Александр Гладкий. Кромань.

Впервые это название я услышал в юности от одного из жителей Столбцов.

— Ты бывал когда-нибудь на озере Кромань? – спросил он.

Кромань – кроманьонцы, возникла ассоциация. От этого названия повеяло таинством, доисторической древностью и пробудился интерес, хотя, кроманьонцы здесь, конечно же, ни при чем.

— Ну-ка, расскажи подробнее, что это и где находится.

— Кромань – это красивейшее труднодоступное озеро в Налибокской пуще, окруженное со всех сторон дремучими лесами. Из жилья поблизости лишь хутор из двух хат без электричества. Дорога туда очень плохая, поэтому там безлюдно и природа поражает своей нетронутой красотой. В озеро впадает речка Блюшка, а вытекает речка Кроманка. Озеро круглое, как блюдце, диаметром более километра и очень глубокое – глубина за двадцать пять метров. Низкие берега сложены торфом, переплетенным корнями деревьев, местами заболоченные, поросшие сосной, березой, елью, а вдоль них узкая полоска водной растительности: тростника, кубышки, рогоза.  Дальше – резкий свал в глубину. Дно песчаное, практически без водорослей. Вода очень прозрачная и если плывешь с маской, то хорошо видны разбегающиеся испуганные раки и рыбешки. Рыбы в озере много: щука, лещ, окунь, плотва и другие. Тебе, как рыбаку, будет интересно там побывать.

Этот рассказ отложился в памяти и я решил обязательно посетить этот водоем, но машины у меня тогда еще не было и впервые я выбрался на Кромань уже будучи семейным человеком – захотелось показать детям это чудо белорусской природы. С трудом добравшись на «жигулях» по разбитым гравийкам до озера, мы провели весь день на его берегу, в полной мере убедившись в справедливости рассказов о его уникальной первозданной красоте. Толком порыбачить тогда не удалось: маленькие дети требовали внимания, но вдоволь поплавали на лодке, покупались в чистейшей воде, поныряли с маской и уехали вечером с желанием вновь сюда вернуться. За все время пребывания на озере мы видели всего пару человек. Не много в те времена в Беларуси оставалось таких безлюдных мест.

В последствии неоднократно рыбачил на этом озере. Запомнилась одна зимняя рыбалка со льда в начале марта. Попытки поймать подлещика на глубине не увенчались успехом и я решил отойти от коллег и попытать счастья на мелководье у берега. По летним рыбалкам я помнил, что плес в этом месте порос лопушатником кубышки. Пробурив пару лунок, опустил в одну из них безмотылку и сразу последовала поклевка пузатого окуня, набитого икрой. Мерный окунь стоял под лункой плотно и за короткое время мне удалось надергать его больше трех килограммов. У друзей моих в тот раз результат был значительно хуже, но в иные дни осенью они добывали не мало щук, гоняя воблеры на лодке с мотором и размер трофеев был вполне достойный.

Запомнился курьезный случай на одной из рыбалок на Кромани. У одного из наших рыболовов что-то постоянно теребило мотыля, но подсечь не удавалось, что его здорово нервировало. Наконец, он изловчился, подсек и вытащил на лед здоровенного жука-пловунца, чем вызвал дружный смех у всех окружающих рыбаков.

В начале двухтысячных у озера появился «хозяин» — арендатор. Рядом с озером на берегу выросли примитивные летние домики для ночлега отдыхающих, пара коттеджей и все это назвали рыболовно-туристическим комплексом, резко увеличив антропогенную нагрузку на водоем. В первые годы все шло нормально: люди отдыхали, рыба ловилась, озеро выдерживало рыболовный прессинг, арендатор стриг купоны. Любимым занятием директора комплекса было бороздить воды озера на моторной лодке, утыканной спиннингами и, надо сказать, что троллингистом он был умелым – рыбы ловил много. В конце рыбалки привязывал кукан с десятком живых щук к причалу и они служили живой рекламой возможностей рыбалки на Кромани для множества отдыхающих.

