Станет ли Беларусь резервацией?

 

Споры вокруг регулирования численности волка на территории Беларуси идут давно – то разгораются, то переходят в вялую фазу. Я интересуюсь проблемой волка с 1972 года (как сейчас говорят, «в поле») и могу с уверенностью сказать, что до развала Союза численность его была значительно меньше, чем сейчас, т.к. отстрел проводился более стабильно и организованно.

В начале лихих 1990-х, когда перестали выплачивать премии за его добычу, плотность популяции выросла до угрожающих размеров. В этот период мне известен случай, когда волки разорвали и съели пьяного водителя лесовоза при остановке на ночной лесовозной дороге на территории Друтского военного лесхоза. Утром мы нашли только рваную одежду и незначительные фрагменты тела.

После восстановления системы премирования положение улучшилось. Но время идет, появляются новые угрозы. Премию опять перестали выплачивать в 2009 году. Но главное не в этом.

Сейчас общая стоимость выезда на охоту на копытных за день превышает заработную плату сельского рабочего за месяц. Естественно, люди были вынуждены сдать ружья и распрощаться с любимым хобби, перейти на диван или к стакану или пополнить ряды браконьеров. Это очень плохо по двум причинам.

1. Сейчас охота практически пришла к формату «клиент(турист)/егеря». Клиент приехал стрелять лося, оленя или глухаря, его ему выставили, он заплатил все обязательные платежи, столько же наверх кинул и уехал довольный. Но клиентов не попросишь участвовать в ликвидации волчьей стаи. А сил и опыта одних егерей для этого не хватает.

2. При переходе опытных охотников в браконьеры они совершенно неуловимы для госинспекторов, т.к. инспекция состоит из бывших силовиков, а в лесу они ноль. Ряды браконьеров значительно усилились не столько из-за численности, сколько из-за притока опыта. Я смотрю сводки работы Госинспекции еженедельно. Ловят по мелочам: рыбачков, дурачков, а опытные «волчары» практически никогда не попадаются, а они-то и приносят наибольший вред. И, конечно, в мероприятиях по регулированию численности волка участвовать теперь не будут. Обижены… Оно и понятно: на родной земле человека, живущего на ней, лишили права охоты в пользу денежных варягов! Даже при случайной встрече не выстрелят чтобы не шуметь.

Таким образом, непомерная жадность государства при оплате охоты привела к развалу существовавшей многие десятилетия системы, и с волком всерьез бороться сейчас некому. Примерно так разводят руками люди, которые отвечают за это дело:

«Дырэктар гарадоцкай філіі «Беларускага таварыства паляўнічых і рыбаловаў» Юрый Лявонаў тлумачыць небывалую агрэсію ваўкоў голадам – нядаўна ў лесе скарацілі колькасць кабаноў:

– За мінулы год адстралялі па ўсім раёне 21 ваўка, плюс тры падранкі. У канцы студзеня – пачатку лютага ў іх пачынаецца гон, тады і пачнём масавы адстрэл. Што датычыцца Газьбы, то я бачу дзве прычыны такога становішча. Па-першае, зараз маладняк пачаў выходзіць на паляванне, вучыцца. Па-другое, Газьбаз находзіцца ў пяці кіламетрах ад расійскай мяжы, воўк свабодна заходзіць і сыходзіць. Мы тут яго адстрэльваем, а як ідуць справы на тым баку – невядома». (СБ Беларусь Сегодня, «Ваўкi паказваюць зубы», 05.01.2017)

Что я могу сказать уважаемому господину Леонову? Могу только напомнить, что для результативного регулирования численности волка этим нужно заниматься круглый год, в т.ч. и путем поиска выводковых нор, флажковой охоты, засидок у привады и на кормовой тропе, а не кивать на РФ, не ждать гона и приезда минчан на вабу. Да, сейчас таких «егерей» выручают только фанаты волчьей охоты и новая техника типа прицелов ночного видения и тепловизоров, которая у фанатов есть.

