Татьяна Дерябина. ПРИХОДИЛОСЬ СОЖАЛЕТЬ, ЧТО Я НЕ БОТАНИК.

Именно на Сахалине, где я проработала несколько лет (1975-1980), частенько приходилось сожалеть, что я не ботаник. Есть особое удовольствие и кураж – с первого взгляда называть растение, знать его «в лицо». Поначалу мне этого очень не хватало.
Растительность острова поразила с первых же дней, ведь это был Южный Сахалин. Но и потом, в какие бы уголки Сахалинской области не «забрасывали» меня командировки – своеобразие и красота местной флоры неизменно производили впечатление. Но первые ощущения особенные – самые яркие, радостные и неизгладимые. Непривычным было два явления – феномен крупнотравья и декоративность дикоросов.
За несколько часов до посадки в южно-сахалинском аэропорту пыталась собрать в кучу свои скудные познания об этом уголке земли. Ничего путного на ум не приходило, кроме того, что здесь много рыбы, нет сорок и большой коэффициент. Но зато главенствовало представление, навеянное Власом Дорошевичем, А.П. Чеховым: Сахалин – бывшая царская каторга, считавшаяся самой страшной в России, место «невыносимых страданий, на какие только бывает способен человек вольный и подневольный».
Оно так всегда – о заморских странах знаем куда больше. Ну и, конечно, я была еще молода, глупа и самонадеянна, чтобы следовать полезным советам туристам всех мастей от русского писателя, эмигранта Виктора Некрасова. «Собираешься ехать в … ? Сходи в библиотеку, поройся в специальной литературе, почитай о том, что тебя больше всего интересует и тогда не придется задавать вопросов, на которые ты можешь найти ответы и дома. Не ложись поздно, вставай рано: прекраснее утра ничего нет и дома и за границей. Лучше в одном месте подольше, чем галопом по Европам».
Если А.П.Чехову потребовалось 2 месяца и 20 дней, чтобы добраться до острова, то я, затратив на перелет в общей сложности 11 часов, совсем не ощутила протяженности преодоленного расстояния. Первое, что на меня обрушилось – сопки. Привычной низкой линии горизонта нет. Куда бы не бросил взгляд, он упирается в хребты, склоны, острые или сглаженные вершины (три четверти поверхности Сахалина занято возвышенностями).
1
2
3
4
5
Местами густо поросшие лесом, самые высокие – со снежными макушками, заслоняя друг друга и чередуясь с распадками, они составляют характерную особенность местного ландшафта.
6
7
8
Весной – желто-бурые от прошлогодней травы, летом – изумрудно-зеленые, осенью – сплошное буйство красок.
Cтолица Сахалина показалась небольшим городишком. Был август месяц. Около магазина с лотка продавали свежую горбушу. Если умеешь по внешнему виду отличать самок, то почти задарма приобретешь к рыбине и икру в ней (на ценнике: 1 кг – 1 руб. 20 коп). Вес горбуши в среднем 1,3-1,4 кг, максимум – 2,5.
В первые же дни знакомства с местными достопримечательностями меня повели именно в сопки, которыми я так восхищалась еще в аэропорту.
8-0
9
10
1112
13
На физическую выносливость ранее не жаловалась, а тут пришлось почувствовать себя не в «своей тарелке». Влажность воздуха зашкаливала (в южных районах Сахалина летом она достигает 90-100%). Одежда прилипала к телу, дыхание сбивалось. Да и равнинный я житель, не лазающий по вертикалям! Сказывалась и перемена часовых поясов и дружеские застолья по вечерам.
Меня пожалели и запланированный поход на пик Чехова (высота 1009 м), завершающий знакомство с сопками, отложили на весну. Ежегодно весной массовое восхождение туда жителей Южно-Сахалинска.
14
Как пишут в газетах – «почтить память Чехова, побывавшего на острове в 1890 г.» Город Чехов, пик Чехова, перевал Чехова, улицы городов и поселков, областной театр, школы, носящие имя знаменитого писателя – так благодарно и щедро увековечили сахалинцы память о его пребывании на острове.
Со временем сопки стали для меня обычным местом воскресных походов. Ведь в восточной части Южно-Сахалинска его улицы подходят к склонам Сусунайских гор, то есть стоит только выйти за порог дома … Там я собирала грибы, лимонник, актинидию, краснику, искала в ручьях яшму, наблюдала за ходом горбуши в речушках, загорала на снежных каменистых осыпях.
15
16
17
18
19
Красника, которой меня угощали в первые дни, не понравилась.
Не зря у нее народное название «клоповка». Тогда я еще не знала, что у этих ягод совсем другое предназначение. Наливка из нее – великолепна!
