Татьяна Дерябина. НА ПОДВОДНЫХ ПЛАНТАЦИЯХ.

Покупая в магазине морскую капусту, мне всегда бывает обидно за эту замечательную водоросль, о вкусовых качествах которой большинству покупателей приходится судить по консервам и той непривлекательной на вид массе, продающейся в пакетиках.
Я познакомилась с ней в первые же дни моего проживания на Сахалине. Поездка в лагуну Буссе. За окном автобуса мелькают деревянные домишки, стоящие у самого берега. С бельевых веревок свисают длинные ленты оливково-бурого цвета. Это кто-то из жильцов сушит морскую капусту. На побережье – возвышающиеся валы из спутанных бурых лент наполовину занесенных песком. Пытаюсь разворошить этот клубок. В нос резко ударяет сильный запах йода. Ухватив скользкий на ощупь конец ленты, вытягиваю 3-метровое слоевище. Линейно-ланцетное, кожистое, к концу переходит в стволик, от которого отходят разветвленные ризоиды. С их помощью водоросль прикрепляется к подводному каменистому грунту. Там, где стволик соединяется с пластиной, важный участок – зона роста, которая функционирует в течение двух лет и особенно активно в холодное время года. Пытаюсь оторвать ризоиды от камня, к которому прикрепилась водоросль. Безуспешно. Волны тоже не смогли этого сделать, поэтому она и выброшена штормом на берег вместе с камнем. Отсекаю слоевище от стволика и беру этот камень с ризоидами на память.

Прошло много лет, ризоиды почернели, усохли, но все еще прочно держатся на каменистой поверхности. Пока возилась с водорослью, все ладони оказались в слизи, предназначение которой – уменьшение трения листовых пластин о толщу воды. Слоевища, валяющиеся на берегу, неодинаковы. Одни из них – короткие, узкие, тонкие. Это водоросли первого года вегетации. Другие – толще, длиннее. Это второгодние экземпляры. Вот они-то и годятся в пищу. Пожевала кусочек и тут же выплюнула. Неописуемая гадость, да еще и со слизью!
Края некоторых пластин обгрызены и местами мякоть листа соскоблена до дыр. Этой водорослью лакомятся морские ежи, порой нанося значительный ущерб зарослям ламинарии.

А морские ежи – одно из любимых и постоянных блюд ценнейшего пушного зверя – калана. Поэтому именно в зарослях морской капусты чаще всего и можно увидеть каланов у островов Курильской гряды.