Не смотря на бравый рапорт Минлесхоза о том, что в Беларуси в 2016 году изъято 1734 волка, этой зимой серые хищники «наследили» во многих населенных пунктах всех наших областей. Их с каждым годом становится всё больше и больше.

Специалисты объясняют визиты волков на сельские подворья проблемой их пропитания в лесах, вызванной резким сокращением поголовья диких кабанов в связи со вспышкой АЧС. Видите, уже появились традиция и привычка у властей списывать все свои недоработки на дика 🙂 Однако проблему просто запустили, оставили без должного контроля и исполнения в прошлые годы, и теперь мы имеем результат — очень высокую численность волков. Депопуляция кабана прошла в 2014-м, в 2015-м такое объяснение активности волка еще могло звучать, но на дворе 2017-й, а у чиновников песня не изменилась. Гнать надо взашей таких ответственных, а не песни их слушать!

Вот данные Белстата по динамике чмсленности и добыче волка в 1980-2014гг. По столбцам: год, численность в тысячах штук, добыто особей, и % изъятия:
1980 2,51 2324 92,6
1981 2,43 2046 84,2
1982 2,34 1573 67,2
1983 2,36 2046 86,7
1984 2,14 1689 78,9
1985 2,00 1827 91,4
1986 1,88 1484 78,9
1987 1,84 1822 99,0
1988 1,71 1550 90,6
1989 1,72 1075 62,5
1990 1,84 896 48,7
1991 1,86 723 38,9
1992 1,68 649 38,6
1993 1,85 618 33,4
1994 1,86 717 38,5
1995 2,00 1185 59,2
1996 2,09 1226 58,7
1997 2,49 1267 50,9
1998 2,54 1148 45,2
1999 1,74 1019 58,6
2000 1,70 853 50,2
2001 1,59 832 52,3
2002 1,64 729 44,4
2003 1,58 731 46,3
2004 1,34 813 60,7
2005 1,29 806 62,5
2006 1,56 641 41,1
2007 1,54 735 47,7
2008 1,69 670 39,6
2009 1,70 747 43,9
2010 1.80 773 42,9
2011 1,81 650 35,9
2012 1,83 688 37,6
2013 1,88 829 44,1
2014 1,98 913 46,1

Всё наглядно видно, причины ясны, а чинуши опять говорят, что кабан виноват 🙂

* * *

И вот теперь спор о регулировании плотности популяции волка разгорелся с новой силой. Всего я насчитал, что в споре присутствуют целых 8 заинтересованных сторон. Давайте по порядку разберемся.

1. Причиной обострения спора стало интервью директора Республиканского ландшафтного заказника «Налибокский» Василия Гуркова, опубликованное в Белорусской лесной газете 08.12.2016. Смысл его в том, что волки мешают нормально вести рациональное охотхозяйство. Позиция Василия Гуркова проста, аргументы не новые. Это однозначная позиция первой стороны спорщиков, охотников – волки мешают нормально вести рациональное охотхозяйство.

Лось. Останки волчьего пира.

Но угораздило же журналистов и самого Гуркова завернуть этот материал «в красный плащик тореро» с названием: «ПАЛЯЎНІЧЫЯ – ГЭТА АВАНГАРД БЕЛАРУСКІХ ЭКОЛАГАЎ». Реакция на такое заявление наступила мгновенно. «Зеленый бычок» пригнул рожки и пошел, и пошел бодаться! А как же, это же прямое покушение на его золотую корову: мы-то ученые, эксперты и иже с нами, что, зря зарплату и гранты получаем?

2. Итак, вторая сторона спора – ученые во главе с доктором биологических наук, профессором Вадимом Евгеньевичем Сидоровичем, главным научным сотрудником Центра по биоресурсам НАН Беларуси, где он сейчас работает на четверть ставки. Изучение волков профессор ведет в основном в окрестностях своей дачи и там же проводит экскурсии для иностранцев по этой теме. Но вот незадача – дача находится как раз таки в Республиканском ландшафтном заказнике «Налибокский». Вот такой своеобразный агротуризм, и вот такое вот непримиримое противоречие есть у него с Василием Гурковым. Гуркову волки мешают, а Сидоровича кормят. Ну и кто авангард –это ведь тоже вопрос не последний.

