Юрий Емельянов. Очаги жизни. Часть 4.

Если бурый медведь заметил человека и

не обратился в бегство, а, напротив,

проявляет любопытство, следует попытаться

отогнать зверя криком, голосом, ракетой,

выстрелом в воздух.

Михаил Кречмар, “Мохнатый бог”

 

Сладкая шикша

Есть у вулканического пепла и положительное качество.

Хорошо известны случаи повышения урожайности почв после пеплопадов. Не потому ли растущая здесь в изобилии крупная лоснящаяся шикша имела необычный вкус? Во многих своих путешествиях мы не раз утоляли жажду этой прекрасной ягодой. Ее водянистость и пресноватость делают ее идеальным заменителем столь необходимой в путешествиях жидкости. А вот здесь, у вулканов шикша удивила нетипичной для нее сладостью. Вкуснотища! Остановиться трудно – пригоршня за пригоршней отправляется в рот. А впереди еще крупнее, еще слаще!

Фото 1. Сладкая шикша

Спустившись с перевала Толбачинского, мы очутились в очаровательном месте возле ручья Ледникового – одного из многочисленных потоков, формирующих ниже по течению реку Правый Толбачик. Скалы защищали от холодного ветра, а вокруг – нетронутое изобилие ягод. Райское место для дневки!

Фото 2. Ручей Ледниковый

Не учли мы только одного обстоятельства – на Камчатке есть и другие претенденты на шикшу!

Не прошло и получаса после установки лагеря, когда наш глазастый проводник Евгений заметил внизу у реки пасущегося медведя. Гряда скал, отделявшая нас от долины, выглядела отличным наблюдательным пунктом: и зверь как на ладони, и расстояние комфортное. Вполне безопасно, но и не слишком далеко. Похватав фотоамуницию, мы в спешном порядке выдвинулись к намеченному месту. Осторожно высунули головы. Никого! Медведя и след простыл! Словно испарился. Почуял? Так только мишки могут внезапно исчезать – был и нету!

Разочарованные неудачей вернулись в лагерь. Но было чувство, что все еще впереди. Даром что ли здесь столько спелой шикши! Правда, закралась и легкая тревога – а ну как ночью к палатке “мохнатый бог” пожалует?

Тревога тревогой, а спать-то хочется. Успокаивало то, что все продукты были с особой тщательностью упакованы и отнесены высоко на крутую скалу подальше от лагеря. Береженого бог бережет, как говорится!

Ночь прошла спокойно, и утро порадовало прежней синевой неба. Припозднившийся колобок Луны неспешно, но заметно катился вниз за Толбачик. Из-за перевала неожиданно завихрился очередной выброс дыма из Ключевской – проснулись подземные кочегары!

Фото 3. Луна над Толбачиком

– Медведь! – резкий возглас Евгения мгновенно освежил сонную еще голову.

Косолапый смотрелся едва заметной, но подвижной темной точкой на отроге вулкана. Посовещались, взвесили все за и против, и все же решили попробовать подойти поближе.

Затея удалась и с почтительного расстояния мы с восторгом наблюдали, как мохнатая махина методично подстригает “газон”. Напрашивалось сравнение с коровой, которое здесь вполне уместно. Дело в том, что пасущиеся косолапые часами бродят со склоненной головой, непрерывно поглощая ягоду, и за этим занятием сильно смахивают на привычных нам жвачных.

Вот только пользуются ли они языком для загребания ягод? Приглядывался и так, и эдак, но так и не понял, как так ловко у них получается широкой клыкастой пастью мелкую ягоду обирать? Тут бы поближе рассмотреть, да только … Чур меня! Лучше тут постоять, а то вон уже и слюнки у него потекли (видео) – в нашу сторону посматривает. И правда, пора и честь знать, не стоит сердить Хозяина.

Фото 4–7. Косолапый на выпасе

Снимаешь мишек – не увлекайся!

