Маугли в ХХI веке. Часть 1.

 «Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам….
»

А.С.Пушкин  «Бесы»

Наступил ХХI век, 2001 год. Оскудели промыслы «мальцев проворных» – охотников. Но вальдшнеп сохранился.  Тянет он здесь так же изобильно, как и во времена Сабанеева. И не устает по вечерам трр-индеть с апреля и аж до начала августа! Этот глазастый не кабан. Им не наешься. Поэтому и сохранился. Сбить не просто, а хорошими стрелками не становятся, ими рождаются. И навык нужен. Поэтому среди охотников тех, кто охотится на вальдшнепа, совсем мало, жалко патроны переводить попусту.

Вот ради сохранения навыка и для того чтобы вспомнить, какой стороной мой ИЖ-18 прижимать к плечу, и решил я пройтись на закате. Похвалюсь: если результат 1:1 или 2:2, т.е. один патрон – один вальдшнеп или два патрона – два вальдшнепа,  то я собой доволен. А секрет такого результата прост: стреляю только тех, что идут прямо над головой, и только в угон. Потерянных подранков у меня не бывает – моя малогабаритная собачка Бош была умной – находила, а когда надо, «мертво» лежала по команде у ног, соблюдая тишину, не суетилась, не мешала. Старательный песик.  Но и я должен стараться: промаха быть не должно – потеряю авторитет у пса, и испортится настроение.

А в настроении могу повозиться на кухне по старинному рецепту. Больше двух птичек не нужно.  И с двумя возни будет много. Самое сложное и нудное – специальным образом, с минимальным разрезом,  достать и тщательно промыть кишечки, нарезать их меленько с луком и слегка обжарить на сильном огне. Потом этим нафаршировать вальдшнепа и зашить нитками тушку, в очень горячем масле быстро подрумянить тушки до легкой корочки и дать остыть. Обмазать давленой  и посоленной брусничкой с чесноком в пропорции 3:1 и обернуть тонким, как фольга, слоем соленого сала и поверх настоящей фольгой. Можно и попарно заворачивать. И главное – не забыть вовремя, через 30 минут,  вынуть сверток из жаркой печки. Вкусно получается. Автор рецепта утверждает, что именно так готовилось это блюдо для царей, только вместо фольги у повара была специальная сковорода-вадшнепница. Когда заканчиваются эти долгие хлопоты, как раз уже пора завтракать – кухарить после охоты начинаю ближе к полуночи, а заканчиваю на рассвете 🙂 Дни уже длинные, а ночи пролетают мгновенно…

 

Пройтись, сделать пару выстрелов, покрутиться на кухне, а потом пригласить к Лукуллу Лукулла. Таков был план, и он вполне соответствовал отличному светлому настроению. Но «человек предполагает, а бог располагает».

Начало было обычным. Вышел пораньше, хотелось побродить перед закатом. Именно побродить, т.к. вальдшнепы и так активно  тянут у меня прямо над домом, охотиться можно прямо с крыльца. И не нарушение это, т.к. хутор – не населенный пункт – если я на крыльце с ружьем, то 100%  населения на охоте. — На крыльце 🙂

В сопровождении соек я пересек полоску векового бора и на первой полянке был атакован тучей комаров. Хорошо, что в сумке были остатки прошлогоднего репеллента.

***

Глушь здесь удивительная. Каждый след на траве что-то значит, т.к. людей нет. В смысле вообще нет! Вот полчище кабанов среди дня ломилось россыпью и ковырялось в одуванчиках, дырок в земле понаделали, но не остановились и всерьез не копали. Тут тропа барсука идет «из ихнего города», здесь косули долго кусты щипали и примяли много молодой травки, а это лось – вмятины большие, но трава почти не примята, шаг широкий и транзит без остановок.

А далее мою дорогу съели… Еще вчера была колея, сплошь поросшая одуванчиком, а по бокам поднимались синий люпин, зверобой и матерые кочки много лет не кошенной тимофеевки. Теперь одуванчики сплошь перерыты, вместо дороги стометровая полоса сплошной пашни и ям – кабанчики потрудились.

Не бывает здесь людей. Пока не начался ягодно-грибной сезон, никто сюда не ездит из района, да и в райцентре числится всего 6000 жителей, половина из которых уехала на заработки: мужики экспортировали в город или за границу свои руки, девки посмазливее – тело. Остальные пьют или командуют теми, кто пьет. Из леса выходишь не на поле, а на погоню, заросшую чащей кустов и репея, – поля брошены, и заросли кругом. Кроме того, до ближайшей грунтовой дороги, по которой иногда ездят трактора и разнокалиберные председатели, 5 километров, поэтому машин никогда не слышно.  Сказать по правде, иногда днем вдали взревывают бензопилы, активно изводится лес – экспорт, однако настоящие деньги нужны властям предержащим. Еще серебристые лайнеры идут косяком на Москву из Минска и Европы прямо над этой местностью. И обратно. То есть цивилизация где-то есть и не дает о себе забыть.

