Приключения итальянцев в Белоруссии

В конце сентября 1991 года из Милана в Махачкалу вылетел лайнер с семью десятками страстных любителей охоты на гусей, и у каждого были одна или две собаки. Хотя самолет летает быстро, но уже на полпути выяснилось, что предполагаемое место проведения охоты успело стать «теплой точкой», которая грозит стать «горячей», и надо возвращаться. Для того чтобы не понести огромных убытков, туроператор проявил чудеса оперативности, запросил «спокойные» республики, согласовал с итальянцами изменение регламента, и Минск принял борт. Обслуживающий персонал гостиницы «Планета», наверное, никогда не видел такого количества собак, оружия и галдящих темпераментных мужчин в камуфляже, которые после непродолжительного пребывания в своих номерах устремились в ресторан и бар. На это событие еще оперативнее, чем туроператор, отреагировали ночные охотницы, охотники и их сутенеры. В результате этой массированной и профессионально проведенной облавы утром на охоту пожелали выехать меньше половины стрелков. Остальные решили, что охота подождет.
Чтобы окончательно не потерять всех клиентов, БООР утром подало к гостинице шикарный автобус с целью спасти хотя бы часть итальянцев от браконьерш-обольстительниц. По просьбе администрации гостиницы в багажные отделения погрузили всех без исключения собак, и начался аврал по уборке загаженных коридоров и номеров. А автобус двинулся в Дзержинское охотхозяйство.
* * *
Ночью в доме раздался телефонный звонок. Звонил Валерий Тихонов, директор Дзержинского охотхозяйства. Он просил меня отложить все дела и приехать рано утром с двумя моими фокстерьерами. Сказал, что собирает всех внештатных егерей для проведения VIP-охоты. Мне приходилось и раньше помогать в облуживании немецких туристов, когда высококвалифицированные загонщики и отменные собаки ухитрялись выгнать зверя в нужную точку, на которой стоял один-единственный стрелок.
Надо заметить, что почти все приезжие немцы показали себя хорошими и дисциплинированными стрелками. На номере «стояли мертво». Но они категорически не могли отличать свинью от секача, т.к. руководствовались размером, а в Германии очень крупный секач – 100 кг. У нас же, после того как много десятилетий подряд колхозы собирали урожай «вовремя и без потерь», особи в популяции стали крупнее. Свинья может перевесить 200 кг, а секач – 300. Однажды туманным утром немецкий охотник принял такого секача за лосиху и пропустил.
Стреляют немцы отлично, строго по месту, подстраховывающий егерь им не нужен. У них считается, что плохой стрелок просто не имеет морального права быть охотником. Для точной стрельбы не стесняются использовать телескопическую опору и охотничий стульчик. По традиции место попадания пули и шляпу стрелка помечают веточкой ели и фотографируются с трофеем. Имеют специальные ножи для бездефектного снятия шкуры на чучело. Все это показывает их высокую охотничью культуру.
Дисциплина стрельбы сказочная. Например, однажды немецкий охотник, которому не везло целую неделю и заканчивалась виза, в последний день не выстрелил по крупному секачу, т.к. увидел в стороне и далее на 300 м выходящего из загона егеря.
* * *
В 8.30, за 30 мин до назначенного времени встречи, мы были на месте. В команде было 6 егерей, Валерий Тихонов со своим спаниелем, два моих фокстерьера Джип и Бош, лайка и сворка из двух эстонских гончих. Расположились мы на опушке леса, на оборудованной беседкой и кострищем автостоянке, у хорошей грунтовой дороги. Стали ждать. Поскольку ожидание затянулось, зажгли костер. Собаки истомились от ожидания и устроили перебранку, но потом успокоились, улеглись. Я стал спрашивать, для чего нужны в загоне эстонки и спаниель, но в ответ Валерий только загадочно улыбнулся. Ожидание закончилось лишь в начале двенадцатого. Мы никак не ожидали, что прибудет автобус, а не легковушка. Водитель открыл багажную секцию, и его чуть не сбила с ног волна-цунами из восьми десятков лающих и пищащих от радости пятнистых дворняжек. Глаза на лоб полезли не только у нас, но и у наших собачек. Фоксы радостно завибрировали всем телом в ожидании бо-о-о-льшой драки. Но их ожидания были напрасными, т.