое я смог сделать, стоя на опушке, состояло в том, что кабан пошел к скотопрогонной трубе под дорожной насыпью. Действительно, в трубе была лежка и много крови. Выходной след из нее был, но скоро закрывался снегом. «Нужно искать – крови много, не жилец», – решил я. Но найти его в тот день не удалось, начинались сумерки.
Во вторник я, не теряя времени зря, поехал на машине прямо к трубе. Взял с собой собачку. Рассчитывать на свежесть следа, конечно, не приходилось, Но к обеду пес все-таки нашел испорченную тушу. Это как раз то, что мне нужно! Правда, для того чтобы подогнать УАЗ и завести трос, потребовалось изрядно поработать бензопилой и топором в кустах, но в начале ночи операция по перетаскиванию Бени Ладена к берлоге была завершена. Окорока я забрал кобелю – он заслужил. Кабан действительно был огромным. Если волки его найдут, то паре надолго хватит.
…Отрезал окорока не только из-за укоризненного взгляда собачки, которая считала хозяина мотом. Была и вторая причина – брюшная полость при отрезании вскрылась, и при буксировании получился многокилометровый и «заметный» для хищников след. Поэтому надеялся на скорую удачу. Действительно, еноты, вороны и лисы появились уже через сутки и даже демонстрировали мне сценические этюды с незатейливыми сценариями дележки и драк в стиле перестройки. Волков не было 4 дня, но потом один мелькнул перед полуночью и, не останавливаясь, прошел дальше. Однако через полтора часа я услышал в отдалении его вой, еще через 2 часа вой повторился. Как и прошлой зимой, волки появились только перед рассветом в самый мороз. И опять матерая пара. И опять я выбрал для первого выстрела волчицу. И опять после выстрела исчезли оба, но шлепок пули о плоть был, его отчетливо было слышно. Поэтому я уверенно вылез из своей берлоги и пошел за трофеем, недоумевая об исчезновении Одноухого. Прямо оборотень какой-то – опять исчез.
Луна была сильна. Пройдя метров 50, я увидел у кабаньей туши двух неподвижно лежащих волков. Обрадовался, что двух сбил случайно одной пулей. Однако радоваться мне оставалось еще 130 шагов. Подойдя к ним, толкнул стволом каждого по очереди – нет реакции. Снял оптический прицел, отстегнул магазин, открыл затвор и поймал патрон из патронника. Отпустил пружину. Автоматика резко щелкнула, Одноухий вскочил и сразу взял такой галоп, что через секунду исчез в лесу. Просто летел, не касаясь земли, распластавшись над снежной целиной, пока я от удивления «клювом щелкал».
Включил фонарь и, стараясь не топтать, повел следствие.
Волчиха взята чисто: с левого бока в сердце. Справа – выходной фонтан крови на метра три. Метрах в шести – место, где лежал Одноухий. Крови нет, ничего нет. Чего тогда лежал? Упорные и долгие поиски при неверном свете фонаря все-таки дали находку – чуток распыленной по волоску короткой шерсти. Скорее всего, пуля черканула его по голове, «побрила». Он получил ударный нокаут, из-за которого и был «мертвым» некоторое время…

Добавить комментарий