«Волкотуризм»

«Волкотуризм». Недоеденный волками олень.

Вадим Сидорович занял в этом вопросе непримиримую гражданскую и научную позицию, рассказывает, где только можно, про «величайшую позитивную роль волков, о которой мало знают и не принимают во внимание».

3. Где только можно – это где? Прежде всего это зеленые сайты, которые хватают материалы о волках с волчьим же аппетитом, т.к. это увеличивает их популярность и по теме. Это третья сторона, участвующая в споре. Их скромный профит – посещаемость сайтов и гранты. И это не пассивный участник, это форсирующий и обостряющий участник спора. Он тоже очень хочет быть авангардом. И его тоже волки кормят после того как Чупакабра сдохла.

Безусловно зеленые сайты способствуют улучшению экологической культуры, но им нужно стремиться и к тому чтобы давать людям и реальные знания о дикой природе, а не питаться только «жареным» интернетом. В сложившейся ситуации с волком их позиция усугубляет и без того критическую ситуацию.

4. Вслед за зелеными сайтами подтянулись и государственные СМИ. Им тоже хочется поднимать свой рейтинг на этой теме. В то время как областные и районные газеты почти ежедневно пишут о новых фактах беспредела волков и о жалобах местных жителей, телеканал CTV.BY решил взять интервью у Вадима Сидоровича.

В отличие от Гуркова, Вадим Сидорович говорит о последних достижениях мировой науки, ищет новые аргументы в пользу того, что нужно ослабить или убрать вообще охотничий пресс на популяцию волка на лесопокрытых площадях – это 40% территории Беларуси. И, конечно же, в первую очередь в Налибокской пуще. На экране для человека, который не в теме, все звучит очень убедительно.

По статьям Сидоровича и по его интервью телеканалу CTV я собрал эти аргументы профессора конспективно.

Аргументы профессора Сидоровича:

— самые последние достижения западной науки: волк улучшает жизнеспособность популяций всех видов копытных;
— волк уничтожает енотовидных собак и лис и этим способствует увеличению численности зайцев, тетеревиных и других птиц, гнездящихся на земле;
— енотовидные собаки и лисы являются главными переносчиками вируса бешенства в дикой природе;
— в последние годы недостаточная плотность популяции волка приводит к тому, что волки вяжутся с собаками и появляются волкособы, у которых инстинкт боязни человека слабее, чем у чистопородных особей;
— жалобы местных жителей надуманы и не задокументированы, домашних собак нужно держать на цепи у будки – тогда будут целы.

О чем забыл сказать уважаемый профессор:

– утверждение о том, что волк улучшает жизнеспособность популяций всех видов копытных, является мнением некоторых западных ученых и, наверное, самого господина Сидоровича, но это не достижение, а мнение, оно не доказано; профессор оговорился, наверное;
— санитарная и регулирующая роль волка по отношению к популяциям копытных, о которой так любят говорить его защитники, в основном характерна для естественных экосистем, мало подверженных антропогенной деятельности;
— уже очень давно, после вымирания на нашей территории крупных кошачьих, у волка нет в дикой природе врага, который может регулировать его численность; волк без отстрела будет размножаться до предела кормовой базы и расселяться;
— на протяжении всей истории человека-скотовода волк был его наипервейшим врагом;
— в биосфере существуют циклические механизмы, которые периодически (период 3-4 года) почти обнуляют численность енотовидной собаки и лисы без вмешательства волка;
— если есть возможность, то волк режет животных больше, чем сможет съесть, и этот факт имеет множество подтверждений; волк берет собак, сидящих на цепи у дома, так же спокойно, как и гуляющих без привязи по деревне, и этот факт тоже имеет множество подтверждений;
— не съедая полностью свою добычу, волки тем самым дают пищу более мелким хищникам (енотовидной собаке, лисице, куньим) и птицам (орлану-белохвосту, врановым и др.); по этой причине орлан-белохвост в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике более выраженный падальщик, чем убийца (напомню, что в ПГРЭЗ регулирование численности волков человеком практически не производится);
— если бешеная лиса опасна, то бешеный волк – это ЧП республиканского масштаба, он оставляет инфицированный след длиной более сотни километров, нападая на десятки людей и животных; в Республике Беларусь известно даже одно прохождение бешеного волка на 300 километров; конечно, такое ЧП происходит гораздо реже, чем бешенство у лис, но и последствия несоизмеримы;
— волк, ни разу не испытавший пресса охотников, в третьем поколении теряет страх перед людьми, что и происходило в начале лихих 1990-х в глухих уголках страны;
— практика показала, что волка, как и кабана, на лесопокрытых территориях страны уничтожить полностью невозможно даже если приложить максимум усилий;
— волкособы появлялись на нашей территории всегда, даже задолго до появления славян на Припяти, Немане, Днепре и Западной Двине, об этом свидетельствуют исследования генома устоявшихся старинных пород собак; и, конечно, они появлялись не от того, что охотники перебили всех волчиц. Доказательства наличия доисторических домашних гибридов собак и волков в Европе относят к эпохе охоты на мамонтов.

