Юрий Емельянов. УДИВИТЕЛЬНАЯ ЛУЖА.

“Потоки сухой информации отучили нас удивляться.

А без удивления жизнь становится скучной.”

Николай Сладков, “Осиновый невидимка”

Хорошо зимой в лесу. Тишина уши ласкает. Грибники да ягодники дома сидят, припасы свои пробуют и нахваливают. Никто не аукается: “Ваня-я-а-а! Марина-а-а!”. Любители пикников носа в лес не кажут – холодно, б-р-р-р! Песни никто не горланит и барабаны из динамиков не стучат. Стучат только дятлы. Собиратели ландышей тоже до весны затаились.
А значит самое время для тех, кто в лес за чудесами идет. Тихонько идет, беззвучно, чтобы чудо не спугнуть. Они ведь такие, эти чуда, от громкого слова шарахаются и так, испуганные, прячутся, что и с фонарем не отыщешь.
А в лесу по словам Николая Сладкова “…скопились груды больших и маленьких чуд. Чуда шумят, поют, брызжут красками, благоухают! Там все поэзия: под ногами, над головой, по сторонам. Поэзия, чудо и сказка!”
Ну, по правде говоря зимой-то нетак все благоухает и брызжет красками, как в другие поры года, но чуда-то никуда не делись. Тут они!
Разве не чудесны россыпи “зимних яблок” – то пухлые от утреннего морозца зеленушки обсыпали яблоню, отдыхают и беседуют.

Музыкой звенят попискиванья и трельки, доносящиеся от митусливой разношерстной стайки синиц. Присоседились к ним и верткие корольки.
Ух-ты! Расстарались осенью бобры: целую рощу берез ополовинили. Настоящий лесоповал устроили!

На канале, который по осени чистили, успели заново соорудить новую, еще лучшую плотину. Тут, откуда ни возьмись, взвилась перед плотиной в воздух стремительная тень – то совершенно незаметная в поле косуля-прыгунья перелетела одним махом через канаву. Широченную, между прочим! Я бы и с разбегу не одолел бы.

По лесу ходишь – под ноги тоже не забывай смотреть. Хотя бы для того, чтобы не зацепится за корень и лоб не расшибить. Или на замерзшей луже не поскользнуться.
А воды в этом году хоть отбавляй. Всю осень лило, да и зимой добавило. Запоздалый мороз все же приморозил лужи. Да так исхитрился, что диво-дивное получилось. Не лужи, а произведения искусства. Прозрачные и широкие концентрические овалы разделяют более широкие участки матово-белого льда. Овалы кое-где имеют такие же прозрачные перемычки, соединяющие их друг с другом. Сверху все это лабиринт напоминает. Да лучше сами взгляните, что мороз нарисовал.



Что-то не припомню я, когда еще такое видел. Иду, на лужи смотрю и размышляю, как же так могло получиться?
А ну-ка, не посмотреть ли, что там внутри?
Нашел я подходящую палку и осторожно постучал по белому пятну. Удары звучали гулко, словно внизу пустота. И точно: дзынкнул лед и посыпался вниз звонкими осколками. До самого дна сухо.
Ого! По бокам, там, где прозрачные полосы видны сверху, пустота окаймлена вертикальными покатыми стенками изо льда! Попробовал в других местах стучать – то же самое!

Обстучав матовые участки, удалось извлечь целехонькими несколько боковых прозрачных стенок. Теперь и вы можете на них полюбоваться.


