Александр Петров. Аршаны.

Соки Земли

Ф1 В наших равнинных краях родники выносят на поверхность земли хоть и профильтрованную, очищенную, но чаще всего обычную по химическому составу воду. Другое дело – в горах. Там на своём пути из глубин земли по узким щелям в каменном монолите она частенько насыщается различными растворимыми веществами. И если такой сок земли, пробившийся наверх, способен принести пользу, люди за столетия замечают это и заставляют работать на себя. Чаще всего — лечить. А как же узнают о целебных свойствах источника?
… Стрела впилась оленю в бок. Рана была тяжёлой, почти смертельной, но у марала хватило сил побежать. Охотник долго шёл по следу, и к вечеру догнал его. Зверь был живой и лежал в неглубокой луже, образованной родником. Два дня олень лежал, на третий встал и ушёл в глубь тайги…
В Саянах такие источники называют аршанами. Одни из них широко известны, тайны других передаются из поколения в поколение узкому кругу людей. С давних пор слово «аршан» для местного люда означает нечто гораздо большее, чем просто источник воды. Это – творение, а то и место пребывания древних языческих богов. Материальное здесь тесно переплетено с духовным, и лечение – не только процесс, но и обряд. К сожалению, наш полупрогресс, лишь поверхностно изучив материальную сторону аршанских тайн, начинает сцарапывать с них налёт духовного, романтического. Но аршаны не сдаются!

В сентябре саянская тайга становится золотой. Этот цвет ей придают миллиарды иголок господствующей здесь лиственницы. Как и обычные листья, они незадолго до расставания с родной веткой меняют цвет. Золотыми стоят деревья, позолочены земля и даже стоячая вода. В пасмурную погоду доминируют серые скалы, тёмное дно прозрачных ручьёв, серое небо. Но вырвется из-за туч солнце — и вспыхивает тайга, вспыхивает и восторг в душе при виде такой неземной красоты.
120 километров пробираемся мы сквозь золотую тайгу к одному из истоков Енисея – реке Билин, чтобы начать по ней сплав 5 категории сложности. Идём без дорог, направление указывают примитивная, нарисованная от руки схема, компас и в большой степени интуиция. Бываем рады, если попадает попутная звериная тропа. Рюкзак за спиной жмёт к земле с силой 40 килограммов, но эта мелкая неприятность не мешает любоваться окружением и радоваться жизни.
Вдали на золотом фоне замечаем белое пятно. Это то, что уже не раз встречали в Бурятии — ритуальная лиственница мургэл. Священные деревья встречаются не часто, обычно у подножья священных гор или на перекрёстках таёжных путей. Чтобы дальняя дорога прошла успешно, проходящему надо повесить на ветку зурмаданан — ленточку белого цвета, чтобы удачной была охота — кусок материи красного цвета. Дерево «назначают» священным по самым разным причинам. Это может быть счастливое спасение от врага или медведя, удачная охота, необычные природные явления или что-либо другое, достаточно важное. Много веков основная ныне религия – буддизм — не может полностью вытеснить седые языческие верования. Возле этих деревьев молитвы и жертвоприношения посвящают и Будде, и Духам. Духу гор, духу воды, духу огня. Что делать? — Будда далеко, а духи вокруг, рядом. Они здесь хозяева, от них зависит почти всё.
Избранницу, словно невесту, украшают полосками белой ткани, поэтому она видна издалека. Часть символических даров проходящие путники вешают на ветки. Это деревянные фигурки, дощечки с цитатами из молитв, игрушки. Но в основном пожертвования возлагаются под дерево. Делается это с молитвой, в последнее время – с рюмкой алкоголя. Несколько капель выделяется и духам: безымянный палец опускается в водку, и её разбрызгивают в определённом порядке во все стороны света, восклицая при этом «Хангай!» Что означает это слово, нам не сказали, уклонились от ответа. Имя бога или духа — тайна, посторонним разглашать её нельзя. С годами возле дерева вырастает горка из монет, стреляных гильз, ложек, посуды и прочей мелочи.
Мы были свидетелями рождения легенды об одном мургэле.
ф2
…Внизу, в 100 метрах по вертикали, кипят буруны Иркута. А на узкой скальной полке, где проходит тропа, растёт, глядя с обрыва в реку и каким-то чудом находя себе пропитание в голом камне, большая лиственница. По количеству приношений видно, что освящена она уже не первый десяток лет. Особенно много монет, в основном «ценные» белые – 10, 15, 20 копеек. Набралось, наверно, рублей 100 (по нынешним «зелёным» временам это близко к 100 $). Остановились, рассмотрели, подивились, отдохнули и понесли свои вериги дальше.
Лет через пять судьба забросила сюда ещё раз. За это время здесь начали строить дорогу между посёлками Монды и Орликом. Но она ещё не была готова, автотранспорт не ходил, и нам пришлось опять идти пешком. А вот и знакомое место. Взрывы, техника отодвинули скалу на пару метров, дорога стала шире. Кто-то вспомнил о ритуальном дереве — неужели убрали? Что-то не видно. Калейдоскоп меняющихся пейзажей и событий скоро выбросил её из памяти
Но горное эхо принесло нехорошую весть. Священную лиственницу действительно сбросили бульдозером с высоты прямо в воды Иркута. И Бурхан этого не простил. Через месяц бульдозерист вместе со своей машиной упал в пропасть. Весть об этом разнеслась по всей Бурятии.