То, что Вадим Сидорович забыл или игнорировал в своих выступлениях такое количество фактов, весьма удивительно для столь маститого ученого!

1734 — это количество добытых в 2016 году волков, озвученное Минлесхозом. Но недавно, точно не помню где, Владимир Сидорович утверждал, что в Беларуси осталось всего несколько сот волков (700). Похоже что боец совсем охренел в атаке.

Мне непонятна истерика, которая началась в интернете из-за этих волкособов. Кроме дремучести топикстартеров и аудитории, ее ничем не объяснишь.

И в сильно прессовые 1970-80-е, и в благословенные для волка первые годы 1990-х охотники иногда отстреливали бастардов в составе волчьих стай. Однако это не повлияло на чистоту генома белорусского волка – сейчас его геном признан одним из самых чистых. Видимо, в местной биосфере есть какой-то неизученный механизм, не дающий выжить бастардам. Инстинктивные программы распознавания «свой-чужой» и выбора партнера для размножения еще очень слабо изучены этологами даже у человека, а тем более у скрытного волка. Но факт есть факт – геном белорусского волка очень чистый. Поэтому наш волк стал беспроигрышной фишкой на Западе при выборе тем для научного исследования и получения финансирования.

Волчий беспредел, который сейчас происходит в белорусских деревнях пытаются совершенно бездоказательно списывать на волкособов и просто одичавших собак.

Но доказательства этого нужны и их нужно создать. На одном их зеленых сайтов смотрю статью «Человек волку — волк? Что привело к панике в деревне Повитье».

Прочитал, улыбнула статейка. Надо было уж сразу написать: » Человек волку — друг, товарищ и брат…». Вот и эпиграф для неё подходящий:

«Друзья! к чему весь этот шум?
Я, ваш старинный сват и кум,
Пришел мириться к вам, совсем не ради ссоры;
Забудем прошлое, уставим общий лад!
А я, не только впредь не трону здешних стад,
Но сам за них с другими грызться рад…»
Иван Крылов

Эксперт

И еще, как только зеленые друг друга не называют: Виктор Фенчук — координатор проекта по изучению экологии волка в Беловежской пуще, реализуемого совместно с Франкфуртским зоологическим обществом. До этого его многократно представляли как эксперта по волкам. Заметьте не специалистом, а именно экспертом, а это гораздо выше по смыслу 🙂 А еще раньше этот человек с множеством талантов был главным экспертом в РБ по птичкам, но птички плохо кормят. Интересно сколько раз он встречал волка в дикой природе, когда рядом в прямой
видимости нет людей. 500 раз, 5 раз, или ни разу? И вот что этот «эксперт» заявляет:

— » Если бы волк хотел, он пришёл бы и съел человека.»
— «в настоящее время волков как вид нужно спасать, а не уничтожать!»
— » Считается, что волкособы более опасны. Появляются они там, где плотность волка уменьшается из-за охоты в регионах. Нарушается структура популяции, волку становится сложно сформировать пару, и он оплодотворяет бродячих собак.»