Смотришь в объектив – кажется далеко еще до косолапого. А глаза оторвешь от линз – батюшки! Вот же он, уже и в речку вошел и быстро приближается. А за узкой протокой большой кусок скалы, и мы за ним! Дудки, не будем мы дожидаться, пока нашу судьбу за нас решат. Под прикрытием камня шустренько отошли. А мишка не появился: то ли под скалой залег, то ли в сторону отвернул и затерялся в скалах.

Фото 8–9. Через ручей

После “зверинца” на предыдущей стоянке было ощущение, что сурки и евражки здесь более осторожные и боязливые. В основном попискивают у себя в норах.  Наверху если и покажутся, то с оглядкой, и тут же прячутся. Никак медведей боятся? Основания есть: много нор нежилых и разрытых. Явно медведи поработали. А после обеда мы в этом сами убедились. Тот медведь, что речку переходил, вдруг опять объявился. Остановился и вдруг как прыгнет и давай землю рыть. Рыл усердно, морду совал в землю и в конце что-то сжевал. Наверняка суслика придавил в норе.

Чтобы нам совсем уж “хорошо” ночью спалось, к вечеру в долине объявилась мамаша с двумя медвежатами. Дети ненамного от матери по габаритам отстали.

Угадали со стоянкой – в самый что ни на есть медвежий угол угодили. В самом прямом историческом смысле!

Никогда не стоит забывать, что медведь – животное всеядное.

Мы это помнили и потому предпочли забраться на крутой холмик, когда следующим утром к нам нагрянул гость. Собственно, направлялся он не к нам, а к любимой шикше, пятна которой окружали наши палатки со всех сторон. А может это был взаимный визит вежливости? Мы ведь вчера ходили к нему в гости!

Как же хорошо, что на сегодня был запланирован ранний подъем! А если бы встали позже? Я в красках представил себе, как сонно выглядываю из палатки и … успокоительно сообщаю супруге, что стоит еще немного понежиться в теплом спальнике, пока солнышко окончательно сгонит утреннюю знобящую свежесть. Торопиться особо некуда, ну и т.д. Ну не скажешь ведь прямо, что рядом бродит огромная, мохнатая и клыкастая туша!

Фото 10–11. Хороша тут у вас ягода!

 

Оставив ягоду, мишук проехал в удовольствие по траве на пузе, после чего кувыркнулся боком и направился прямиком к палаткам.

Фото 12. Утренний гость

По мере приближения косматый зверь пугающе увеличивался в размерах. “Вот черт! Там же сало и тушенка остались!” – запоздало блеснуло в голове. Мы как раз завтракать собирались и притащили продукты из тайника на высокой скале.

Когда наше беспокойство за судьбу припасов достигло пика, мы решили, что наступил тот критический момент, когда по инструкции следует отпугнуть опасного зверя, произведя побольше шума. В ход был пущен футбольный свисток, а солисту помогал дружный разноголосый хор, вооруженный также специально приготовленным на такой случай большим транспарантом из пленки, закрепленной на треккинговых палках. Последний следовало поднять повыше, чтобы мы казались большим могучим соперником.

Как вы думаете, что сделал медведь?

Очевидно было, что он никогда не читал инструкций, согласно которым ему следовало в панике и с позором покинуть пределы нашего лагеря. Слегка дернув ухоми заинтересованно покосившись на источник непривычного шума, мишка прошел мимо к ручью, уселся на попу и озадаченно стал чесать себя задней лапой за левым ухом. Потом ему потребовалось почесать левый бок. А затем и правый. Делал он это неспешно, основательно, демонстративно зевая, и украдкой, исподлобья, поглядывая на нас. Что бы там ни было, а я позавидовал невероятной гибкости и пластичности животного. Вот так, не напрягаясь, чесать себя ногой я не умею. Да даже если и напрячься – вряд ли дотянусь!