к. дворняжки оказались миролюбивыми чистопородными пойнтерами-подавалками. Никто не принял благородного вызова на бой от моих кобелей, и они были страшно разочарованы, что и продемонстрировали интернациональным собачьим способом. Зато старая лайка старшего егеря пользовалась огромным успехом, несмотря на почтенный возраст. Кавалеров удерживал на расстоянии лишь размер ее клыков, которые она почти непрерывно оскаливала и которые были вдвое больше, чем у пойнтеров. Наконец, из автобуса вышли переводчица (всего лишь одна, да еще и на каблуках!) и 32 охотничка с многозарядными ружьями и в красивых охотничьих прикидах. Они как-то сами построились в две шеренги, а мы встали в линию напротив. Получилось что-то похожее на построение ратей перед битвой. Ряды супротивников выглядели сильно потрепанными после вчерашнего, но бодрились. Тихонов и переводчица, как два богатыря, сошлись посередине.
Валерий знал заранее, что приедут много итальянцев, но никто его не предупредил, что будут и собаки, да еще в таком невообразимом количестве. Водитель категорически отказывался принять их назад в багажное отделение, да и пойнтеры с хитрым видом держались подальше от автобуса.
После длительных переговоров выяснилось, что 12 охотников не желают охотиться на кабана и пойдут с нашим Петром и спаниелем на ближайшие луга. К тому времени мероприятия, проводимые в охотхозяйстве, по уничтожению бродячих котов и собак, дали свои результаты. Боровой и луговой дичи стало по-настоящему много. Эта группа должна была забрать с собой всю импортную стаю. Забегая вперед, скажу, что они остались довольны трофеями, несмотря на то что почти сразу потеряли своих собак, и все собирал-подавал в одиночку наш трудяга-спаниель. Когда куропаток сложили в общую пирамиду, высота ее была выше колена. Только переводчица оставила каблуки где-то в поле. Охота ей не понравилась. Оставшимся Валерий раздал 4 пачки пулевых патронов, т.к. летели-то люди на гуся и, кроме мелкой картечи, ничего не имели. Начался инструктаж. Разъяснялись тактика загонной охоты, правила поведения на номере, техника безопасности, запрет стрельбы картечью. На нашей старой лаечке прутиком-указкой показали, куда должна попасть пуля для нормального поражения кабана. Переводчица бодро и с улыбкой переводила. Хмурые тучи пробило солнце, наладилась погода, итальянцы жизнерадостно и понимающе кивали. Никто не догадывался, что специализация переводчицы – памятники культуры, достопримечательности Минска, застолье, и она сама не совсем понимает, о чем говорит Тихонов. А что не понимает, то не переводит. Например, она не поняла выражения «стоять мертво».
Вопросы есть? Ответ – гости рады, что попали в Белоруссию.
Конечно, у нас гораздо лучше, чем в самолете после стингера.
* * *
Хозяин гончих оказался не у дел, поскольку никто не захотел охотиться на зайцев. Он доказывал, что на лугах эстонкам делать нечего, только помнут куропаток, пришлось его взять с собой. Тем более что были выбраны загоны, где нет больших секачей.
Казалось бы, все просто. Стрелков много, загонщики и собаки очень опытные, загоны небольшие, подъезды удобные, кабана много. Но не тут-то было! В Италии развита охота на пернатую дичь – дроздов, скворцов, голубей. Гусь – это очень крупный трофей. А про загонную охоту на кабана итальянцы знают столько же, сколько мы про охоту на гигантскую анаконду в джунглях Амазонки. После пары минут одинокого молчания на номере итальянцам становилось скучно, и они объединялись по два или три человека. Тихо беседовали, «громко» жестикулировали. Линия стрелков, грамотно расставленная егерем, разрывалась и «шумела». В первом же загоне небольшое стадо мелких кабанов без выстрелов прошло через брешь стрелковой линии и увело за собой гончих. Переводчицы не было. Я на английском языке пытался объяснить им ошибку, но безуспешно, т.к. в следующем загоне номера опять стали перемещаться. Они, скорее всего, не поняли. На выходе из второго загона, в 100 м от стрелковой линии, на меня выскочила косуля, спешащая назад. И наши собаки не могли ее развернуть. А возвращалась она в загон от трех охотничков, которые что-то оживленно обсуждали на опушке леса. Судя по жестам – вчерашние «трофеи» в гостинице.
