Александр Гладкий. Мастер – класс.

На эту рыбалку я не собирался, так как накануне попал на масленичное застолье и думал после него отоспаться. Но кот Мишка, начиная с четырех утра, каждые 10 минут стал драть когтями мой диван, типа «вставай – рыбалку проспишь» и, к пяти часам мое терпение лопнуло. Глянув в окно на трубу котельной и определив, что ветер северный и довольно сильный, решил поехать на Заславское водохранилище, к островам, чтобы прикрывшись ими от холодного ветра, комфортно расположиться и провести время на льду.
К девяти утра ставки возле Лосиного острова на глубине 2 – 2,5 метра были сделаны и я приступил к созерцанию окрестностей и ловле на мормышку мелочевки. Во время этого процесса прилетела синица и пронзительным писком, смело приближаясь вплотную ко мне, потребовала угощения. От кусочка хлеба презрительно отказалась. Тогда я предложил ей на выбор все, что было у меня в пищевом контейнере и мотыля. Выбор был сделан в пользу сыра, который она сперва щипала на месте, сидя на краю контейнера, а затем, схватив кусок весом с себя, полетела в сторону острова. Силенок у нее хватило метров на двадцать полета, не удержала «заявленный» вес и сыр упал в снег. Потом она вернулась и попробовала и колбаску, и ветчинку, и мотыля – все пошло, кроме хлеба.
Наблюдая за синицей, а затем за кивком удочки, я не заметил, как параллельно моей линии ставок, но дальше от берега острова, на глубине 4 – 4,5 метров появилось еще два ряда из десятка жерлиц. «Пас» эту стайку жерлиц пожилой, довольно плотный человек, явно за шестьдесят. На удочки он не ловил и откровенно маялся от безделья, прогуливаясь по льду и подходя к рыболовам перекинуться парой слов. Дошла очередь и до меня. Подумал – сейчас этот «пастух» достанет меня своими вопросами. Впору возить с собой табличку на спину с текстом «тока пришел, на мотыля, семечками с панировкой и т.д.». Действительно, подошел, поздоровался и стал задавать стандартный в такой ситуации набор вопросов. Я нехотя отвечал, походу думая, – Хоть бы у тебя ставка загорелась. Глянул в даль – горит, о чем ему и сказал.
— Ну что, пойдем посмотрим? – предложил он мне и, не торопясь, направился в сторону зовущего флажка. Я был удивлен потому, что привык, увидев горящий флажок, «сдавать стометровку» — быстро бежать к ставке и подсекать сразу при вращении катушки.
— Почему не спешите? – спрашиваю. –Наколется ведь и выплюнет.
— Не наколется, у меня двойники.
— Поводок почувствует и бросит, — говорю.
— Нет поводка, — отвечает. – Сдвоенная леска.
Подошли к жерлице, леска не размотана, катушка не крутится.
— Бросила, — обмолвился я, а он – Постоим немного тут.
Простояли минут 5 – 8, за разговорами о былом глядя на катушку и тут она провернулась на пол оборота и опять остановилась.
— Ну вот, а ты говоришь бросила, — сказал рыбак, достал черпак и стал аккуратно разбрасывать, защищающую лунку от мороза, горку снега. А катушка тем временем, повернулась еще на пол оборота.
— Разворачивает во рту головой в глотку, — прокомментировал он, доставая из сапога багорик и укладывая его на лед справа от лунки, а катушка опять шевельнулась.
— Ну и выдержка у него, — подумал я. – Даже у меня уже адреналин попер, а он совершенно спокоен.
Наконец, минут через двадцать после сработки ставки, щука пошла, уверенно и без остановки разматывая леску. Рыбак дождался пока она смотала почти всю, взял в руки ставку, держа за катушку выбрал слабину и размашисто подсек.
— Сидит, судя по рывкам не маленькая, — и стал медленно, с периодическими остановками, выбирать леску, отдавая часть ее при сильных потяжках щуки. Длилось это «перетягивание каната» пару минут, а казалось долго. Лунка рыбаком была очищена не полностью, в ней оставалась снежная пробка. Стоя над ней, я ждал развязки – когда появится в лунке щучья голова, но первым появилось грузило, свинцовая оливка, и рыбак прекратил выборку лески, держа ее натянутой в одном положении левой рукой. В правую руку взял багорик и запустил его в лунку вслепую, прямо под снежную пробку. Малозаметное движение рукой и в ту же секунду на льду оказался великолепный экземпляр щучьей самки, навскидку килограмма на три.
— Поздравляю и спасибо, — сказал я, пожимая рыболову руку.
— А за что спасибо?
— За мастер-класс. Давно не видел такой красивой работы, — ответил я, пробуя заглянуть щуке в пасть. Живец был в глотке, а крюк почти в желудке, сдвоенная леска целая.
— Часто ли бывает обрез лески зубами?
— Бывает, конечно, на десяток пойманных одна обрежет, но зато редко бросает, — улыбнулся мастер.
На этом мы расстались, я вернулся к своим ставкам, посидел над лункой еще пару часов, дергая окушков и плотвиц, обдумывая и анализируя увиденное и собственный опыт. Щук в тот день я не поймал, но рыбалкой остался доволен. Она состоялась благодаря коту Мишке.
Конечно, такой способ ловли на жерлицы приемлем на крупном, глубоком водоеме, типа Нарочи, Мяделя, Свири, Лепельских и Ушачских озер, где на акватории нет трости и закоряженности, куда может забиться щука после поклевки. Если же ловить на небольших, заросших прудах или закоряженных реках и старицах, а так же при ловле вплотную к стене трости, то, все-таки, лучше использовать тройник и «сдавать стометровку» при каждой поклевке, не дожидаясь полной размотки лески и пока щука залезет в дебри, откуда, чаще всего, ее уже не выдерешь, а еще и снасть оборвешь.
Сдвоенная леска хороша во второй половине зимы, при слабой активности щуки, к тому же, застежки на заводских поводках имеют свойство расстегиваться при вываживании рыбы в последний момент, что ведет к досадной ее потере.
Тройник, бесспорно, зацепистее двойника и при ловле на ставки накоротке он предпочтительнее. Не раз у меня были случаи выдергивания, изрезанного в лапшу, живца из щучьей пасти при использовании двойника. С тройником это бывает редко.
Вот я и приблизился к возрасту рыбака, когда-то давно показавшего мне мастер-класс, не могу уже бегать «стометровки», поэтому в арсенале у меня появились жерлицы с двойниками со сдвоенной леской.

Добавить комментарий