Мех морской выдры или калана не имеет себе равных по красоте и прочности, это мировой эталон. Кусочек этого эталона, всячески оберегаемый мною от кота и моли, достался мне как презент от Косыгина Геннадия Митрофановича, проработавшего на Дальнем Востоке всю жизнь. Сколько бы вы не дули на этот кусочек меха, кожа так и не обнажится. Особой красотой отличаются шкурки калана темно-коричневого цвета с равномерной сверкающей серебристостью, напоминающей иней. «Морозной пылью серебрится его бобровый воротник». Это у А.С. Пушкина не про бобра речного, а именно про калана, которого называли камчатским бобром или морским бобром и добывали в те времена беспощадно.
Вечером дружно принялись за приготовление ужина. Мне, как новичку, не разбирающемуся в местной кулинарии, поручили самое простое – собрать на берегу второгодние слоевища капусты. А потом посвятили в секреты ее приготовления. Оказывается, самое главное – это правильно сварить капусту! Слоевища залили холодной водой, быстро нагрели воду до кипения и варили 15 минут. Отвар слили, вновь залили воду, но уже теплую, после закипания варили еще 15 мин. И опять повторили последнюю процедуру. Такая трехкратная варка со сменой воды улучшает вкус, запах и цвет водоросли, удаляет слизь из слизевых канальцев, пронизывающих все слоевище. Вот в таком состоянии она идет на приготовление самых разнообразных блюд. Попробовав кусочек, отваренной таким способом свежей капусты, трудно уже остановиться.
У японцев, больших любителей и ценителей водорослевой кухни, ассортимент блюд из морской капусты насчитывает свыше 30 наименований – супы, гарниры к мясу, рыбе, соусы, лепешки, сладости. Даже чай «комбуця» приготавливают они из нее, а из мякоти – цукаты, или по-японски «комбукаси».
Морской капустой в обиходе называют крупные пластинчатые водоросли семейства ламинариевых, растущие на дне моря на скалистых грунтах на глубинах до 25, реже 35 м. Ламинарий несколько видов, но для пищевых целей используют в основном японскую и сахаристую. Отличать их на берегу можно попробовать и самому. У ламинарии японской по продольной оси пластины широкая и толстая срединная полоса. Чем она шире, тем ценнее водоросль, т.к. именно эта утолщенная полоса слоевищ второго года имеет наибольшую пищевую ценность. А у сахаристой – два продольных ряда вмятин и выпуклостей, как бы след от проехавшего автомобиля.
О питательной ценности морской капусты долгое время судили лишь по ее невысокой калорийности. А потом выяснилось, что эта водоросль – настоящий аккумулятор растворенных в мировом океане солей. По количеству минеральных веществ она превосходит практически все овощи. «Человек вышел из моря», его организм почти на 90 % состоит из воды – морской, с определенным набором солей, микроэлементов. Это общеизвестная теория французского физиолога Рене Кентона (1867-1925) о тождестве крови «живых существ» и морской воды (по химическому составу и т.п.). В стихах Михаила Волошина суть этой теории звучит очень поэтично – «океан, плененный в руслах жил …».
На протяжении жизни человек старается поддержать солевой баланс своего организма. Это не так просто. В природе крайне мало продуктов, содержащих необходимый набор нужных веществ. В этой ситуации морская капуста – настоящая находка, это естественный коррелят древнейших основ человеческого организма. Небывалое разнообразие минерального состава, высокое содержание редких углеводов и, прежде всего, альгиновой кислоты, которая способна связывать тяжелые металлы, попадающие в наш организм. Морская капуста – это подводная аптека: предупреждает и лечит атеросклероз, уменьшает свертываемость крови, восстанавливает нормальную проницаемость стенок кровеносных сосудов, улучшает обмен веществ и деятельность кишечника (слабительный эффект), используется в лечении сердечно-сосудистых заболеваний. Она полезна для всех возрастов.
Из-за высокого содержания йода используется в профилактике заболеваний щитовидной железы.
