Юрий Емельянов. СИНЕЕ НЕБО ЯКУТИИ. Часть 9. ЦВЕТНЫЕ ГОРЫ.

 

Осталась позади широкая с множеством рукавов долина Тирехтяха и серо-зеленые горы Эрикитского хребта. А впереди уже замаячило нечто новое. Нечто, что совсем не похоже на все, что было раньше. Нечто такое, что заставляет учащенно забиться сердце и поторопить ноги.

Продолжение. Начало тут.

Тропа сползает вниз по увалу, расступаются последние лиственницы и… перехватывает дыхание от накатившего восторга!

Это фото можно увеличить.

Левее темные громады массива Буордах цепляют тучи вершинами.

Исполинский хребет Улахан-Чистай, величественный и грандиозный, уходит в бесконечный синий простор. Нет ни начала, ни конца. Душа поет строками Сергея Сегаля:

Вот он — дальний, самый дальний,

Крайний Северо-Восток!

Сопок мир полуреальный,

Неба синего восторг…

Это фото можно увеличить.

Это фото можно увеличить.

Хочется стоять и смотреть, смотреть… Улахан-Чистай столь великолепен, что его магическое притяжение и обаяние будут ощущаться долгие месяцы, если не всю жизнь.

Это фото можно увеличить.

Иззубренные былым оледенением гребни, ныряющие в ущелья и каньоны шумные реки и полное отсутствие растительности (“улахан-чистай” значит “большая чистота”). Лишь кое-где тундра небольшими зелеными языками заползла на крутые склоны. Тела гор охвачены гигантскими осыпями. Они напоминают щупальца спрута, а всего лучше – сеть капилляров и вен, начинающихся от вершин и сливающихся в толстые артерии внизу.

Это фото можно увеличить.

Это фото можно увеличить.

Это фото можно увеличить.

Это фото можно увеличить.

Это фото можно увеличить.

По осыпям ходить нелегко. Ступишь – и весь слой податливо приходит в движение, увлекая за собой. А внизу – обрыв.


И эти горы цветные! Теплая гамма оттенков ближайшего массива, от бледно-желтого до кирпично-красного и коричневого, переходит в белесые и даже ослепительно белые цвета дальних справа гор. Очень похоже на снег, а на самом деле – выходы пород, содержащих мрамор. Как раз там, на правом берегу Тирехтяха находится крупнейшее месторождение уникального мрамора – он способен просвечиваться на глубину до 7 см и по этому показателю превосходит знаменитый итальянский мрамор. Те счастливчики, кто побывал в глубинах Буордахского массива, восторженно пишут о еще более широкой палитре оттенков.

Красные горы. Это фото можно увеличить.

Белые горы за р.Тирехтях. Это фото можно увеличить.

 

Путешествие во времени

Разнообразие красок неудивительно: горы Черского богаты самими разными минералами. Накопленные природой богатства и были первопричиной освоения этого сурового края.

Как же образовались эти восхитительные горы?

Сотни миллионов лет назад, в палеозойскую эру, начала разрушаться некогда существовавшая здесь кристаллическая платформа. В ее прогибах накапливались многокилометровые толщи осадочных пор, последующее смятие которых привело к образованию Верхояно-чукотской складчатой области.

В середине мезозоя сильнейшие горообразовательные процессы привели к рождению молодых складчатых гор – горных массивов Верхоянского и Черского (к этому периоду относится термин “Мезозойская складчатость”). В юрский и меловой периоды произошли также мощные интрузии магмы, насытившей горы разнообразными рудами.

Карту можно увеличить.

Тектоническая карта

Формирование гор продолжалось и в Кайнозойскую эру. Оно периодически затухало и сменялось медленным разрушением и размывом, и рельеф сглаживался и приобретал равнинный характер. Геофизик Н.В. Черский в своей книге “Богатства недр Якутии” приводил такие данные о скорости разрушения Верхоянского хребта: в среднем 0,3 мм в год. При таких темпах достаточно нескольких миллионов лет, чтобы высокие хребты превратились в равнины.

Но этого не случилось, потому что горы продолжали расти. Последнее существенное изменение местности произошло уже в четвертичный период до первого оледенения: суша поднялась на несколько сотен метров. Об этих событиях напоминают глубокие и узкие долины рек с многочисленными водопадами. Последний штрих в современный облик гор внесли случившиеся позднее оледенения.