Получается, что ровный слой льда на поверхности лужи опирается на вертикальные ледяные ребра – вот эти самые ледяные кривульки-загогулины. А между ними – пустота. Это уже даже не картина, это уже настоящая трехмерная архитектура!
Пока домой шел, разные идеи мне в голову шли, как такое могло образоваться. Но собственные гипотезы мне самому не нравились. Вроде идея хороша, но при детальном анализе что-то не очень складывалось.
Заинтригованный, полез я в наш общий кладезь знаний, то бишь в интернет. И после долгих поисков откопал я таки ответ на мучивший меня вопрос. Спасибо Марку Кассино и Джону Нельсону за их великолепную книгу “The Story of Snow: The Science of Winter’s Wonder”! Иначе я до весны бы так и просидел, ломая голову над этой загадкой.
Обыкновенная лужа, оказывается, замерзает необыкновенно.
Лед, как известно всем наблюдательным людям, начинает расти от краев лужи. Лед растет, а вода потихоньку в землю уходит. Тонкий еще лед прогибается в центре лужи вниз, образуя слабо выраженный мениск. Происходит это потому, что вода, благодаря достаточной большой силе сцепления со льдом (адгезия) и поверхностному натяжению, как бы увлекает за собой вниз кромки льда. Способность воды удерживаться каплей на сосульке вы все наверняка видели.
А вода все уходит и уходит. Утолщившийся за это время верхний слой льда уже не поддается прогибу. И тогда по краям лужи вода отходит от боковых стенок и образуется воздушный клиновидный карман. Вот тут-то самое интересное и начинается.
В точке контакта воды со льдом начинает расти ледяной бугорок-полоска – со стороны воздушного кармана охлаждение идет быстрее. Вода опускается, а бугорок, как сосулька тянется за ней вниз. Растет, значит, первая стенка.
Наступает момент, когда справа от зачатка первой будущей стенки вода тоже отрывается от верхнего льда и начинает расти второй бугорок – уже ближе к центру лужи. Потом этот процесс еще повторяется, пока не дойдет до центра лужи. Вода еще будет опускаться, а образовавшиеся зачатки стенок превратятся в полноценные вертикальные перегородки.
А чтобы вам было понятнее, отсылаю вас к первоисточнику. Там отличные иллюстрации приведены.
Итак, для получения удивительной лужи нужны всего две вещи: вода должна диффундировать из лужи в почву, и должен быть мороз. Но очевидно, что самые удивительные и красивые лужи замерзают только при оптимальном сочетании условий: определенном сочетании силы мороза и скорости диффузии воды в почву. Если мороз изо всей силы набросится, лужа враз замерзнет до дна и никаких тебе стенок не будет. А если мороз слабоват, а вода слишком быстро уходит – получится просто пустотелая лужа и тоже без ледяных стенок-поперечин.

А вы говорите – лужа. Не лужа, а ЛУЖА — поэзия, чудо и сказка!

11 комментариев на «Юрий Емельянов. УДИВИТЕЛЬНАЯ ЛУЖА.»

  1. Александр говорит:

    Рассказ понравился. Лирика зимнего леса + основы гляциологии. В этом весь Юрий – любит открывать для себя новое, интересное. От ближнего лесочка до дальних походов за тысячи километров, от простых репортажей до почти философской подачи того, что видели многие, но разобрался он один. Один решил геометрическую задачу о блуждании в тайге, один заинтересовался тайной замерзания лужи, а это уже не для среднего интеллекта и ума. Я, например, не очень-то понял тонкости процесса.
    Удивился и подмеченной прелести зимнего белорусского леса– его безлюдности. Я много ходил на лыжах, в том числе и за Полярным кругом, и писал об особенностях зимнего туризма, но безлюдность вроде и не замечал, не акцентировал. А она, к сожалению, действительно большой психологический плюс в общении с Природой. А Юрий в этом рассказе выделил её красными буквами.

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Психологический комфорт (плюс = комфорт) — верное и емкое определение, которое дал Александр тому чувству, которое возникает у меня в зимнем лесу. И «к сожалению» тоже верно, так как хотелось бы испытывать такой же комфорт и летом, и весной, и вообще всегда. Мечтаю, чтобы люди не врывались в лес захватчиками, а входили туда как в храм.

    И слова Николая Сладкова я вынес в эпиграф не случайно. Человеку нужно удивляться, удивляться даже самым простым и очевидным вещам — это равносильно приближению к состоянию восторга и счастья.

    Александр, спасибо за отзыв!

    • voinovdima говорит:

      «И «к сожалению» тоже верно, так как хотелось бы испытывать такой же комфорт и летом, и весной, и вообще всегда.» А что же мешает?

      • Юрий Емельянов говорит:

        мешают «Захватчики»: сорящие, шумящие, идущие в лес исключительно по хозяйственным потребностям и потому относящиеся к лесу потребительски.

        • voinovdima говорит:

          Это — да! Мне тоже.
          Но тут они только в ягодно-грибной сезон, просто отдыхать в лесу пока нет моды у местных. И слава богу. Даже охотники теперь редко посещают лес (только проездом), т.к. я пробил здесь зону покоя.

          • Юрий Емельянов говорит:

            А ка это удалось? Зону покоя пробить.

          • voinovdima говорит:

            Через друзей «на верху». Для них мелочь, а мне приятно.
            Вообще-то здесь, в придвинских лесах вдоль новых водохранилищ, нужно делать заповедник, мне кажется.

  3. Юрий говорит:

    Все классно! Вот только снежку не хватает для полной сказки.

    • Юрий Емельянов говорит:

      А снежок бы скрыл это чудо 🙂

  4. voinovdima говорит:

    Неужели, Юра, раньше не видел таких луж? С нашей бесснежной погодой они каждый год бывают. Однажды были лужи с такой структурой покрытые очень толстой коркой льда (человека выдерживала) и глубиной воздушных пузырей сантиметров 60!

    • Юрий Емельянов говорит:

      Похожие, да, бывают. Но именно вот с такими толстыми перегородками и очень четким лабиринтом — первый раз вижу. Да собственно, даже если бы и видел раньше, то все равно всякий раз удивляешься подобным чудесам.

Добавить комментарий