* * *
Для третьей попытки Валерий применил невиданную тактику. Все егеря и он сам бесшумно перемещались вдоль стрелковой линии и жестами наводили порядок среди стрелков. Я с фоксами и лайкой начал загон, но сразу услышал стрельбу, настоящую канонаду, как на открытии утиной охоты. Выстрелов было не менее двадцати. Собак сразу «ветром сдуло», однако продолжил. Где-то в центре загона раздавался азартный лай фоксов, потом он смолк, зато меня стали настойчиво звать егеря. «Быстрей беги! Быстрей!» Счас, разогнались, нашли борзого. «Быстрей беги! Быстрей!» Потом началась беспорядочная какофония собачьего лая. Поддал ходу, через несколько минут, запыхавшийся и злой, вышел на голоса. И вот какая картина предстала перед моими глазами.
Широким плотным кольцом стояли галдящие итальянцы, у всех в руках были портативные видеокамеры и фотоаппараты. Снаружи этого кольца испуганно металась и лаяла туча пойнтеров. Некоторые даже хватали за костюмы и пытались оттащить хозяев назад. Больше ничего не было видно.
Оказывается, эстонские гончие отбили в первом загоне одного сеголетка и все это время вязко его преследовали. На лугах они своим азартным лаем переманили за собой всех пойнтеров и случайно вышли на линию наших стрелков. Конечно же, никто из охотников не попал в цель (отсутствовал опыт стрельбы пулей). Хорошо, что не перестреляли друг друга. Егеря были пассивны по приказу Валерия, но уставший кабанчик дал нагнать себя Бошке и Джипу.
Я протолкнулся внутрь.
В центре Джип и Бош повалили и растянули сеголетка. Делали они это всегда одинаково. Бош первым вцеплялся в пах, а через мгновение Джип хватал за дальнее от него ухо. От рывка 40-килограммовый кабанчик падал на бок, а собаки изо всех сил тянули в разные стороны. Чем сильнее он пытался встать, тем сильнее они тянули. Старались изо всех своих десятикилограммовых сил и никогда не выпускали сеголетка. Рядом медленно, внимательно и молча перемещалась лайка: мол, «если молодежь не справится, то придется помочь». Эстонские гончие тоже были в кругу, но к месту схватки не приближались.
– Дима, режь! – кричал Виктор, протягивая мне свой огромный нож.
– Что, сам не можешь?! Заставили ползагона бегом бежать!
– Ага, знаю я твоих мошечек-бошечек, после кабанчика вцепятся в меня тем же способом или в горло. Пока челюсти разожмете клинами, конец придет.
Фоксы действительно окончательно осатанели от напряжения, непривычной обстановки и непрерывных ударов фотовспышек. Даже глаза закрыли. Заразили и хозяина. Я резко сорвал с плеча ружье и протянул итальянцу. Когда мы встретились с ним взглядом, он отшатнулся. В ладони сам собой оказался мой маленький, но безотказный складной охотничий нож с широким лезвием и надежной фиксацией. Сделали его потомственные уральские мастера в г. Златоусте, где когда-то знаменитый горный инженер Павел Петрович Аносов раскрыл секрет булата. Прекрасная сталь ножа резала упавший на лезвие волос. Открыть и закрыть его можно без усилий большим пальцем правой руки.
В прыжке открыл нож, ударил в сонную артерию. Закрывая нож, ловко увернулся от фонтана крови. Не полоснул, а именно ударил, так меня Валерий когда-то научил. Секрет – в ширине лезвия и точности удара. Итальянцы разом замолчали, т.к. ножа они не заметили, и им показалось, что я убил кабана пальцем. Наверное будут рассказывать об этом внукам, т.к. их никто не разубеждал – бизнес есть бизнес. А это хорошоя реклама!
* * *
Так Бош и Джип стали главными героями итальянского фотовидеосериала «Приключения итальянцев в Белоруссии» и до самой смерти получали предложения (с разноцветными печатями) отправить детей на постоянное местожительство в Италию с получением почетного гражданства и медалей.

2 комментария на «Приключения итальянцев в Белоруссии»

  1. irina говорит:

    Жаль, что только собакам предложили ПМЖ в Италии…

  2. Татьяна Дерябина говорит:

    Ничего не скажешь — мастер пера и жанра!

Добавить комментарий