Суп на газировке

Другой раз, уже на пути к Билину, заметили мы ещё одну «невесту» и возле неё остановились на обед. В глаза сразу бросилась богатая «библиотека» – прислонённая к стволу высокая стопка вырубленных топором дощечек с вырезанными на них фамилиями, датами и сроками пребывания здесь, короткими мудрыми мыслями. Чаще всего повторялась священная буддийская фраза-заклинание — мантра: «Ом мани падме хум». Слова эти были написаны даже на бараньих лопатках, подвешенных к веткам.
03. Коллаж
Чем привлекла к себе внимание людей эта самая обычная лиственница, окружённая сотнями луж, запрятанная в дебрях тайги возле безрыбной речки Сарикта, в 100 километрах от ближайшего улуса (деревни) Балакта? Почему люди жили здесь, судя по надписям, по 2 – 3 недели? Ведь ничего особенного, кроме самой лиственницы, не было заметно.
Но, разогнав кружкой в ближайшей луже золотые иголки и хлебнув из неё, поразились. Вода – газированная! Вкусная, хотя в озерце – оскорбительно хранилище кристально чистой воды называть лужей — нет ни единого пузырька и внешне оно ничем не отличается от десятков соседних. «Закипает» вода только в кружке, когда её зачерпнёшь. И в соседних озерках вода с сильным привкусом какой-то химии.
Стало понятно, что мы нашли лечебный аршан. Поэтому буряты и живут здесь неделями. Сейчас никого не было, и волшебная лечебница не открыла нам ни одной из своих тайн — каким образом, от каких болезней, с какими молитвами, из каких источников… Тайны аршана Сарикта великий Бурхан открывает только тем, кто ему поклоняется.
Решили сварить суп на газировке, однако за свою фантазию сурово поплатились. При кипячении из воды выделилась какая-то мерзость, и пришлось уже готовую еду выбросить. Особенно жалко было целую банку тушёнки. «Запасных» продуктов не было, пришлось обед ограничить кусочком сала с сухариком. Запили всё той же газировкой.