Морская капуста – это еще и ценное сырье для промышленности. Двадцать процентов сухого веса водоросли приходится на альгиновую кислоту, которая представляет собой смесь веществ полисахаридной природы, обладающих способностью поглощать воду в 200-300 раз больше собственного веса. Трудно назвать отрасль промышленности, где бы не нашла применение альгиновая кислота и ее соли – альгинаты. Мельчайшие добавки альгинатов не дают варенью и джемам засахариваться, хлебу черстветь, стабилизируют сливки, пиво, мороженое, сиропы, маргарин. Альгинаты входят в состав зубных паст, косметических кремов и помад. Текстильная промышленность альгинаты употребляет для протравливания и фиксации различных тканей, с их помощью изготавливают высококачественные пряжи и ткани. На мировом рынке альгиновая кислота пользуется большим спросом.
Не знаю, содержит ли морская капуста, поставляемая нам из Китая или Кореи и явно выращенная промышленным способом в загрязненных водах прибрежья, все те ценные вещества, перечисленные выше. Когда я замачиваю купленную в магазине сухую капусту из пакетика и вижу потом эти блеклые, тонкие полоски, не имеющие никакого отношения ни по виду, ни по вкусу к утолщенной центральной полосе слоевищ второго года (имеющей наибольшую пищевую ценность), хочется все это выбросить в мусорное ведро.
Добывать морскую капусту с естественных плантаций не так уж и просто. Ведь основные заросли очень далеко от транспортных путей и перерабатывающих предприятий. Тайфуны, жесткие осенние шторма, ранняя зима, вспышка численности фитофагов – все это может вызвать гибель растений и резко изменить промысловые запасы. Из года в год они сильно колеблются. К тому же, непрерывная многолетняя эксплуатация естественных зарослей капусты приводит к их истощению, нарушает целостность и устойчивость прибрежных биоценозов.
Опыт промышленного разведения капусты в Китае, КНДР, Шотландии, Ирландии, Франции говорит о том, что выгоднее искусственное выращивание капусты. В бывшем СССР первые подобные опыты были начаты в 1961 г. в Баренцовом море в Дальне-Зеленецкой губе. А в 1972 г. в Приморье, в прибрежье Японского моря, в Глазковке заработал экспериментальный участок рыбокомбината «Валентин». В эксперименте – выращивание морской капусты, основанное на двухгодичном цикле, заимствованном в КНДР.
В декабре 1975 г. с командировочным удостоверением два младших научных сотрудника СахТИНРО (альголог Люба Балконская и я) отправляются по маршруту Южно-Сахалинск – Владивосток – Лазовский заповедник. Основная цель – добраться в Глазковку, ознакомиться с биотехникой выращивания морской капусты и результатами экспериментальных работ. В перспективе и на Сахалине намечалось развертывание культивирования капусты. В 13.00 на пароходе «Норильск» отплыли из Владивостока. Четырехчасовая стоянка в порту Находка и в 10 часов утра были на месте. Но на обычный утренний выезд в море на плантации капусты мы опоздали.
Выяснив, кто из прибывших здесь впервые, худенькая суетливая женщина в форменной куртке, взяла нас под свою опеку. Это была Буянкина Серафима Константиновна, первый инженер в Приморье по культивированию ламинарии. Ее быстрая скороговоркой речь, за которой никто не поспевал следить, была не совсем последовательна и понятна, но тот пыл души и страстность, которые она вкладывала в слова, покоряли любого слушателя. До самого вечера рассказывала она нам о своих рабочих заботах, тревогах, успехах. И перед нами постепенно вырисовывались все мельчайшие детали процесса, называемого биотехникой культивирования морской капусты.
Посадочный материал берут с моря – из естественных зарослей ламинарии отбирают зрелые слоевища. И делают это осенью, в период созревания спор. Слоевища слегка подсушивают на берегу (для ускорения и одновременного выхода зооспор), а затем переносят в емкости с морской водой. А там уже заложен подходящий субстрат: разлохмаченные куски лавсановых веревок, канатов. Под влиянием изменяющегося тургора происходит активный выход спор. Споры, оседая на веревочный субстрат, через несколько часов прикрепляются к нему. Эти «оспоренные» поводцы вывозят в море и подвешивают к специальным сооружениям – горизонтальным канатам, которые поддерживаются у поверхности поплавками и закрепленными на месте якорями. Глубина погружения регулируется специальными буями. На 1 га нужно подвесить около 2,5 тысяч таких поводцов. Из прорастающих спор образуются гаметофиты – мужские и женские, после их оплодотворения развивается спорофит, дающий начало новой водоросли. К концу апреля проростки его уже достигают метровой длины. Растут они особенно интенсивно в зимний период.