Карабкаясь от подножия вверх, отдыхая в распадках, невольно отмечаешь это удивительное сочетание северных видов с южными – восточноазиатскими.
20
21
21-0
22
В тесном соседстве уживаются лиственница даурская, ель аянская и дикий виноград, кедровый стланик и бархат амурский, каменная береза и деревянистая лиана актинидия.
Однако все это разнообразие – только в южной части острова. А для северной все значительно суровее, там – лесотундра.
22-1
22-2
Ведь протяженность острова с севера на юг – 943 км.
23
24
Обычно выше 600 м начинался приземистый кедровый стланик и заросли низкорослого курильского бамбучника.
Соболя я так и не встретила там ни разу, а вот любопытных бурундучков наблюдала.
25
Из высокогорной флоры запомнились красочные куртины цветущих рододендронов.
26
На склонах сопок созвездие ценнейших лекарственных растений из семейства аралиевых, к которому принадлежит знаменитый женьшень: элеутерококк, аралия маньчжурская, лимонник.
27
28
Препараты из этих растений медики относят к группе адаптогенов, повышающих устойчивость организма к неблагоприятным факторам, помогающих ему адаптироваться к ним.
Каждый раз, спускаясь с сопки, так и подмывало – со щенячьим восторгом, как в детстве с горок, пробежаться вниз. Но не тут-то было. Неимоверно колючее «чертово деревце» попадается то тут, то там. Это аралия маньчжурская. Ее листья образуют над усеянным шипами стволиком оригинальную крону, из-за которой ее еще называют северной пальмой. Страшно даже подумать, что произойдет, если налетишь ненароком на такую вот пальмочку. Да и вообще, на сахалинских сопках не очень-то побегаешь: то каменистые осыпи, крутые склоны, то непролазные заросли, лесные завалы, овраги, ручьи, порожистые речушки.
О феномене гигантизма травянистой растительности Южного Сахалина и Камчатки приходилось слышать и раньше, но при виде стеблей дудки медвежьей, листьев белокрыльника пугающих размеров, сдержать возгласов восхищения невозможно.
29-0
Особенно сильное впечатление этот травяной лес производит на людей, впервые встречающихся с ним. А.П. Чехов назвал его «фантастическим». Уже позже, путешествуя по побережью Охотского моря, попадали в такие гигантские непроходимые заросли сахалинской гречихи, что я невольно и с удовольствием чувствовала себя пигмеем в царстве трав. Как герои моей любимой с детства книги Яна Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали».
29
Сахалинской гречихой восторгался еще в середине 19-го века русский ботаник Вейрих: растение многолетнее, отличный корм для скота, а стебли ее вдвое выше человека. О чуде-гречихе узнали в Европе, семена ее шли нарасхват. Но через год-два гречиха на «чужой» земле вырождалась. А вот как она выглядит уже на белорусской земле в одном из выселенных сел Полесского радиационно-экологического заповедника.
30
Первый сахалинский агроном Михаил Семенович Мицуль, прибыв на Сахалин в 1870 г., буквально был пленен буйной растительностью Южного Сахалина. А причин для удивления было много. В селении Соловьевка, когда там впервые посадили картофель, ботва достигала длины двух метров. Урожай клубней был тоже соответствующий. В поймах рек Лютога, Цуная, Средняя и Сусуя травы были столь высокими, что скрывали с головой всадника на лошади.
Причина гигантизма, как полагают ученые – умеренный климат и невысокие температуры, повышенная влажность воздуха, смещающая солнечный спектр в сторону теплых красных лучей, стимулирующих рост, а также резкий переход от теплого дня к холодной ночи, как бы консервирующий растения, не дающий им расходовать накопленные за день запасы. Это, наконец, богатство вулканических почв влагой и подвижными формами питательных веществ, особенно азотом.
Летом высокотравные виды – горец сахалинский (гречиха), белокопытник широкий, медвежья дудка, лабазник камчатский (шеломайник) достигают своих максимальных размеров. Особенно мощно они разрастаются по ручьям и небольшим рекам, где достигают 3 и даже 4-метровой высоты. Лето – это значит июль-август. Сахалинский июнь я бы не назвала летним месяцем: неустойчивая погода, прохладные дни и лежащий в затененных распадках снег. И листочки на деревьях появляются лишь в первой декаде июня. Обычно этой порой нападала жуткая хандра – хотелось солнца, тепла, зелени. Зато сахалинский август и сентябрь вознаграждали за все. Ну а зимние месяцы с их обилием снега и шквалистыми метелями приводили меня в какой-то первобытный восторг, особенно когда снежные заносы препятствовали всяческому передвижению.