Однако, со временем, озеро устало сопротивляться сотням жаждущих дорваться до его рыбных богатств и сдалось: рыбы стало меньше, удачные рыбалки все реже. По договору арендатор обязан был зарыблять озеро и несколько раз это делал, но, видимо, количество запущенной рыбы было несоизмеримо с количеством выловленной.

Сейчас озеро пустое, хищника практически нет. В первые выходные ноября мы тщательно обловили водоем спиннингами с разнообразными приманками и ничего не поймали, причем, наш эхолот всего лишь два раза за несколько часов «пискнул», обнаружив единичные экземпляры некрупной рыбы, хотя мы несколько раз обошли все озеро на лодке. Кстати, эхолот однажды показал глубину двадцать шесть метров, так что, про большую глубину – это не сказки. Удивляет, откуда взялась такая глубокая яма среди бескрайней заболоченной равнины Налибокской пущи?

Договор аренды водоема арендатору не продлили и рыбалка там сейчас бесплатная, да только нечего там ловить в прямом и переносном смысле. На базе отдыха запустение: отдыхающих очень мало. В момент нашего приезда на рассвете вообще не было никого, но к середине дня подъехало несколько машин. Комплекс выставлен на продажу.

Вот так, за пятнадцать лет можно «убить» арендой великолепный водоем, если не соизмерять его возможности со своим желанием получить максимальную прибыль.

Как его «воскресить»? Оставить в покое лет на пять, запретив всякий лов и рыба появится – «свято место пусто не бывает». Да только не бывать этому. Кто-то купит базу, появится новый арендатор, может быть зарыбит по первому времени, а дальше все вернется на «круги своя», ведь прибыль важнее всего…

6 комментариев на «Александр Гладкий. Кромань.»

  1. voinovdima говорит:

    Кромань — моя «любовь с первого взгляда».
    В первый раз я пришел на него пешком по гати из Нолибок случайно, т.к. грунтовка еще не была отсыпана.
    Всего было много. Рыбы, раков сколько душе угодно. В окрестностях было зверья тьма. Ягодники были мощные. Даже земляники — ведрами собирал (не ведерками).
    Не считая бесчисленных приездов на короткое время провел на озере два отпуска целиком — жил в палатке, которую ставил «на втором этаже» над костром. Людей не было совсем, только подворье Марии на другом берегу. Очень нравилось.
    Наиболее запомнилась подводная охота на Белом Кромани (Блюша впадает в Кромань через это маленькое мелководное озерцо, отделенное от основного полуостровом) — пару щук на жаренку добывал всегда, в любую погоду и максимум за 15 минут (до килограмма не брал). Это при том, что глубина Белого Кромани всего 50см, а далее бездонный ил — встать вертикально на нем нельзя.
    Жаль, что теперь Кромань уже не Кромань — мань исчезла навсегда. Чтобы спасти Кромань нужно не запретить рыбалку, а уничтожить у нему дороги, а этого никто делать не будет.

  2. voinovdima говорит:

    Вообще-то Кромань славился не щуками, а огромными лещами, которых ловили на глубине более 10м зимними удочками или на кормушку со спиннингом с лодки. Сейчас их тоже нет?

  3. Александр Гладкий говорит:

    В ноябре, в последний наш приезд туда по берегам размещалось несколько фидеристов, забрасывавших кормушки на глубину, нацеленных именно на леща, но уехали они не солоно хлебавши, так же, как и мы. Насчет дорог к озеру — Вы правы.

  4. Леонид говорит:

    Берет сомнение, что всю рыбу выловили рыбаки. Скорее всего отравили. Необходимо исследовать стоки в озеро.

    • wanderboy говорит:

      Вы недооцениваете масштаб рыболовного и браконьерского прессинга.

      • voinovdima говорит:

        Да, для слабопроточных верховых озер типа Кромани вдруг возникшая популярность среди рыбаков — это быстрая смерть.
        Тем более что Блюша короткая лесная речка и откуда там могла взяться отрава не понятно.

        Вот такой вот агротуризм…

Добавить комментарий