Активные процессы в земной коре идут и сегодня. Всего лишь 300-400 лет назад возле Большой Момской наледи извергался сохранившийся до наших дней вулкан Балаган-Тас (в переводе –“Каменная юрта”). А в 1971 году было зарегистрировано 9-балльное землетрясение.

Наличие позднекайнозойского вулкана Балаган-Тас служит подтверждением рифтовой природы Момо-селенняхской межгорной впадины. По мнению многих геологов, эта впадина является юго-восточным окончанием одноименной рифтовой зоны, представляющей собой область кайнозойского растяжения и погружения блока земной коры, к которой и приурочена долина р. Момы. Структуры растяжения, связанные с Момским рифтом, прослеживаются на северо-западе, в районе устья р. Лены и шельфе моря Лаптевых, где их продолжением является подводный хребет и океанический рифт Гаккеля, простирающийся по дну Северного Ледовитого океана в направлении Исландии.

 

У подножия хребта

Под стать горам и обитатели межгорной долины. Речь, конечно, не о гигантских размерах обитающих здесь существ. Наоборот, они маленькие и незаметные. Но когда их отыщешь – глаза не нарадуются: столь хороши собой.

Нежные, с изящным орнаментом, бутоны горечавки холодной особенно хороши ранним утром. Когда только-только рассеивается зябковатый туман, а роса “дымит” под лучами восходящего солнца.

Белые куропатки – непременный атрибут тундры. И позируют как настоящие модели. И где только научились?



А брови, брови-то какие роскошные! По бровям сразу самчика узнаем (видео). Только ему такая красота необходима, чтобы самочку в самое сердце сразить.

У озерка из травы выглянула заспанная усатая мордашка. Удивленно посмотрела, но не убежала. Кроха выползла из холодной норки и прищурилась на теплое солнышко. Хорошо!

 

Переполох

Разморило всех. Пристроились, кто где на солнышке. Тихо.

А-а-а-а! – непередаваемый по тембру и силе, длинно и звонко прокатился по долине отчаянный девичий визг.

Одна из девушек в панике заметалась, обмахивала голову двумя руками. Будто старалась избавиться от чего-то ужасного. К первому визгу, видимо от избытка чувств, добавился еще один, ближайшей соседки. К общему переполоху подключилась вся женская часть экспедиции.

Неожиданно все затихло, а визги сменились безудержным смехом.

Виновником оказался грозный на вид и довольно крупный черный жук с роскошными усами. Усач Урусова, а по-другому – волосогрызка.

Доподлинно неизвестно, грызет ли жук волосы, но точно предпочитает длинные женские волосы. Подобный переполох происходил у нас регулярно и всегда одинаково. А что же вы хотите? Когда эдакое существо, да еще с таким страшным названием, цепкими ногами в волосах сучит, да еще и усами щекочет. Тут перепугаешься!

Читать далее.

4 комментария на «Юрий Емельянов. СИНЕЕ НЕБО ЯКУТИИ. Часть 9. ЦВЕТНЫЕ ГОРЫ.»

  1. Татьяна Дерябина говорит:

    Юра, восхитительно! «Лучше гор могут быть только горы…» И Вы так достойно рассказали о них.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Спасибо, Татьяна, за Ваши положительные эмоции!

  2. Александр говорит:

    Что-то, Юра, про лемминга очень мало, он заслуживает побольше слов. Это, конечно, не хозяин тундры, но значит для всего живого в ней очень много — кормит почти всех. Даже олени частенько не отказываются закусить таким «хот-догом». Да и на вид эта «мышка» из породы хомяков — настоящая милашка. Жалко, что склонность к стрессам не даёт возможности привезти лемминга в цивилизацию, у нас он умирал за одну ночь.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Александр, «мышку» эту мы видели лишь однажды и мимолетно, поэтому рассказывать особо нечего. Разве что только то, что пушистик нас не боялся, залез в подставленную ладонь, покрутился там, вылизал себя, удобно пристроился и … начал засыпать! Тепло и уютно в ладони, не то, что в холодной земле. Я не знаю вид этого животного, думал, что это полевка. Но теперь посмотрел на фотографии сибирского лемминга и вижу, что похоже. Может и в самом деле это лемминг был?

Добавить комментарий