С бухты-барахты.

Если вы перестали делать какие-то вещи просто для удовольствия,
считайте, что вы больше не живете.
Эрнест Хемингуэй

 

Сотовый звонит.

Валера, не здороваясь:
Поехали к Михалычу!
– Упал? Овсы под снегом, и все спят.
– На берлогу.
– А я причем?
– Подстрахуем.
–Михалыч поможет.
– Не, с Михалычем я боюсь.
– Не едь, если боишься.
–ПОЕХАЛИ!
– А зверье свое куда дену?
– Мою подружку на хозяйстве оставим. Она рвалась из Минска на природу.
– Дык, на природу с тобой, наверное. А тут ее, одинокую, волки съедят.
– Буду рад.
– Я подумаю.
– Думай скорее, я через десять минут буду.
– Так ты уже с трассы свернул?!
–Да.

В принципе, всякий совок приучен с младых лет принимать добровольно-принудительные решения. И разборки приходится откладывать на потом. А тут нужно или посылать, или принимать в темпе. Выбираю женский способ избежать изнасилования: расслабься и получи удовольствие.

– Ладно.

* * *

За 10 минут успел только накидать посреди комнаты кучу охотничьей одежды и унты.

Подъехала машина, и из нее вышла высокая, длинноногая, ослепительная красавица-хамелеон Елена, окруженная мощнейшей аурой женской привлекательности. Даже мой пес выпучил глаза и не залаял. А вот кошке она не понравилась.

Я как-то с первого взгляда чувствую, что дама-хамелеон. Они имеют очень сложную и развитую инстинктивную программу атаки на выбранного в жертву мужчину. С ним она проявляет огромную любовь к его интересам, например, любит природу.

Если же целей несколько (по принципу «а вдруг с этим облом»), то с другим объектом она хорошо разбирается в машинах, с третьим – интересуется его «хворобами» и переключает Дискавери на Белену. С одним – болтлива, с другим – молчалива и загадочна, с третьим – поразительно интеллектуальна. С одним – применяет поощрительное спаривание, с другим – холодна, с третьим – целомудренна. Может быть экспертом по ремонту квартиры, постройки дома, воспитанию детей и т.д. И все это на уровне инстинкта, очень натурально.

И посыпалось:
– Ой, как тут красиво! Какой снег белый! И сугробы! Иней! По дороге мы видели столько следов! Это с Вами мы поедем на охоту? Вы здесь один живете? Холодно? Печку дровами топите? Как вкусно пахнет дым из трубы! А козочки ваши где?

И так без остановки и без права собеседника на ответ, но ее прервал Валера:

– Мы поедем, а ты останешься на хозяйстве, природа здесь отличная.
– …

У меня сомнения возникли: не сбежит ли она к своему другому варианту, сразу как отъедем, и оставит моих домашних без корма. Поэтому при инструктаже подробно рассказал красавице о том, сколько волков бегает на моем пятикилометровом тупичке, отходящем сюда от проезжей дороги. Притухла. Дал ей малый саперный топор и объяснил, что волка, который лезет в дом, нужно бить между ушей. Увяла…

Нет, не сбежит никуда. Валерий слишком успешный бизнесмен. Прохиндей! У него ее инстинктивной программе противостоит нехилый интеллект, и он все понимает. Красавица еще только надеется его использовать как мужа, а он уже использует ее по полной, в т.ч. напряг моими вилами, ведрами, печной сажей, рогатыми козами и зубатыми реальными волками.

Или сбежит, если волки ночью концерт у дома устроят? Нет, не зря я ее тупичком и топориком запугал, пешком не пойдет 5 километров даже в солнечный полдень, а другие машины, кроме валериной, здесь зимой не ходят – тупик. Будет спать с топором.

* * *

На том и отъехали. А по дороге я начал вспоминать, что забыл. Перечислять долго, но можно кратко сказать: все забыл. Взял только одежду, блок сигарет и ронхил, блин. Хорошо,что хоть права случайно оказались в кармане охприкида – повезло, т.к. я про них при отъезде тоже не вспомнил. Поэтому прорулил я всю Россию, чтобы Валера отдохнул, – он все-таки основной стрелок, а я страхую.

Валера – очень опытный охотник: не сосчитать, сколько волков взял в Беларуси, уже трижды бывал у Михалыча и трижды возвращался с трофеем. Но стрелял только на овсах с вышки. На берлогу идет первый раз. Говорит, что готовит себя к большой африканской пятерке.

* * *

К рассвету прибыли. Долго не канителили. Пообнимались, перекусили с кофейком – все непьющие. Я взял у Михалыча его болтовой Манлихер под .375 Н&Н Magnum (привычный, у меня его близнец есть) и острый, как бритва, кинжал за голенище. Попрыгали. Потом по уазикам – и в путь.

У Михалыча обнова – двухствольная крупнокалиберная винтовка, как у Геринга, с дульной энергией более 7КДж. Знаковая вещь. Престижная. С виду похожа на обычную горизонталку. Безумно дорогая, стоит как десяток элитных карабинов или больше. В руки сама просится и греет душу. Слюни, конечно, у меня потекли… И у Валеры тоже. Сильна мать-Россия, если сын егеря, местный житель, в прошлом простой охотовед, может позволить себе дополнить таким оружием свой и без того роскошный арсенал…

* * *

Остановка. Далее дороги нет. Помощники остаются сидеть во втором УАЗе, а нам с тремя молчаливыми длинноногими сибирскими лайками идти километра 3-4 лыжиками. На лыжне вспоминаю, что нужно, собираясь на охоту, заглядывать в паспорт, чтобы не забывать свой возраст. Да и бессонная ночь сказывается. И карабин тяжелый. И я тяжелый, с полным желудком. И вообще поспать бы у теплой печки. И почему Михалыч гарантирует, что именно самец будет, непонятно.