Все это действо очевидно выражало (как известно, медведи не могут выражать свои эмоции мимикой, но восприятие было именно такое) смесь чувств: искреннее удивление и пренебрежительное отношение к происходящему – мол, что за цирк к нам приехал? Видя такое дело, шуметь мы перестали, а вскоре и косолапый потерял к нам всякий интерес, вернувшись к своей ягоде.

Фото 13. Что за цирк к нам приехал? (видео)

Но еще битый час нам пришлось сидеть на холме, дожидаясь, пока Хозяин отойдет на приличное расстояние. Самое интересное, что почему-то все единодушно решили отказаться от позднего завтрака в пользу раннего обеда, но в другом месте – подальше от медведей!

Фото 14–15. Еще немного поем и пойду

 

Пушок

Медведи – это без сомнения сильные впечатления. Но удивление, восхищение и восторг приносят и не столь заметные явления. Хотя почему малозаметные? Осенняя нарядная тундра ярка и красочна, и никогда не надоедает. И уж сколько на пути встречалось арктоусов, но всякий раз их ослепительная краснота выглядит по-новому в сочетании с другими растениями и элементами рельефа.

Фото 16. И вновь яркие арктоусы

Частенько встречаются облачка белого пуха, устилающие растительный покров. Прилетел откуда-то или это семенные пуховки какого-то наземного растения? Так и есть – стебли карликовой ивы стелются по земле, а наверх выпускают только вертикальные отростки с цветами.  Вот такая здесь ива – не выше шикши!

Фото 17–18. Семенные пуховки карликовой ивы

Не менее удивительны небольшие зеленые полусферы с розоватыми побегами. Кочки словно нашлепаны кем-то на голый каменистый грунт. Такие дерновинки образует вечнозеленый кустарничек – диапенсия обратнояйцевидная.

Фото 19. Диапенсия обратнояйцевидная

 

Заячья мозаика

Заглянем теперь в места недавних извержений.

Разноцветная растительность перемежается с белыми пятнами прошлогоднего снега и черными кляксами шлака. Снег не безупречно белый – запачкан вулканическим пеплом.

Фото.20–23. Черно-белые контрасты: снег и пепел

Шаги по черному полю отдаются гулким эхом, словно там внизу пустота (видео). Скорее всего, этот звуковой эффект обусловлен пористой структурой отложений, который С.П. Крашенинников образно назвал “ноздреватым каменьем”. Хотя пустоты тоже не редкость – иногда встречаются провалы в земле – там, где свод обвалился.

Фото 24. “Ноздреватое каменье”

Фото 25–26. Провалы в земле

Попадается и разноцветный шлак. Одно место привлекло наше внимание: в мозаике изугловатых камешков было вкраплено очень много серых кругляшей. Какая красивая мозаика! Пригляделись повнимательнее – так то ж заяц свои катышки оставил!

Фото 27. Заячья мозаика

Самого косого мы тут же нашли. Он за нами наблюдал, затаившись среди камней. Но какой худой! То ли из-за скудости травы, то ли то ли по причине приобретенной форме легкоатлета – по горам-то скакать всю жизнь приходится!

Обнаруженный, наш спортсмен лихо взбежал наверх крутого спуска, где и дождался фотографа, которому эти метры в высоту под тяжелым рюкзаком дались не столь легко.

Фото 28. Горный заяц

За нашим состязанием с зайцем по скоростному восхождению со скального выступа-козырька внимательно наблюдали два сурка. Они явно “болели” за косого, потому что мы были неоднократно ими освистаны. И было за что!  Плелись вверх, как улитки!

Фото 29. “Болельщики”

Камешки в мозаике, кстати, представляют собой лапилли (округлые или угловатые продукты вулканических выбросов размером от горошины до грецкого ореха – Словарь геологических терминов и понятий). Иначе говоря, это то, что крупнее вулканического песка и пепла. А то, что крупнее лапиллей называется уже вулканическими бомбами.