К пику Топографов

Много аршанов в верховьях реки Сенцы, левого притока саянской Оки. Здесь среди гор в долине речки Хи-Гол, местами покрытой застывшей вулканической лавой, прячутся от всего мира малоизвестные микровулканы Кропоткина, а возле них сквозь трещины лавы из глубин пробилось много минерализованных источников
К ним июльским днём 1991 года и направились на пару недель для лечения 20 жителей посёлка Орлик. Могучий «Урал» вёз людей и целую гору их громоздкого снаряжения. Кузов был забит, но добрые буряты согласились прихватить ещё и 10 белорусов.
Как обычно, не обошлось без приключений.
То разбухшая от дождей Ока подняла паром выше допустимого уровня, неслась, как ошалевшая, и молодой паромщик категорически отказывался переправлять машину – опасно, может порваться главный канат. «Опустила» уровень воды только подаренная ему бутылка спирта.
ф4
То наш гигант провалился в заболоченном ручье. Дружная каторжная работа по колено в грязи, манипулирование шестиметровыми брёвнами, толстыми деревянными колодами не сдвинули его с места. Выручил одиннадцатый белорус – трактор МТЗ-80. А то, что он к нам приехал, так это просто чудо. Единственного случайного всадника наши буряты попросили свернуть в другую деревню и оттуда позвонить в третью Кенесу, чтобы он приказал Сархою на мотоцикле подскочить в четвёртую и попросить тракториста Николая приехать и вытянуть нас. Что такой «глухой телефон» не сработает, мы были уверены. Но чудеса всё-таки бывают, и через три часа после отъезда всадника вдалеке послышалось тарахтение мотора. Правда, и этот «Беларус» не смог в одиночку вытянуть уральского богатыря, но когда за канат схватились ещё десять, лёд тронулся.
Здесь впервые встретились с проявлением национализма. На ночлеге тракторист напился, разбушевался, стал нас оскорблять, грозился ночью раздавить всех в палатке. Сдерживались с трудом, помогали остальные буряты. А выручил … восьмилетний сын тракториста! Когда батька совсем вырубился, он загрузил его в кабину, завёл трактор и поехал домой. Ночь, горы, тайга, тот же болотистый ручей на пути – не каждый взрослый отчаится! Хотели удержать пацана, но наши друзья успокоили: такое не впервые, мальчик в свои 8 прекрасно водит трактор.
Немного не доехав до вулканов, пожелали гостеприимным хозяевам бурятской земли успешного лечения и крепкого здоровья, а сами пошли в другую сторону, на юг, через самое сердце Восточного Саяна – массив Пика Топографов. Есть дорога – есть и приключения. На протяжении 110 пеших километров их было много.
ф5
Например, встреча с табуном саянских мустангов. Совсем они одичали, или ещё как-то подвластны человеку – мы не знаем, но стадо диких зверей рванулось от нас, ломая кусты, а хозяин и защитник стада – жеребец – бросался в нашу сторону, дико ржал, вставал на дыбы. Сила сочеталась с агрессивностью, и вряд ли даже медведь отважился бы напасть на табун.

