Леонид Некрашевич. Сорока Катя.


"Уходящее". Михаил Левкович


Начало июля было жарким. Дожди проходили редко. Еще недавно зеленый луг у реки Неман начел постепенно желтеть и превращаться в сухой колючий ковер. В долинах реки все еще благоухали травы. Жители деревни Селец начинали заготавливать сено. Вечером, когда спадала жара, можно было посидеть на завалинке и подышать свежим воздухом, наполненным запахом скошенных трав и речки. В это время сороки летели к своему гнезду и пытались пристроиться на ночлег. С каждым днем птенцы подрастали, в гнезде становилось все теснее, и взрослые особи пристраивались рядом на ветках. Утром птенцы просыпались и опять требовали корм. Родители летели ловить кузнечиков и вытаскивать  с норок зазевавшихся дождевых червяков. Птенцы уже покрывались пером и пытались расправлять свои крылья. Один непоседливый птенец, неуклюже расставив крылья, пытался пристроиться на краю гнезда. Прилетели родители, птенец,  увлекшись завтраком, потянулся к маме, оступился и повис на одной лапе головой вниз. Побарахтавшись, сорвался и упал под куст ивы. Сороки шумно и тревожно стрекача облетели сорванца и уселись на ближайшие деревья. В это время недалеко проходил парнишка Леша. Он решил взять птенца. Дома Леша посадил птенца в клетку и начел предлагать ему всякую пищу. Но птенец не кушал. Мальчик обратил внимание, когда к голове птицы подносишь палец, то птенец широко открывает рот. Взяв жирного червя, Леша резко поднес его к голове птицы. Птенец широко открыл рот, а червяк, вместе с пальцем, попал прямо в горло. Птенец, проглатывая червя, сказал ко–кат. С этого момента и назвали сороку Катей.

 Птенец быстро подрастал. Леша кормил его дождевыми червями, кузнечиками и вареным вкрутую яйцом. Через две недели мальчик заметил, как Катя стала копаться клювом в соломенной подстилке и выискивать остатки пищи. С этого момента парнишка стал предлагать Кате пищу с пола и, через некоторое время сорока стала самостоятельно кушать. Теперь стояла задача научить сороку летать. Леша стал выпускать ее из клетки. Катя находилась рядом с домом. Ее местом обитания стал кустарник акации. Она очень хорошо знала жителей своего дома и соседних домов. Стоило только открыть окно и Катя тут, как тут появлялась на подоконнике, а с подоконника запрыгивала на обеденный стол. На столе всегда можно было чем-то поживиться. Птица набирала в клюв пищу и, чирикая, летела к забору, а затем тщательно запихивала ее в щели. Весь деревянный забор был начинен различными кусочками деликатесов и всяких блестящих стекляшек. Очень любила Катя, когда ее угощал густой сметаной учитель Павел Никитович. Он выходил на крыльцо с ложкой сметаны и подзывал Катю. Сорока, весело чирикая, летела к нему и усаживалась на руке, затем наклоняла голову и боковой частью клюва с удовольствием выпивала сметану.

 Однажды пролетала стая сорок. Катя улетела вместе с ними. Все думали, что сорока совсем улетела. Но вот к Леше пришел друг и сказал, что у него на огороде летает сорока похожая на Катю. Леша бегом побежал к месту, где видели птицу, стал ее звать. Сорока выпрыгнула с грядок, прилетев к Леше, уселась ему на голову. Так вместе они и пришли к своему дому. Сорока хорошо знала, кто живет во дворе, при появлении чужака немедленно устраивала тревожный крик. Людей она не боялась, но сохраняла безопасную дистанцию. Исключением были лишь те, кто ее кормил. Но поглаживание по перу не терпела и улетала.

 Шла осень и взрослая птица все чаще и чаще оставляла свой двор. Зимой она прилетала и вытаскивала с забора спрятанные запасы. То, что это была Катя, можно было предположить по тому, как близко она подпускала к себе людей. В средине зимы Катя начала появляться не одна. Но ее подруги держались дальше от людей и были очень осторожны. С первым весенним потеплением сороку больше не видели. Можно предположить, что она нашла пару и занялась созданием семейного очага.

 

 Мы, люди, из-за своего любопытства, часто вмешиваемся в природу, пытаемся ее понять, приручить, воспитать, но подчас не совсем понимаем, что нас окружают живые существа. Они обладают определенным умом и образом жизни. Они приспособились жить рядом с нами и, с их понимания, возможно, используют нас в качестве приспособления для добычи пищи и продолжения своего рода. Опасность к человеку закладывается тысячелетиями, а человек мог бы поставить себя так, что его могли бы не бояться братья наши меньшие. Тогда человек наслаждался бы таким существованием и возможно понимал бы голоса животных. А они могли бы рассказать о многом.

    Текст Некрашевича Леонида.

2 комментария на «Леонид Некрашевич. Сорока Катя.»

  1. Vobelg говорит:

    Согласен с автором, мы в ответе за тех кого приручили…

  2. Miroslav говорит:

    A bit surprised it seems to silmpe and yet useful.

Добавить комментарий