Забыл «эксперт» сказать спасибо охотникам, которые постоянно после ВОВ (за время которой волк стал людоедом) «освежают» инстинктивную программу волка «бойся человека, не трогай». И конечно нужно спасать кормильца, ведь чем больше шумишь во спасение, тем больше гранты — прямая зависимость 🙂 А вот про волкособов «эксперт» сказать не забыл — нужно же на кого-то списывать всё возрастающий волчий террор в деревнях.

В доказательство того, что Повитье атаковали не волки, а волкособы в материале размещены несколько фотографий с рыжеватыми волками или бастардами.

Диванные экологи отреагировали на этот материал вот так:
Panasenia Vitali: Трудно считать адекватным того , кто фотографируется на фоне трупов.
Ирина Позняк: Конченые убийцы волков..сдохните
Ирина Позняк: Всякий убивший волка обрек себя на импотенцию и другое дерьмо»

Во как!!! По просьбе фотографа этого зеленого сайта охотники согласились сфотографироваться и стали неадекватными импотентами и скоро сдохнут! Действительно, трудно считать этих дам в добром здравии.

Так они видят себя в дикой природе 🙂

К чести мужчин следует сказать, что они поняли развод и воздержались от комментариев.

Я тоже посмотрел внимательно на эти «фото на фоне трупов» и лица охотников показались мне неестественно красными как у метисов (смесь индейца и белого):


Однако тут у нас не там, не было тут индейцев. И это не от водки. Значит нарушен баланс цветов или «задрана» насыщенность». И достаточно было мне просто нормализовать насыщенность, как «бастарды и метисы» с фотографий исчезли и уступили место обычным нашим родным серым волкам и белорусским мальцам:


И в то же время в материале есть фото без волков, где цвет человеческих лиц нормальный.

Почему бы «экспертам» не брать у отстреленных охотниками волков биоматериал для экспертизы. Думаю что причина в том, что результат будет отличаться от ими желаемого. Поэтому такое исследование и не проводится. Производится просто шум. В Беларуси в 2016 году изъято 1734 волка — исследуйте хотя бы пятую часть, «экспертов» же пруд-пруди 🙂

И вообще, приток волчьей крови к собакам всегда радовал хозяина-человека, именно так и появился знаменитый и желанный для любого охотника длинноногий и «малоразговорчивый» волкособ – сибирская лайка. Волк и сейчас продолжает подпитывать эту породу, выступая как улучшатель, и именно поэтому так ценятся щенки лайки, привезенные из Сибири, а не разведенные местными заводчиками. Волкособы были родоначальниками и многих других устоявшихся пород собак. Вспомните любимую нами в детстве повесть Джека Лондона «Белый клык» про волкособа.

5. Получив из всех видов СМИ немалый объем неполноценных фактов, в спор решительно вступила самая многочисленная группа, состоящая из «диванных экологов»,– опора всех зеленых сайтов, ее принято называть темно-зелеными. Следует признать, что 99% населения нашей страны практически ничего не знают о дикой природе, воспринимают ее лежа на диване с каналом Дискавери, из сети или из окна джипа, – этакие монстры диванного этологического потребления 🙂

Информация о природе достается им без труда, в неограниченном количестве, в самых красивых фоторакурсах.

Однако все эти люди имеют право слова в интернете, считают себя чуть ли не профи и формируют мутный поток постов и комментариев в сети. Как мы видим, прилагает к этому руку и телевидение благодаря безграмотности и конъюнктурности режиссуры по этой тематике.

Отсутствие реальных знаний о животных объясняется все возрастающим отрывом населения от дикой природы, вызванным урбанизацией. Дети и взрослые, выросшие в городе, воспринимают диких зверей по сюжетам диснеевских мультиков, наделяют их человеческими характерами. А плохой дядька-охотник убил благородного Акелу… Живодер, убийца!