С волнением шли мимо массива Пика Топографов. Сурово смотрится эта группа белых снежных вершин, самая высокая из которых и дала название массиву. Определить — которая, мы так и не сумели. Тёмно-серый фон скал украшен сужающимися внизу белыми полосами снега, который лежит всюду, где может удержаться. А ведь сейчас – середина «знойного» июля! Не видно ни одной зелёной точки. Кажется, что перед тобой кусочек Луны, на котором нет и быть не может никакой жизни. Одинокая движущаяся точка (видимо, снежный баран) казалась включением из иного мира.
ф6
07. Бернацкий на завале
Шли по пёстрому ковру покрытых цветами лугов, по огромным плантациям золотого корня, черемши, по тысячам гектаров дикого лука – скосить, так хватило бы на год каждому белорусу. Поднимались и спускались по крутым взлётам, прыгали, как козероги, по длинным крупнокаменным осыпям, переходили по льду (в июле!) замёрзшие озёра.
Дважды встречали редкое природное явление.
Сотни или тысячи лет назад какой-то катаклизм вырвал из высокой каменной стены тысячи кубометров породы и отбросил их до соседней горы. А между горами текла река, ныне имеющая название Хэлгэн. Образовалась высокая плотина из каменных обломков разных размеров, самые крупные – с большой дом. Вот только непонятно, почему плотина почти горизонтальна. Видимо, сила стихии была такой большой, что камни летели очень далеко. Мне кажется, что из-за ненаселённости этих мест человеческих жертв не было, вряд ли люди даже узнали об обвале в тот же год, а то и в тот же век. (Подобное событие, но с жертвами, произошло на памирской реке Мургаб в 1911 году. Только масштабы памирской катастрофы были гораздо большими, да и изучена она лучше).
Два мощных обвала, две плотины, два озера, которые Хэлгэн заполнила своей прозрачной водой. Озёра небольшие, мелкие, и из-за сквозного зимнего промерзания в них нет никакой жизни. Не зеленеют водоросли, не проплывает водяная козявка. А мы хотели поживиться здесь рыбкой!
Сейчас, когда многое рассекретили, нашли мы в Интернете карту-километровку той части Саян, по которой проходил этот маршрут. Смотришь – и трудно оторваться. Снова ты там, и ярко вспыхивают воспоминания. Насколько отсутствие карт обедняло наши походы! Шли и не знали, что проходим рядом с чем-то интересным, а то и уникальным. Сейчас знаю, что большее из озёр называется Дэду-Хухэ-Нур, что расположено оно на высоте 2027 метров над уровнем моря. Однако вернёмся к нашим аршанам.

Джойган

Из всех аршанов, которые я видел, самое яркое впечатление оставил Джойган (в другой транскрипции – Чойган). Мало осталось на Земле таких уникальных уголков. Надёжно запрятанный в самом сердце Саян от случайных бродяг сотнями километров горного бездорожья, он мало испорчен нынешней цивилизацией и является в своей категории одним из последних могикан.
Расположен Джойган на территории Тувы, но всего в двух километрах от Бурятии. Поэтому лечатся здесь и тувинцы, и буряты. В лечебнице господствует мир, хотя в других ситуациях они не дружны. Территория поделена. Буряты на своей построили простейшие деревянные домики, тувинцы живут в палатках на большой травянистой поляне. Родники – общего пользования, но по очереди. Это разделение основано не только на симпатиях – антипатиях, но и на различии религиозных обрядов во время процедур. Если буряты считаются буддистами, то тувинцы – классические шаманисты. Вот и выходит как в поговорке о русском и немце: что тувинцу польза, буряту вред. И наоборот.
Путь сюда даже из ближайшего населённого пункта не близок и не прост. Тяжёлые тюки везут крепкие горные лошадки, но на самых сложных участках грузы приходится переносить на плечах, а коней буквально втягивать на крутые склоны. Лечение водами аршанов – процесс длительный, поэтому живут здесь по месяцу и больше, собирается до сотни человек. Но только избранные знают тайны источников и выполняют функции врачей – рекомендуют режимы лечения. И, конечно, молитвы и обряды, которые нужно совершать при этом. Поведение на Аршане жёстко регламентируется до мелочей. Это — жилище духов, и их законы нужно уважать.
Нам повезло. Несколько дней назад разъехались и тувинцы, и буряты. Но один человек остался ждать следующую партию, он и стал нашим экскурсоводом. Это был бурят средних лет, который приезжает сюда уже много раз. То ли тема об обрядах является закрытой, то ли наш гид оказался материалистом, то ли сказалось то, что мы из вежливости не расспрашивали об оккультном, но говорил он только о материальном. Всё, что мы узнали об Аршане – от него. Здесь нет никаких письменных инструкций, рецептов, это не официальный Уш-Бельдир. Всё в памяти народной. Два года назад прилетал вертолёт с учёными. Они взяли воду из каждого родника на анализы, и больше этих учёных не видели и ничего о них не слышали. Не попадись нам этот приветливый, знающий человек, не стал бы для нас аршан Джойган легендой.
Спрятался он на дне глубокого ущелья, пропиленного небольшой речкой. Вдоль правого берега этого потока с нежно-голубой водой Бурхан выделил аршану 600 метров, на которых из-под земли или из каменных щелей выбиваются 50 лечебных родников. Они очень разные. Есть холодные и горячие, со спокойной водой и кипящие от газовых пузырей, с большим дебетом и едва сочащиеся. Некоторые настолько насыщены солями, что они тут же оседают на поверхности, образуя своему ручейку белые или цветные водопроводы-желоба, приподнятые над землёй и постоянно растущие вверх. Часто вода находит себе лазейку, спрыгивает на землю и всё начинается снова. Желоба разбегаются, словно пальцы на руке.
Лечат воды родников от радикулита, болезней сердца, почек, глаз и многих прочих напастей. А если с молитвой, то от любой болезни. Из одних источников нужно воду пить дозировано, из других – сколько хочешь, в третьих нужно полежать, водой четвёртых – натираться и т. д. Над несколькими родниками поставлены бревенчатые срубы, но большинство без всяких стен, в натуральном виде. Есть маленькие лечебные озерки. Особенно интересна пикантная «Ванна молодости».
Ф8
Когда подошли к ней, гид поинтересовался о наличии в нашей группе женщин. Узнав, что их нет, выразил сожаление:
— Жалко, тогда и купаться незачем. А то бы долго вспоминали Джойган!
Но некоторые решили всё-таки поднять жизненный тонус и окунулись в озеро. По площади оно совсем маленькое, но глубокое, дна не достанешь. Сверху свешиваются ритуальные украшения, снизу таинственно отсвечивает чернота. То там, то здесь выскакивают очень большие, величиной с голову, газовые пузыри. Назавтра принимавших «Ванну молодости» замучили расспросами. Сказали, что спали спокойно.
Полежали в тёплой ванне. Температуру регулировать нельзя, да и не надо: духи лучше знают, какой она должна быть. Дно и стенки ванны из красивой цветной гальки, сама обнесена маленьким срубом с крышей. Даже гид не знал, какие хваробы можно здесь исцелить, но лежать в водичке было очень и очень приятно. Ласкал тонкий аромат смолистых кедровых стен, цветущих трав, волновала необычность ситуации: я, житель далёкой равнинной Беларуси, за тысячи километров от неё, в центре Саян, нахожусь во власти духов древнего народа.