А Михалыч останавливается и дает команду зарядить карабины, чтобы потом болтами не греметь. Через километр опять остановка перед снежным холмиком. Мы высовываем над ним головы, и он показывает продых. Он далеко, метров 150, и его еле видно даже в бинокль. Жестами, без слов, объясняет план и грозит, чтобы шатуна ему не пустили.

Мне прямо напротив выхода нужно стать на дистанции 25 метров, Валере – стать чуть сбоку и поближе, чтобы стрелять не в лоб. Михалыч не участвует, поэтому Валера отдает ему свой фотоаппарат. Когда встанем, пойдут собаки. А у меня сонливость не проходит. Нет ни азарта, ни мандража. В паспорт не заглянул, Валеру не послал, теперь жалею.

Тихонько снимаем предохранители, потом выдвигаемся к берлоге, слезаем с лыж. Снега чуть выше колена, растаптываюсь для маневра, но уже неотрывно смотрю на продых.

Идут собаки, продыха еще не нашли, метусятся. И тут, без помощи собак, выход взрывается обломками наста, метелью снега, и из этого облака на меня прет медведь. Черный, как уголь, кажется. Я даже хорошо вижу огромные когти на его передних лапах при прыжках.

Далее все длилось совсем малую часть секунды. Валера стреляет и делает чистый промах – от неожиданности, наверное. Или мандраж задавил. Шлепка пули нет, медведь на ходу чисто. Передо мной маленькое понижение – ровчик такой, стреляю когда у мишки передние лапы опустились в ровчик, чтобы попасть в шею, сверху как бы. Другого шанса просто нет – идет галопом в лоб. По-другому не остановить, подомнет.

Шлепок пули есть. Зверь вылетает из ровчика уже кубарем, телом не управляет и пролетает мимо меня рядом. Большая туша, хорош, пудиков 15. Даже 7 КДж не сбили его инерцию бега.

Михалыч прет на лыжах быстрее снегохода, чтобы лаек зафукать. Иначе шкуру попортят.

* * *

Как-то холодно стало, да и запоздалый мандраж имеет место быть, но шеф наш очень опытный: повесил на пружинящий сучок сворку, достал из кармана цепную пилочку, быстренько сухостоину тоненькую привалил. И вот уже огонь, дым – и все хорошо. Виноват, затормозил, но дым костра напоминает про сигарету. Лихо щелкаю и некурящему Валере своим спиральным ронхилом. Стоим, молчим, дымим вместе с костром, а Михалыч зовет по телефону помощь из второй машины. Тоже Россия-мать не отстала, связь работает хорошо везде, не то что у моего дома в Синеокой.

Ждем, фоткаемся. Ни Михалыч, ни я у трофеев давно не фотографируемся из принципиальных соображений. Поэтому звезда сессии – Валера. Парные фото с мишкой, с нами. А когда пришли помощники, то и групповые. На этом все, уходим, помощники работают, их очередь.

* * *

Попарились, поели не нашей медвежатинки с груздями мочеными и капусткой квашеной с клюквою, почаевничали у самовара под разговоры, поспали впрок – и в путь. Шкура с головой и вырезки уже упакованы в багажнике – сервис.

Машину вел всю дорогу Валера, и вернулись мы на двое суток раньше, чем обещали.

* * *

Красавица нас не ждала. Поэтому была нечесана и немыта, судя по всему, с самого нашего отъезда. Любая Золушка знает, что мыться без принца бессмысленно. А всплакнуть о тяжелой женской доле без принца – обязательно. Поэтому на щеках вместо теней была размазана печная сажа разводами.

На наш взгляд, потери были минимальные – волки ее не съели… Но для несчастной Елены это была катастрофа – принц ее увидел ТАКОЙ, с сеном в голове.

* * *

–До встречи. Щеми тут серых помаленьку!
– Доброй дороги. Приезжай с Еленой в баньку летом. Попаримся, поплаваем, промангалимся на солнышке. Может быть, и волчка на обходе подгоню.

И напоследок я высказался:

– Учти, пятерку страховать не поеду.

И Валера понял почему.

7 комментариев на «С бухты-барахты.»

  1. Татьяна Дерябина говорит:

    Как говорят, прочитала на одном дыхании!
    Но пошто Вы, Дмитрий, так с женщинами …

    • voinovdima говорит:

      Не понял, что я плохого сделал женщинам?
      1.Женщины разные бывают.
      2.Все женщины не любят когда их понимают.

  2. Тимур говорит:

    Смачно написано. Спасибо!

  3. Александр Гладкий говорит:

    Для меня Хэмом повеяло, «Зелеными холмами Африки». И вовсе не из-за эпиграфа. И женщина в сюжете появилась. В общем, Дмитрий — Мастер!

    • voinovdima говорит:

      «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера.» ?

  4. Леонид говорит:

    Ну Вы Дмитрий — знаток! Прочитал с удовольствием. И было же время за 10 -15 секунд подумать куда и когда стрелять. Молодца.

    • voinovdima говорит:

      Да, время поразмышлять было: 0.10-0.15 секунды 🙂 Все директриссы продумал сразу как выдвинулся.

      Просто никогда я не любил стрельбу дробью или картечью. А пулей всегда целил в основание черепа — наиболее гуманный выстрел, зверь не ощущает смерти. Поэтому руки привыкли и теперь сами попадают в эту точку без моего участия. Даже на зайца брал легкую .22, а не дробовик.

      Когда охотился в коллективе охотники меня часто недоверчиво спрашивали — «А куда ты целился?», потому что попадания всегда были одинаковые.

Добавить комментарий