Татьяна Дерябина. ПОВЕРХНОСТНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ. Часть 5.

Продолжение. Начало тут.

Последние напутствия родственников при моем отъезде в Чикаго были кратки. Сын: без носков – не возвращайся. Супруг: не бездельничай там, учи английский, а внуков учи русскому.

О носках следует сказать отдельно, они этого стоят. Для комфортного состояния ног ничего лучшего нет, чем эти белые из качественного хлопка носки. Через неделю отправилась в близлежащие магазины выполнять заказ. Но не тут-то было. Длинные ряды с висящими пакетами носков. Китай и 70%−90% синтетики. Носки удалось купить позже: Гондурас, 76% хлопка. Их быстро разобрали, наверное, такие как я.

По центральным магазинам ходила как по музеям: полюбоваться, восхититься и пройти дальше. Но вот в «Rosse», «Marchal», «Burlington» иногда находила вещи и по своему карману. Платья – моя слабость, потому что большую часть жизни проходила в брюках, не потому что их люблю,  скорее по рабочим обстоятельствам. Очень нравятся длинные платья, не удержалась – купила. Женщины в них совершенно преображаются – меняется походка, поведение, даже выражение лица. Купила дочке кофточку из натуральных волокон.

Ты что, ее же гладить надо каждый раз.

Все понятно: бросил синтетику в машинку, потом в сушилку и одевают. Если надо гладить вещь, то ее уже не покупают. Такой ритм жизни!

Два года ходила в Минске по магазинам в поисках настольной лампы. Россыпь стекла, железа, синтетики, проводов и ничего душу не грело. Тут среди завалов б/у ламп, мебели, торшеров я тут же нашла то, что мне нужно. Изящное деревянное изделие явно было из середины 20 века.

В отделе б/у мебели я готова была сидеть часами. Натуральное дерево, небольшие габариты, непривычные моему глазу формы.


Вот такую табуреточку можно и самому на даче соорудить.

Разнообразие и смешные цены на плетеные изделия совершенно выбили меня из душевного равновесия.

Магазин типа нашего «Природа». Рядом объявление о ценовых скидках на собак. Скидка – 200 долларов. Это же моя пенсия! Интересно, сколько же стоит собачка? От 2 до 4 тыс. долларов. Захожу посмотреть на таких собачек.

Большое разнообразие коряг для аквариумов и террариумов, по моим понятиям – тоже дорогие.

Только тут я осознала, почему приезжающие из-за границы знакомые так недовольны нашими продавцами. Продавец и покупатель. Нигде я не встречала такого дружеского, внимательного, заботливого отношения к тебе продавца, как здесь. Разговаривает как с хорошим приятелем, подшучивает, юморит. Вежливый, корректный, внимательный – это слишком холодно про них. Наблюдая со стороны, я полагала, что может быть просто жители этого района уже знакомы продавцам. Но нет. И со мной они обходились так же. А я каждый раз, стоя у кассы, завороженная их обращением, внимательно слушала, а потом говорила по-русски, что я не владею английским.

Очередь в кассу 7 человек. Какого черта базарить кассирше с каждым покупателем – негодую я про себя. Дошла моя очередь. Что-то долго мне говорит. Услышав в ответ русскую речь, всплескивает руками, смеется и начинает жестикулировать, обсуждая мои покупки. Мол, они ей тоже нравятся: картина, две замысловато плетеные корзинки и статуэтка (женщина с лопатой). Это я себе памятник на даче поставлю на видное место. И вот уже жестами что-то ей поясняю и, ей-богу, чертовски приятно вот так поговорить.

Но однажды – не повезло. Молодая девушка кассир, услышав русскую речь, вздернула головой и демонстративно буквально швырнула мне на прилавок сдачу. За все время моего здесь пребывания это был единственный случай такого резкого неприятия носителя русского языка.

 

В близлежащих продуктовых магазинах у входа бесплатная пресса (журналы, газеты, рекламные издания) на русском, украинском, болгарском языках. Я специально хожу за этими газетами и много интересного узнаю из них.

«Два огромных фактора привели к поражению Германии: британское мужество; российская сила и ширь ее территорий. Но краеугольным камнем победы была американская машина. Массовое промышленное производство Америки дало необходимые средства для ее союзников. Без этого победа была бы невозможной и воля Германии никогда не была бы сломлена». Вот не было бы у нас многолетнего утаивания действительной информации и фальсификации истории во имя примитивно понимаемой злобы дня, не пришлось бы сейчас так яростно отстаивать величие своей Победы. А то ведь даже фото американских танков, участвовавших в параде 7 ноября 1941 г.  потом из Хроники вырезали.

Хороший анекдот из газеты:

Фима, я была такой дурой в молодости.

Не переживай. Ты и сейчас молодо выглядишь.

Из любопытства смотрю рекламу. В первую очередь требуются водители для дальних рейсов, затем – уход за пожилыми, детьми и уборка квартир.

Поразило отношение к пешеходам в пригороде. Может потому, что все на машинах и пешеходов мало? Было трудно мне, зашуганному минскому пешеходу, привыкать к господствующему положению на дорогах. Стою на перекрестке улочек, жду, когда пройдет машина. Машут рукой – проходите. Я в ответ  тоже машу – проезжайте. После длительного обоюдного махания я сдаюсь. На центральной улице машина чуть-чуть заехала за разметочную черту перехода. Обхожу спереди это авто, и тут же из окна высовывается голова, рука у сердца и пронзительный возглас − sorry, sorry, sorry. Я расплываюсь в довольной улыбке. Часто замечала, как пешеходы безбоязненно переходят улицу в неположенном месте и машины пропускают их. Рассказываю дочке, но она умеряет мой восторг, приземляя: А ты знаешь, какие наказания для водителей, если собьют насмерть или покалечат?

 Нет, не знаю, но такое поведение водителей мне очень по нраву.

Без машины здесь жизни нет, даже кроликам.

Поначалу просто приходила в ужас, глядя на почти разваливающихся старичков и старушек, ковыляющих из магазина к своим машинам.

Наша соседка Мэрилин (74 года) сдала на днях экзамены  на права и удивительно, что с первого захода. Пенсионерам здесь можно позвонить и заказать авто, если тебе нужно куда-то поехать. Отвезут куда надо и потом вернут обратно, это все бесплатно.

Где-то к концу августа я затосковала. Нельзя столь долго находиться в гостеприимной, но чужой Америке, так далеко от своей Беларуси. Все начинает раздражать и даже то, что нравилось и радовало глаз. Ухоженные и благоустроенные участки – рафинад, пряничные домики; от хорового голошения цикад можно одуреть; промтоварное и продуктовое изобилие – излишняя роскошь; внуки – шумные и непослушные, и даже березы не такие, как надо.

Но можно сослаться на возраст и тогда, как у Андрея Макаревича: «уже в гостях все хуже нам, а дома – хорошо».

(Продолжение следует)

Добавить комментарий