Ярко разукрашенный родник с газировкой не заметить трудно.

Ярко разукрашенный родник с газировкой не заметить трудно.


В двух родниках изумительно вкусная питьевая газированная вода. Духи поступили очень благоразумно, поместив один источник на бурятской площадке, другой – на тувинской. Уже не первый раз встречаем, но всё равно удивились и не
поняли, как в обычной на вид луже может храниться сильно газированная вода. Почему газ не улетучивается?
А вот и очередной феномен. Ни о чём подобном никогда и не слыхивали. На Джойгане людей лечит природный газ! Необычна и процедура лечения.
На фоне прозрачных, или даже цветных родников на эту пустую каменную яму глубиной метра три и внимания не обратишь. Но яма эта не простая, это тоже кладезь здоровья. Процесс лечения происходит таким образом. Больной(ая) набирает в лёгкие побольше воздуха, сбегáет вниз, снимает бельё и садится на деревянную имитацию унитаза. И сидит на нём, сколько хватает кислорода. Потом выскакивает наверх, вдыхает новую порцию свежего воздуха и повторяет эту процедуру несколько раз. Помогает никому не известный газ при геморрое, женских болезнях. Того, кто спустился лечиться, обязательно надо страховать. Как сказал гид, эта яма пользуется большой популярностью у зрителей, здесь всегда много любопытных.
Глубокое ущелье, в котором расположен аршан, так же необычно и интересно, как и ключи. Со всех сторон его окаймляют крутые голые скалы с белыми полосами снега, а на дне узкой долинки бушует богатая флора. Растительность буйная, с элементами гигантизма. Деревья высокие, кустарник непроходимый, травы с человеческий рост. Тепло. Внизу по камням с шумом прыгает речка с кристально чистой водой, воздух – будто песни духов. Невольно начинаешь верить в их существование и всесилие. Но это не угнетает, а наоборот, успокаивает, на душе светло и торжественно. А если добавить ещё вдохновение и полёт над земным во время молитв, то верится, что в такие минуты организм встряхивается, очищается и отбрасывает хворь телесную и душевную.
11. Злой дух
10. Ум мани
На бревенчатой стене бурятского домика висят доски с резьбой по дереву. Среди них есть и стихи. Вот что вырвалось из души бурятского поэта под воздействием флюидов аршана:

Здесь бьют ключи из сердца гор
Источники целебные
Железо, калий и радон
Приносят исцеление.
В год раз встречаются
Тувинец и бурят.
Там, где ручьи журчат
И водопады гремят.
И редко, как ветер странствий,
Речь русская врывается.
Здесь каждому всё нравится
И никогда не забывается.

Лопсон Топхаев. 5 У11 1974 г.
Резьба Ш.С. Югдурова.

Украшенные белыми лентами, стоят возле волшебных источников священные деревья. Под ними дары Будде и Духам побогаче, чем в других местах. Тарахтит под лёгким ветерком пропеллер деревянного самолёта, не нарушая покой и гармонию этого необычного ущелья. И как-то понимаешь людей, которые сотни раз повторяют знаменитую мантру, смешивая поклонение духам и Будде:

Ум мани падме хум,
Ум мани падме хум,
Ум мани падме хум.
2016-02-07_071002
Привет тебе, жемчужина в цветке лотоса!
(перевод с санскрита)

Когда уходили, мечта у всех была одна и та же – ещё раз побывать здесь, пожить хотя бы месяц. Прав Лопсон Топхаев: прошло много лет, а аршан Джойган во всей красе стоит перед глазами.

3 комментария на «Александр Петров. Аршаны.»

  1. Татьяна Дерябина говорит:

    Очень необыкновенно и интересно! Александр, пожалуйста, пишите еще.

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Да, Александр, за один поход столько интересного узнали и увидели, не меньше, чем в научной экспедиции. А кое в чем и больше.

    Теперь все стало доступнее: есть карты, навигаторы, связь, туроператоры. Но с этим и что-то потеряно. Больше мужества, решительности требовалось для таких походов, больше романтики что-ли было. Больше самой жизни. Вы много повидали и нам очень интересно посмотреть на все это глазами опытного путешественника.

  3. Александр Петров говорит:

    Увы, Татьяна, теперь это только воспоминания.
    Считается, что турист проходит маршрут три раза: когда готовится к нему, собирая по крупице информацию, непосредственно в походе и снова дома, когда пишет о нём отчёт. А по-моему, это – только “первая серия”. Когда на душе тяжело или радостно, когда ты один или в весёлой компании, когда сидишь за праздничным столом или ходишь по лесу, вдруг какая-то кнопка внезапно включает прошлое, и ты снова на маршруте. ВСЮ ЖИЗНЬ из глубин памяти, пока она есть, всплывают большие и малые, яркие и не очень, приятные и страшные, но всегда волнующие эпизоды походных приключений.

    Так и насобирал на две книжки, получилось более 500 страниц. Жалко, тираж микроскопический, не могу раздать всем, кому хочется.

    Это, Юрий, увиденное не в одном походе, а в нескольких. Я редко описываю какой-либо поход от и до, сделал исключение только для тундрового сплава по Каре и .памирского Мургаба. Выбираю тему и вставляю в рассказ всё, что по этой теме попадалось на маршрутах. Зимовья, таёжные баньки, рыбалка в походах, интересные находки, встречи, те же аршаны. Или, например, приключение нашей мелкашки в горах Тянь-Шаня. Или зимние сплавы на байдарках по речкам среди снега и льда.

Добавить комментарий