31
32
33
Из высокотравья первыми в конце апреля – начале мая на лесных прогалинах, склонах и откосах появляются побеги с соцветиями белокопытника широкого.
34
И только в июне начинается интенсивный рост листьев. В августе-сентябре это уже здоровенные зонтики.
35
А медвежья дудка в это время – словно дерево, увенчанное шапками соцветий. Но такое дерево весной без труда ломается от удара ноги.
36
На Сахалине крупнотравье играет большую роль в заготовках корма для скота. С июля по сентябрь на покос гигантских трав, идущих потом на силос, посылают всех – от солдат до научных сотрудников, как раньше у нас в Беларуси на картошку.
38
Непривычно было видеть в лесу, на полянках, в лугах великолепные декоративные экземпляры.
39
Не верилось, что они могут произрастать в естественных условиях, сами по себе, без всякой «опеки» человека. Триллиум, клинтония удская с изящной кистью белых «фарфоровых» цветков.
40
41
Ну а лилия Глена, иногда достигающая двухметровой высоты, с зеленовато-белыми воронкообразными цветами, величиной со стакан, и исключительно ароматными, достойна всяческого восхищения.
42
Впервые увидела ее на сенокосе, в июле, и больше встретить не пришлось. Ночевали в палатках на берегу реки и вечером необычный аромат, струившийся из зарослей кустарника, привлек наше внимание. И бабочки под стать этому цветочному великолепию.
37
37-0
37-1
37-2
Особенно насыщен декоративными растениями весенний лес. Самое яркое впечатление в это время производят два вида из семейства ароидных, оба ядовитые. Симплокарпус вонючий − причудливое темно-вишневое покрывало, похожее на большой клюв, прикрывает толстый желтоватый початок.
43
Эти яркие покрывала довольно крупные (в среднем более 20 см в длину) и весной красочно выделяются на фоне пожухлой серой прошлогодней листвы. Симплокарпус, действительно, вонючий – чесночный запах.
Еще более эффектен лизихитон камчатский, но уже с сильным приятным ароматом. Его заросли у воды − как скопление корабликов с белыми парусами.
44
Позже отрастают крупные овальные листья, похожие на листья банана, в пойменных лесах они достигают 1,5 м длины.
А красочные разнотравные приморские луга!
45
В июле-августе − сиреневые заросли цветущей хосты. Впервые попав туда, я долго оглядывала это место, все еще сомневаясь в их естественном произрастании. Башмачок крупноцветковый (из орхидных), образуя на лугах яркие цветовые пятна, удивляет величиной цветка.
46
Как-то, поднимаясь в сопки, попали в заросли бамбучника курильского. Ему, конечно, далеко до своих тропических родственников. Жесткие стебли, напоминающие металлическую фольгу, громко трещали и шуршали под ногами и пришлись нам чуть выше пояса.
47
Пробираться дальше вверх неожиданно оказалось трудным делом. Обувь скользила по узловатым, гладким стеблям, щетинисто торчащим вверх. Каждый шаг требовал усилий. Я попыталась помочь себе руками, раздвигая эту упругую шуршащую стену, тут же пришлось отказаться от этой затеи – острые, жесткие верхушки стеблей и кончики листьев глубоко ранили руки. Корневища бамбучника так густо и замысловато переплетены, что увидеть почву под ногами в их зарослях, просто невозможно. Поэтому японцы специально высаживают его для закрепления почвы в горах, где нет леса, и дожди могут смыть ее. Бамбучники, широко распространенные в южной части острова в горах, создают плотную стену, задерживающую много снега. Тем самым обеспечивая незначительное промерзание почвы и надежное укрытие для растений.
48
Продолжение следует.

Фото Андрея Клитина и всего лишь 15 − автора.

2 комментария на «Татьяна Дерябина. ПРИХОДИЛОСЬ СОЖАЛЕТЬ, ЧТО Я НЕ БОТАНИК.»

  1. Александр Гладкий говорит:

    Восхитительно богатая флора, да и в целом природа. У меня есть друг, проживший на Камчатке более десятка лет. Постоянно вспоминает ее, как рай земной, а Сахалин — это рядом.

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Красотень! Что-то узнаваемо после посещения Приморья, но очень много своего местного сахалинского, хотя казалось-бы: вот Сахалин, а рядышком, чуть южнее — Приморье. А разница во флоре ощущается здорово.

Добавить комментарий