Именно эта, самая многочисленная, группа комментаторов меньше всего стесняется в выражениях, и именно она поставляет те самые ведра с дерьмом, которые льются сейчас на Гуркова и всех охотников заодно с ним.

* * *

Я перечислил всех участников спора, но есть и еще очень важные заинтересованные стороны, которые в споре не участвуют.

6. Прежде всего это сельское население лесопокрытой территории страны, где господин Сидорович предлагает ослабить или запретить охотничий пресс на популяцию волка и при этом небрежно отмахивается от многочисленных жалоб и сигналов о беспределе волков.

Сельское население не участвует в этом споре, потому что до сих пор не пользуется интернетом. Никто не научил, сетевого покрытия нет, на комп денег тем более нет, да и некогда, работать нужно… Не в обычаях сельских жителей что-то документировать. Они готовы 10 раз рассказать, чем 1 раз изложить на бумаге.

Здесь уместно сказать о вреде термина «ООПТ» (особо охраняемые природные территории), а точнее о том смысле, который в него иногда вкладывают по недопониманию. Чтобы не жонглировать этим термином при защите диких животных, нужно смотреть конкретно на цель выделения каждой отдельно взятой ООПТ. Например: ландшафтно-гидрологический заповедник, ландшафтный заказник, радиационно-экологический заповедник и т.д. И если при выделении этой зоны предполагается запрет на отстрел волка, то нужно добиться согласия всего населения, всех предприятий МСХ и предусмотреть компенсационные меры для примыкающих территорий.

В Польше государство взяло на себя обязательства по возмещению вреда, причиненного волками фермерам. Только в Подляском воеводстве (включает польскую часть Беловежской пущи) из государственной казны ежегодно выплачивается порядка 30 000 злотых в качестве компенсации за зарезанный волками скот. В Беларуси таких компенсаций для территорий, примыкающих к Беловежской пуще, ПГРЭЗ, и других ООПТ не предусмотрено.

Развитие пастбищного животноводства, которое сейчас активно происходит в лесистых районах, немыслимо под прессом волка. Низковольтные электропастухи для коров и телят не отпугивают длинношерстного и низкорослого хищника, а высоковольтные дороги и сложны в эксплуатации.

Недопустимо, чтобы местный житель не мог вывести на прикол свою коровку или козочку за околицу только потому, что где-то и кто-то (в мегаполисе или на даче) в детстве начитался Редьярда Киплинга или выбил западные гранты.

Интересы местных жителей, безусловно, должны быть поставлены во главу угла! И так уже мужиков лишили де факто права охоты на родной земле, так теперь еще и скотину держать мешают.

Таким образом, полный запрет на отстрел волка реально возможен только там, где произведено полное отселение людей. Печально, но такая территория в Беларуси есть, и она очень большая. Поэтому, «товарищи ученые, доценты с кандидатами», волк вас ждет в ПГРЭЗ, изучайте, сколько хотите! Непуганого и нетронутого! «Потом бегом, и не стонать!» Только дачи там строить нельзя…

7. Седьмая сторона, заинтересованная в этом споре, – это наш «учитель и спаситель» – Запад. Тих, в споре на байнете напрямую не участвует. В чем его интересы?

В Европе волк практически повсеместно уничтожен, поэтому почти во всех странах Европы находится под охраной и охота на него запрещена 🙂 А в Беларуси его очень много, и генотип очень чистый. Поэтому нашу страну хотят использовать в качестве резервации для волка.


Используется обычный либеральный прием: финансирование разных природоохранных фондов и сайтов (как прямыми грантами, так и различными оплаченными поездками за рубеж или красивыми фантиками с надписью «Диплом» или «Сертификат», подтверждающими факт покраски владельца в экспертно-зеленый цвет в далекой покрасочной с серьезным названием). Звучат призывы к толерантности к волкам (чтобы их побольше было) и толерантности к геям (чтобы нас поменьше стало).