Начиная с момента посадки и вплоть до сбора урожая, этот морской огород требует неустанных забот и кропотливого труда. Заботы те же, что и у огородников: прореживание проростков, пересадка, прополка. Борьба с обрастаниями стоит особой проблемой: более 50 видов водорослей, гидроидов, мшанок поселяются на подводных плантациях, снижая урожай ламинарии.
« Все оказалось не так просто, как это я себе представляла вначале. Ведь почти все операции производятся вручную в тяжелых условиях, особенно в осенне-зимний период. Пожалуй, трудностей, неудач и огорчений на первых порах было больше всего, – признается Буянкина. – После иного шторма вообще ничего нельзя было найти от наших конструкций. И начинали все сначала. Свыше 10 вариантов установок пришлось опробовать. И все-таки я уверена, что водорослевое хозяйство будет у нас рентабильным. Ведь получены высокие показатели урожайности, которые значительно выше, чем на естественных зарослях».
Мы с уважением посматриваем на эту женщину, перебирающую вспухшими, обветренными руками листы собранного ею гербария обрастаний ламинарии, и попутно сетующую на нехватку времени и знаний, чтобы «довести все эти материалы до ума», то есть до печати. Моя спутница – Люба Балконская, окончившая биофак Ленинградского университета и специализирующаяся на морских водорослях, во всех этих «премудростях» прекрасно разбиралась.
Ну а у меня интерес был совсем другой – не терпелось вырваться в лесные дебри, побродить по окрестностям, ведь мы находились на территории Лазовского заповедника им. Л.Г. Капланова, который протянулся вдоль побережья Японского моря, занимая в основном южные отроги хребта Сихотэ-Алинь. Разве могла я, в раннем детстве зачитывающаяся книгами Арсеньева о природе южно-уссурийской тайги, предположить, что когда-то окажусь в этих краях. С шумом ломилась через заросли кустарников, внимательно приглядываясь к каждому следу на снегу. Так и мерещилась встреча с уссурийским тигром, лучше, конечно, с его следами. Уже совсем стемнело, и я выбралась на дорогу. Слева – старое, заросшее кладбище. Привлекла внимание плита в виде раскрытой книги. Л.Г. КАПЛАНОВ 1910-1943. Конечно, зоологу это говорит многое. «13 мая 1943 г. в тайге Приморья от руки браконьера погиб на своем посту талантливый зоолог, директор Судзухинского государственного заповедника Лев Георгиевич Капланов. Оборвалась жизнь, полная напряженного труда и ярких переживаний, жизнь замечательного натуралиста, который мог бы еще много дать нашей биологической науке. В изучении таких животных, как лоси, олени, тигры, требующем от натуралиста исключительного напряжения, сил, умения и настойчивости, он нашел свое истинное призвание, и, можно без преувеличения сказать, едва ли имел себе равных» (из статьи профессора А.Н. Формозова). Похоронили его здесь, у бухты Валентина, на берегу Японского моря, « в том заманчивом краю, который он так полюбил и где он мечтал прожить вместе с семьей всю свою жизнь».
Рано утром, наспех позавтракав, мы поспешили к причалу. Нет, девчата, так не пойдет, – остановила нас Буянкина. Вы что, первый раз в море зимой выходите? И к нашим ногам полетели ватные брюки, куртки, валенки и все это необъятных размеров. Вскоре судно замедлило ход и вдали на водной поверхности показались ряды поплавков. И все. Больше ничего не было. Если бы мы не видели в кабинете Буянкиной сложную схему подводных конструкций, впору было бы разочароваться. Но мы-то уже знали, что все самое главное скрыто под водой, а на поверхности – лишь красочные поплавки. Пересаживаемся в лодку и, приблизившись к поплавкам, крючком пытаемся приподнять над водой один из поводцов. Он густо увешан слоевищами капусты, которой пошел уже второй год. В июле такой поводец на 80 кг потянет.
На берегу нас встречает встревоженная Серафима Константиновна. Штормовое предупреждение, – сообщает она. Перспектива застрять на новогодние праздники не радует. А Буянкина, соскучившись по «свежим собеседникам», приглашает нас к себе в кабинет и вдохновенно разворачивает перед нами предстоящую возможность выращивания капусты уже в одногодичном цикле. Мы не в состоянии ее слушать, то и дело поглядываем в окно. Там натужно свистит, завывает обрушившийся на побережье циклон, хлопает сорванная с петель тяжелая входная дверь. Но нас, проголодавшихся на холодном морском ветру, лишь одно волновало – останемся без еды, до магазина и по веревке не дойти. Наша опекунша тут же догадывается. «Выбирайте на полках, а я картошку поставлю». Полки – это выставочный шкаф с образцами пищевых изделий из морской капусты. От пестрых этикеток разбегаются глаза. Голубцы из морской капусты и мидий, трепанг с морской капустой и овощами в томатном соусе, «морское ассорти». А рядом коробки – карамель с морской капустой, мармелад фруктово-ягодный с морской капустой, зефир с морской капустой, драже зеленый горошек с морской капустой (10 штук такого драже содержат суточную профилактическую дозу йода). Довольная нашими восклицаниями и восхищениями по поводу ассортимента предстоящей закуски, Буянкина обрушивает на нас поток информации: «А вы знаете, что еще до революции по инициативе Арсеньева (известного географа-путешественника и писателя) в бухте Владимир (в заливе Петра Великого в Японском море), из морской капусты готовили мармеладную массу. Ее успешно продавали не только во Владивостоке, но и в лучших гастрономических магазинах Петербурга и Москвы!».
Циклон бушевал несколько дней, выставочные полки пустели. И когда уже почти оставили надежду выбраться отсюда до праздников, неожиданно представилась возможность через Уссурийск добраться до Владивостока. Серафима Константиновна, ставшая для нас за эти дни просто Симой, сердечно обняла нас на прощание. Тогда мы еще не знали, что через 3 года встретимся снова, теперь уже в Южно-Сахалинске, куда Сима приедет начинать работы по культивированию морской капусты в прибрежье Сахалина.
К сожалению, Симы уже нет. С Любой Балконской связь поддерживаем, она более 30 лет проработала альгологом, пропадая в морских экспедициях. На фото – Люба в одной из многочисленных своих командировок, 2004 год.

