Юрий Емельянов. Часть1. ТУМАННЫЙ ДУН-ДА-ШАНЬ.

Всюду лес – бесконечный лес, всюду горы – бесконечные горы! Разнообразные острые и тупые вершины их поднимаются до самого горизонта.
В.К. Арсеньев, “Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского Края. 1901-1911.”

В буквальном переводе с китайского “Дун-да-Шань” означает “Восточные большие горы”, протянувшиеся на тысячу километров с севера на юг вдоль главного хребта – Сихотэ-Алиня. Собственно говоря, эти горы и составляют тот далекий и таинственный Уссурийский Край, знакомый многим из нас по страницам книг Владимира Клавдиевича Арсеньева.
И если вы спросите меня сейчас, после нашего путешествия, на что же похож это удивительный край, то я отвечу, что ни на что не похож. Настолько он уникален и неповторим.
И неисчерпаем. За две недели мы лишь осознали, какая бездна непознанной красоты скрывается в этих лесах и горах. Но даже то, что мы видели, заслуживает того, чтобы поделиться самыми яркими впечатлениями с читателем.
С моей точки зрения, наилучший способ знакомства с дикой природой – это пеший многодневный поход, когда с каждым новым миллиметром растущей щетины облетает “футляр” цивилизации, голова очищается и воспринимает реальность с первобытной остротой. Но что делать, если за отведенный короткий срок хочется составить общее впечатление от края, а его сокровища рассыпаны на огромной территории? Оптимальное решение тогда – непродолжительные пешие вылазки с последующим переездом в новое место. Именно так и было организовано наше путешествие.

Первое знакомство с Дебрями

Лазовский государственный заповедник им. Л.Г. Капланова с северо-запада ограничен долиной реки Киевка. Во времена В.К. Арсеньева она называлась Судзухэ, и в его трудах есть упоминания о неоднократных путешествиях в эти места. По правому берегу реки, почти параллельно долине, вытянулся Партизанский хребет, с которого стекает множество чистейших ручьев. Один из них, Еломовский ключ, впадает в Киевку неподалеку от села Беневское и скрывает в своих верховьях настоящее природное чудо.
Фото 1
Лесная тропа старается держаться русла ключа и вместе с ним постепенно уводит по ущелью вверх, к склонам гор Белая и Лысая. Туманно и сумрачно. Вверху кроны деревьев смыкаются, отбирая остатки скудного света. С них за шиворот капает вода: муссоны регулярно приносят с моря дожди. Упавшие исполины блестят от сырости. Огромные замшелые валуны проступают сквозь густую растительность нижнего яруса.
Фото 2

В дебрях

В дебрях

И вот что удивительно. У себя, в Беларуси, я всегда радуюсь, если удается найти ранее не встречавшееся мне растение. А здесь все наоборот. Обилие непривычных форм жизни совершенно сбивает с толку. И невольно улыбаешься, заприметив вдруг что-то знакомое. Но, погоди-ка расслабляться! Скорее всего это какой-нибудь местный уникальный подвид. Не просто береза – Даурская (Betula dahurica), не просто клен – мелколистный (Acer mono).
Не подвел только орех маньчжурский (Júglans mandshúrica). Уж его-то я ни с чем перепутать не мог: в моем родном поселке он гармонично прописался среди яблонь в чьем-то огороде на радость местным пацанам.
Ошалев от обилия новых названий, которыми засыпала меня Марина, наш спутник и по совместительству добровольный гид в мире растений, опираюсь на ствол дерева. Какая необыкновенная мягкость и теплота! Податливая упругая кора принадлежит знаменитому амурскому бархату (Phellodéndron amurénse) — реликту третичных лесов. Кора не простая – это толстый пробковый слой, такой же, как у знаменитого пробкового дуба.
Широколиственные деревья перемешались с хвойными. И среди них реликты нашлись. К примеру, предок тиса остроконечного (Taxus cuspidáta) произрастал в юрском периоде 140 млн. лет назад, и бродили вокруг него не люди-туристы, а динозавры. А наш современник по долгожительству находится в одном чемпионском ряду рядом с секвойей – может расти до 2-3 тысяч лет!
Еще одно дерево, пихта белокорая (Ábies nephrolepis), привлекло внимание своей светло-серой с серебринкой корой, покрытой многочисленными пупырышками-желваками. Виктор, наш проводник, проколол один из них и на лезвие ножа вытекла капля прозрачной с легкой желтизной смолы. Ароматной свежестью (мне почудились нотки лимона) наполнился воздух: столь душистой оказалась живица. Не даром ее пихтовым бальзамом называют! Говорят, что это отличное таежное лекарство от многих болезней.
Огромные тополя Максимовича (Populus maximowiczii) заставляют восхищенно задрать голову ввысь.