И, конечно, введен запрет на вывоз шкуры волка в Европу при охотничьем туризме.
Наш «зеленый авангард» именно за это западное финансирование идет в бой. Хорошо, что этих бойцов сразу видно по стилю спора. Они глухи к аргументам разума и оппонентов, все время ссылаются на последние достижения науки, но не могут дать ссылку на источник информации (типа: ой, потом найду), зато факты, освещаемые в прессе, подвергают тотальному сомнению. Широко используют умолчание. Они пытаются доказать очевидное-невероятное, что могут быть «и волки сыты, и овцы целы». 🙂

8. И восьмая сторона этого спора – сам Волк. Его никто не спрашивает, и он в дискуссии, естественно, не участвует. Наелся, лежит себе в окружении семейства недалеко от деревни и под Луну поет песенку Колобка: «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, а от вас, дискуссанты, и подавно уйду и овечку уведу».

Доброй тебе охоты, Волк…

P.S. В свете того, что творит сейчас волк в деревнях РБ, настала пора сделать реальный учет его численности и пересмотреть принятый в РБ План управления популяцией волка. Привлечь для разработки его новой редакции добросовестных ученых. Я считаю, что нужно оставить в покое волков лишь в ПГРЭЗ. И больше нигде. Хватит мучить местных жителей нападением волков на деревни, хватит околонаучных измышлений и пустых дискуссий. Охота на волков должна вестись повсеместно и постоянно, а в случае возникновения проблем с волками у местных жителей, должны оперативно приниматься экстренные меры «регулирования», направленные на полное уничтожение стаи.

P.P.S. Когда-то я написал рассказ «Ленивые мужики». Кто-то прочитал в нем про то, как бобер откусил пол сапога у доярки, а кто-то (тот читатель, который думает когда читает) прочитал про то, почему мы смогли сохранить свою природу в то время как исполнительный Запад ее уничтожил и теперь восстанавливает (и настырно учит нас как это делать). Копирование их экологической науки нашими учеными без учета наших условий и менталитета — не наука, а копирайт при научной кормушке. Контролируемое изъятие волков на территориях не выведенных из сельхозоборота — это чистый бред.

Практика показала, что в наших условиях ни кабана, ни волка полностью уничтожить невозможно даже при максимальном стимулировании этого процесса со стороны государства, т.е. полное уничтожение на территориях РБ волку не грозит и без контроля ученых контролёров.

Автор Дмитрий Воинов. 15.02.2017.
В статье использованы фотоиллюстрации, находящиеся в сети в широком доступе.

4 комментария на «Станет ли Беларусь резервацией?»

  1. Александр Гладкий говорит:

    Хорошо потрудился Дмитрий. Четко и аргументированно изложена позиция автора — охотника-натуралиста-практика. Кстати, в Чапуни (Налибокская пуща) волчки тоже собачек подъели в январе-феврале.

  2. Войтех Кононович говорит:

    Надо предложить нашим зарубежным друзьям щенков «санитаров» и пусть они создают свою доморощенною популяцию,охраняют и наблюдают за ними у себя дома, экономя время и деньги.

    • voinovdima говорит:

      Ага, любителям экотуризма немцам. Например, в Вестфалии поселить 🙂 — там и пописать негде, каждый уголок обжит. Волк скажет, что не треба ему такое продвинутое счастье и убежит назад в Синеокую 🙂 А если не убежит и научится пользоваться биотуалетом, то через 5 лет «наведет порядок» в вопросе с эмигрантами, а потом побегут и сами немцы 🙂 , когда будет как в Западном Казахстане: от двух женщин — шапки и валенки.

  3. Леонид говорит:

    Только тот, кто добывал волка знает какой это сильный, умный, осторожный и коварный зверь. Очень часто при загонных охотах волк уходит в сторону загонщиков. Однажды прорвавшись через линию оклада (флажки) волк не видит в них препятствия. Охотятся стаей, что позволяет им на добычу устраивать засады. И хотя к волкам я отношусь с уважением, все же численность их надо регулировать человеку. В период СССР наши ученые были больше патриоты, так — как были меньше подвержены денежному давлению (оклад) и понимали необходимость его численного регулирования. Поэтому его добывали круглый год.

Добавить комментарий