Теперь она живет в Санкт-Петербурге. Мы ездим друг к другу в гости, чтобы хотя бы в воспоминаниях на пару дней вновь окунуться в те трудные, бесшабашные, но такие счастливые дни нашей сахалинской юности. Сейчас только у Любы я могу отведать правильно приготовленную морскую капусту, побеги папоротника в соевом соусе, вкусную корейскую лапшу.
Иногда дома надоедает приевшийся ассортимент первых блюд, и тогда я варю суп дальневосточный. Попробуйте разнообразить свое меню.
3 картофелины, 1 луковица, 1 морковь, упаковка маринованной морской капусты, 2 яйца, зелень, сметана, перец, соль, лавровый лист
1. Отварить вкрутую яйца.
2. Лук покрошить, морковь потереть на крупную терку. Слегка обжарить.
3. Картофель – кубиками.
4. В кипяток положить овощи (карт., и обжар. лук и морковь), посолить, варить 10 мин.
5. Капусту положить в суп, добавить лавровый лист и варить 5 минут.
6. Подать с яйцом (покрошить в суп), зеленью, сметаной.

Мужчинам понравится 2-ой вариант – с мясом.
0,5 кг рагу из свинины, 6-7 картофелин, 2 крупные луковицы, 200 г маринованной морской капусты, сметана, соль, яйцо
1. Рагу залить водой и отварить до полуготовности.
2. Всыпать картофель, нарезанный соломкой, варить 15 минут.
3. Лук нарезать кольцами и вместе с капустой добавить в суп. Посолить и варить еще 7 минут.
4. К столу подать с рубленым яйцом и со сметаной.

Морскую капусту для супа покупайте без всяких «наворотов», то есть просто «маринованная морская капуста».

P.S. Каланы, морские ежи, фото Любы − это фотографии Андрея Клитина, ст. научного сотрудника СахНИРО. На одной из конференций он передал много снимков на память о нашем Сахалине. Андрей погиб в 2014 г. при восхождении на Монблан.

4 комментария на «Татьяна Дерябина. НА ПОДВОДНЫХ ПЛАНТАЦИЯХ.»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    А мне вот даже и сырая морская капуста понравилась на вкус, пусть и со слизью. Хорошо бы, конечно, попробовать когда-нибудь свежую морскую капусту, сваренную по правилам. Мармелад из ламинарии! Чувствую, что очень вкусно 🙂 Но в магазинах Владивостока такого, увы, не нашлось. Попробовали только шоколад с морской солью — вкус оригинальный!

  2. Александр говорит:

    Ох уж, эта Дерябина… Нет, наверно, такой области биологии, которая не попала под её перо и в объектив. И с тихоокеанскими тюленями она на «ты», и лошади обрусевшего поляка Пржевальского пасутся под её присмотром, и с котиками она провела свою молодость, и учит белорусов узнавать раков по лицу. И, и, и, и…
    И творит не как нормальный любитель клепать статейки – придумал тему, залез к Гугелю, наскрёб что покруче – и через час ты уже почти учёный. Можно собой гордиться и учить других. Так нет – она не такая, не ждёт трамвая. Пишет то, что видела своими глазами. Конечно! Если что-то изучал и хорошо знаешь, так и дурак об этом может написать.
    Я по своим лесам шастаю десятки лет, но соню видел лишь однажды, барсуков – несколько раз, издалека. Стыдно признаваться, но всё интересное об этих тварях узнал из литтворчества Татьяны.
    Добила меня статья о морской капусте. Она хоть и не животное, но не спаслась от кругозора автора, он у Дерябиной не 360, а 720°. Сколько ламинарии за жизнь съел, а, оказывается, почти ничего о ней не знаю. Только одно: богата йодом. А у неё и видов много, и не все вкусные, и стволик есть, и держится намертво когтями, и выращивают на плантациях, и мармелад из неё делают, и моркапустные агрономы есть, и, и, и… И всё так складно и ладно написано, что трудно оторваться. Куда там Марининой. Даже приведен рецепт вкусных морских щей! Тронуло. Вспомнил то, что уже и забыл — своё знакомство с растением: когда ждали катер на Соловки, бродили по пристани среди гор уже вряд ли пригодного для переработки сырья. Пожевать никто не захотел.
    Тиражировать общеизвестное Татьяна не любит. О чём бы ни писала, всегда это уникальное, на базе личных наблюдений, то, что было ей интересно и, значит, надолго осталось в памяти. И у её читателя тоже остаётся надолго.

    • voinovdima говорит:

      Александр, подписываюсь под каждым словом вашего комментария! Материалы Татьяны всегда очень интересны, а главное, профессиональны и познавательны.
      В ближайшее время мы сделаем что-то, не знаю как это назвать — материал-оглавление или просто книга о ПГРЭЗ. В общем, если этот материал читать переходя по всем ссылкам, то можно прочитать всю ее книгу о том, как выселение человека повлияло на Зону. Надеюсь, что эта веб-книга заинтересует бумажные издательства и не только русскоязычные.
      Пусть это послужит началом объединения всех ее материалов в веб-книги.

  3. Татьяна Дерябина говорит:

    Ой, хлопцы, Вы меня так расхвалили и разрекламировали, что завтра же утром потребую от супруга подать мне на цыпочках кофе на стол. Спасибо за вновь испытанные и уже почти утраченные ощущения своей значимости.

Добавить комментарий