Тополь Максимовича

Тополь Максимовича

Но и внизу немало и интересного есть. Лианы лимонника обвивают стволы. Глаза вдруг натыкаются на что-то до боли знакомое. Неужто жень-шень?! Нет, не он. Но все же ближайший родственник – элеутерококк колючий (Eleutherocóccus senticósus). За колючки его еще “чертовым кустом” величают.

Элеутерококк

Элеутерококк

На черной земле распластались белесые звезды с шариком по центру. Это грибы из семейства звездовиковых (Geastraceae). Мне повезло найти рядом еще только зреющий гриб в виде яйца. Потом его верхушка треснет и раскроется лепестками еще одной звездочки. А по центру останется шар, наполненный спорами.

Растущий гриб-яйцо

Растущий гриб-яйцо

Раскрывшаяся земляная звезда со “сдутым” вместилищем спор

Раскрывшаяся земляная звезда со “сдутым” вместилищем спор

В одном месте река как ножом разрезала базальтовое плато, обнажив гигантские вертикальные шестигранные призматические колонны. Эти исполинские каменные образования – результат кристаллизации древней расплавленной магмы.

Шестигранные колонны-призмы базальта

Шестигранные колонны-призмы базальта

Вокруг столько всего интересного, что главная цель экспедиции оказывается прямо перед нами совершенно неожиданно, буквально выскочив из раздавшихся зеленых джунглей. Одновременно в уши ворвался рев водопада. Вот она – Звезда Приморья! Поток воды эффектно падает с 20 метровой высоты в скалистую получашу и рассыпается внизу многочисленными пенистыми каскадами на уступах каменной пирамиды. Пусть не столь уж и высок, но как элегантен! Жаль, что идет дождь. Под солнцем водяная пыль заиграла бы разноцветными искрами.

Водопад падет в каменную получашу

Водопад падет в каменную получашу

Каменная пирамида с уступами у подножия водопада

Каменная пирамида с уступами у подножия водопада

А если подняться еще выше по ручью, то взору предстанет целая серия средних и небольших водопадов, уходящая ввысь.
Фото 11

(ТУМАННЫЙ ДУН-ДА-ШАНЬ. Продолжение.)

3 комментария на «Юрий Емельянов. Часть1. ТУМАННЫЙ ДУН-ДА-ШАНЬ.»

  1. Татьяна Дерябина говорит:

    Юра, замечательно!!! Я с особым удовольствием прочитала. И чуточку грустно стало. Еще в молодости я побывала в Лазовском заповеднике и, как и Вы, восхищалась в 1-ю очередь, растительностью, столь непривычной нашему взгляду.

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Да, Татьяна, первое что впечатляет — именно растительность и еще рельеф. И то, и другое впечатляют разнообразием и красотой. Животные тоже уникальные там есть, но, как ни крути, а их с налету увидеть сложно (хотя кое-что таки попалось!). А вот растительность и пейзажи не убегают :).
    Будет еще много интересного материала, так что не пропустите!
    Кстати, я не смог найти нигде агар (помните, вы мне советовали прикупить там?). Спросил в магазине — ничего не слыхали про него. Идет в кондитерскую промышленность, а в магазинах нет. Но зато отведал свежей морской капусты, прямо из океана. но не буду забегать вперед…

  3. Татьяна Дерябина говорит:

    Ну, вот, а раньше агара в магазинах было полно. Обязательно буду читать все Ваши продолжения.

Добавить комментарий