А вот вижу – в небе бодро прошел большущий самолет в эскорте двух истребителей – значит и президент у нас есть.  И до него всего 10 километров. Вверх…

 

Глушь здесь удивительная. Теперь. Но на старой послевоенной карте генштаба вижу, что даже после ужасов войны было много деревень, хуторов. А теперь их найдет только металлоискатель. Или тот, кто знает, где они были. Если память не подведет…

Неторопливая ходьба дает время для размышлений. Почему такая глушь здесь явилась? Куда делись люди, исчезли многолюдные деревни? С самолета этого не видать, но тот, кто стоит двумя ногами на земле, эти чудеса видит. Откуда эти разоренные пустоши на плодородной земле в центре Европы? Как будто после немцев еще и хан Батый прошел. И не ушел…

Начинаешь вспоминать историю, и становится понятно, что это  закономерное следствие политики уничтожения и принижения крестьянства как чужеродного тоталитарному государству класса. Деревни не выдержали «сто лет одиночества». И умерли. Сорвалась и выстрелила ПРУЖИНА, которую сжимали и сжимали на протяжении жизни нескольких поколений крестьян. Пытались сломать, но не смогли.

А началось это сразу после того как с броневичка вещал охочий до власти мафиози: «Мир – народам, земля – крестьянам!». Мягко стелил, ведь главное – чтобы поверили, дали власть! Они и поверили, лохи безграмотные. Нужно было работать, кормить себя и Европу, некогда было читать Маркса и Гегеля. Не знали они, что такое диомат.

Поверили…

А «мат», т.е. материализм по-большевистки, означает, что землю – вам, а урожай – нам. Не хотите?  Ответим продразверсткой, большевики ведь голодают! Прячете, чтобы не умереть с голода весной?  – раскулачивание и ссылка, из которой мало кто возвращается. Коллективизация. Воспевание «героев» типа Павлика Морозова. А бывало и похуже:

 

«Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам.
Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать.
Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
Опубликовать их имена.
Отнять у них весь хлеб.
Назначить заложников – согласно вчерашней телеграмме.
Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц- кулаков.
Телеграфируйте получение и исполнение.
Ваш Ленин».

 

Дивно, восстало пять волостей – сплошь кулачье. Неплохо жили, однако. Все кулаки, а где же средняки, бедняки, батраки? И что значит отнять весь хлеб, ведь тогда и семьи повешенных умрут от голода.

Ленин прекрасно понимал, что по-другому коммунизм не построишь. Если бы массово не казнил людей и не завещал этот метод Сталину, то СССР развалился бы гораздо раньше. Или вообще не появился…

Не поддается осмыслению жестокость этой мафии, не поддается измерению количество пролитой в стране крови. Братки лихих 1990-х с их утюгами и паяльниками – просто ангелочки в сравнении с «Великим». Велик его грех. Наверное, лежать в музее в качестве экспоната – это и есть проклятье. Ленинцы и их последователи за исторически очень короткий срок смогли разрушить до основания веками создаваемую, процветающую Российскую империю, одну из сильнейших стран в мире, отбросить славян на многие века назад, практически к феодальной раздробленности Киевской Руси.

Вскоре после революции лучшие мужики были уничтожены поголовно. Ген трудолюбия сгнил в Сибири в лагерях. Зато ген сельского люмпена пошел в гору.

Били потом и по мелочам: запахивание у хуторов под самое крыльцо, когда сгоняли народ в большие деревни; изведение подворий, когда люди были вынуждены вырубать собственные фруктовые сады. Не давали сенокосов, выпасов.  Да всего идиотизма власти и не перечислишь.  Какой извращенной логикой должен обладать «вождь», решая продовольственную программу разорением хуторов!

 

А еще у большевиков в запасе было «дио», т.е. революционная диалектика, гибкость ума и демагогии: земля – ваша, но в колхозе лучше пахать (и учитывать урожай, и отбирать проще из общих амбаров). И вообще, раз земля ваша, так и сидите на ней и не рыпайтесь – ЦИК и СНК СССР ввели в 1932-м  паспортную систему, колхозникам же паспорта просто не выдавались, т.е. появилось новое, гораздо более жестокое и тотальное крепостное право, чем крепостное право, отмененное в 1861 году Александром II Освободителем. Вот так все просто: взяли и постановили. Возразить было уже некому.

И чтобы не был забыт этот ужас, мавзолей и мумию нужно сохранить навеки. Очень жаль, что оттуда убрали Сталина, но можно положить восковой манекен. Пусть будет памятник первому и второму злодеям всех времен и народов. Можно и третье место организовать – для Гитлера. Нельзя каждому последующему поколению подчистую уничтожать памятники предыдущих эпох. Иначе никогда не будут сделаны выводы, которых требует переосмысление трагедий и кровавых революций прошлого.

Читать дальше.

Добавить комментарий