И звери, и птицы, обитающие вблизи вулканов, подвергаются постоянной опасности во время пеплопадов. Но если грызуны, к примеру, могут укрыться в своих норах, то птицам деваться некуда. Далеко не всегда им удается покинуть невредимыми зону шлаковых “ливней”. При извержении Толбачика поблизости от вулкана часто находили сбитых камнями чаек, куропаток и других пернатых.

4 комментария на «Юрий Емельянов. Очаги жизни. Часть 4.»

  1. Александр говорит:

    Водяника – вороника — шикша.
    Как приятно, что рассказ насыщен шикшой. Для меня эта ягода особая, мифическая. Давным-давно вычитал в приключенческой литературе, что какая-то северная ягодка вороника спасла заблудившихся в тундре. Съели по горсти – и появились силы добраться до людей. И этой легенде я очень долго верил, в какой-то степени верю и сейчас.
    Моя первая встреча с ней случилась в Карелии, местные её называли ворониха. Через много лет пробирались в Саянах 100 км с рюкзаками весом 40 кг к реке Урик. Раз полдня чавкали по большому болоту, и перед обедом, когда уже не было никаких сил, вспомнили о воронихе. Съели – и единодушно решили, что с обедом теперь можно потерпеть, дойти до сухого, развести костёр. Помогла, чернушка!
    Растёт этот малюсенький вереск по всему Северному полушарию. В русском языке у него много названий, в каждом регионе своё. Чаще всего именуют водяникой. А также шикша, вороника, медвежья ягода (как, Юра, подходит?) и др. Из-за мочегонного действия ягод – называют и ссыха, но мы такого эффекта не наблюдали. А вот белорусского названия у него, видимо, нет.
    За много лет блужданий по нашим болотам водянику не встречал. Но однажды чуть не подпрыгнул от радости: ВОТ ОНА! Рядом с гнилым озерком «поле» 3 х 5 м. Искал ещё, но – увы.
    Насобирал литр ягод, дома перетёр с сахаром. Буду, думал, с утра повышать свой тонус ложечкой волшебного бальзама. Ни–че-го. Точно то же, что и с золотым корнем. А какие красивые мифы! Видно, не могут они пробиться сквозь каменные стены городских джунглей, не позволяет технический прогресс воздействовать мифам на нас…

    • Юрий Емельянов говорит:

      Медвежья ягода — в самую точку название! А белорусского названия нет, потому что крайне редка она у нас. Я только один раз нашел несколько кустиков на болоте в Витебской области. И сильно тогда подивился незнакомой ягоде — не знал ее еще тогда.

      А так все очень правильно написано — путникам эта ягода всегда в помощь. А то, что в городе не тот эффект — так то и понятно. Чтобы почувствовать помощь шикши, надо бы вначале хорошенько намаяться, силы растратить, пропотеть, жажду и усталость неимоверную испытать. Вот тогда и помощь придет. За каждой легендой доля правды всегда стоит. Мне эта ягода в походе точно помогает — особенно когда жажда мучает.

      Спасибо, Александр, за такое интересное добавление к рассказу!

  2. voinovdima говорит:

    Однако в этих материалах совсем другая Камчатка чем встречала меня. Я такой не видел. Даже с вертолета. НЕТ ПАРКОВЫХ ЛЕСОВ! НЕТ ПРОСТО ЛЕСА! Есть только медведи да и те какие-то не такие, с виду как мелкие, не упитанные.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Камчатка очень разная. В районе вулканов лес не растет, здесь достаточно высоко и преобладает тундра. А, например, возле Тобачика был лес, но его поглотил шлак извержений. Называется это место — Мертвый лес. Если спуститься ниже, то лес есть, но парковым я его не назвал бы. А ближе к Петропавловску и вовсе дебри непролазные. По крайней мере, когда глядишь из автобуса — такое впечатление.

Добавить комментарий