Александр Гладкий. Там за рекой Украина.

Однажды, при встрече, мой старый друг – заядлый рыболов поделился впечатлениями от поездки в Жары и рыбалки на Днепре.

— Был я там в июне. Рыбы – немеряно! Выплыл утром на лодке в залив – со всех сторон только: плюх, да плюх, как будто падает что-то тяжелое в воду, а это рыба так плещется. Представь себе размеры. Местные поймали пудового сома, да и я сам не мало наловил спиннингом.

— А где эти Жары? – решил я уточнить.

— Если смотреть на карту Беларуси, то на юго-востоке глубоко в Украину по направлению к Киеву вторгается аппендикс нашей территории – самая южная ее часть. Вот на этом аппендиксе и находится два села: Верхние и Нижние Жары. Собираюсь туда на неделю в августе. Если хочешь – поехали вместе, — предложил товарищ.

— Так, там же Чернобыль рядом, — прикинул я, вспоминая карту.

— Совершенно верно. От Верхних Жаров до аварийного реактора Чернобыльской станции чуть более тридцати километров по прямой, но что интересно: это село облако не накрыло и уровень радиации там нормальный – люди продолжают жить. А вот Нижним Жарам, которые чуть южнее, повезло меньше и их отселили.

— Ты знаешь, поеду. Давно хотел побывать в тех местах. Когда еще судьба туда занесет, — решил я, чуток подумав. – А где мы будем ночевать? Палатку брать?

— Не нужна палатка. В Верхних Жарах живет моя тетка с дочкой и зятем в просторном доме. Там и разместимся. Я в этих местах в школьные годы проводил все летние каникулы, знаю их как свои пять пальцев.

— Решено. Когда едем?

— В конце августа.

Скажу честно, эта идея мне пришлась очень по душе. Люблю дальние поездки в новые места и я загорелся: стал изучать снимки той местности из космоса, Днепр и его затоны, информацию в интернете, прикидывать где, как и на что можно будет порыбачить. Снимки Жаров со спутников удивили: в отличие от деревень центральной Беларуси, где дома стоят четкими рядами вдоль улиц, в этих селах хаты были беспорядочно разбросаны и вся территория была испещрена паутиной белесых дорог и дорожек. Улицы существовали лишь номинально, автомобили ездили по селу, как кому вздумается. Верхние Жары стоят вдоль берега большого днепровского залива – Любитова, а Нижние на берегу самого Днепра, но всё это пограничная с Украиной зона. По этой причине нам пришлось сходить в банк и заплатить госпошлину за пребывание в пограничной зоне. Смысл этого побора мне не понятен – не знаю за что заплатил. С пограничниками мы в Жарах не встречались, никаких услуг они нам не оказывали и других действий в отношении нас не предпринимали.

Помимо ультралайт-спиннинга пришлось снарядить довольно мощную снасть в расчете на возможную поклевку рыбы, которую я еще никогда не ловил – сома. Перебрал приманки, подобрал подходящие для лова в тех условиях, сложил в рюкзак. С собой мы решили взять надувные лодки, чтобы на месте ни у кого не просить плавсредство и ни от кого не зависеть.

И вот, наконец, день выезда. Затарившись продуктами на неделю, мы стартовали, под завязку загрузив Ситроен Берлинго всем необходимым. Путь предстоял не близкий – почти полтысячи километров на юг. По дороге интересно было наблюдать за изменением видового состава деревьев в придорожных лесах: постепенным уменьшением количества еловых деревьев и полным их исчезновением где-то под Гомелем, преобладанием сосны, дуба, других широколиственных пород, появлением и нарастанием числа акаций.

Спустя пять часов Верхние Жары встретили нас совершенно непривычным ландшафтом: мелким желтым песком, просвечивающимся повсюду сквозь выгоревшую от зноя траву, зарослями акации, груши – дички и вездесущего ясенелистного клена.


Паутина дорог, которую я видел на снимке из космоса, оказалась сетью песчаных грунтовок, вьющихся беспорядочно между домами, по которым ехать надо было не снижая скорости, чтобы не увязнуть. Проходя по двору к дому, обратил внимание на огород: тот же песок, только с добавкой навоза и в нем торчали мелкие овощи. Удивило, что на таких бедных землях люди поселились и жили испокон веков и хорошо жили!

— Переговорный пункт, — усмехнулся мой товарищ, показывая на метровую колодку в полусотне метров от забора, к которой была протоптана тропинка желающими выйти на связь.

В доме и в других местах мобильной связи не было, только в одной этой точке и то, только если залезешь на колодку. Приняли нас радушно, застолье затянулось и на Днепр в этот вечер мы уже не попали, легли отдыхать договорившись начать рыбалку с рассвета нового дня. Поскольку дом стоял в сотне метров от Любитова – крупного залива Днепра, с него решили и начать.




Хотя на снимке Викимапии этот водоем назван озером, это не совсем так — связи с рекой он не потерял, поэтому это залив, пусть и причудливой конфигурации. По форме он напоминает перевернутый женский сапог с высоким каблуком. Длина его около трех километров, ширина до двухсот метров и глубина до семи метров. Берега поросли деревьями и кустами, в изобилии водная растительность: кубышки и кувшинки, телорез, аир, создающие оптимальные условия для жизни и размножения множества видов рыб. Здесь я впервые увидел в изобилии «краснокнижник» — водяной орех-чилим.


Прикинув, что спиннингом будет ловить результативнее, ловлю на донки и удочки отложили на потом и накачав лодки, спустили их на воду. Фото 0105 Начиная рыбалку в новом месте на незнакомом водоеме всегда с волнением и надеждой делаешь первые забросы. Так было и в этот раз, но Любитов нас не разочаровал: поклевки следовали одна за другой, радуя наши рыбацкие души и, хотя очень крупных рыбин не попадалось, удовольствие от рыбалки мы получали огромное.

Во-первых, я впервые в жизни ловил красноперку на блесну-вертушку и это были не случайные поклевки, а целенаправленно заплыв в заливчик, где плескалась эта золотая рыбка, я спровоцировал на поклевку десяток штук.

Во-вторых, очень часто попадались на блесну жерешки: помельче – отпускались, покрупнее шли в садок. Под деревьями вплотную к урезу воды на вертушку-тройку поклевывали увесистые подъязки. Сперва я не мог понять, что за рыба стучит по блесне и не засекается, но потом подобрал темп проводки и дело пошло. Кстати, раньше язи на блесну мне тоже не попадались.

Естественно, было множество поклевок щук и окуней. Мелочь, по возможности, отпускалась, если не сильно травмировалась крючками. Клевало, в основном, на вертушки разнообразных размеров и фирм, но в фаворитах были двойки и тройки. Более мелкие блёсенки, на удивление, игнорировались белой рыбой и на них клевали вездесущие окуни и щучки. За четыре утра мы облазили все закоулки Любитова. Прозондировали семиметровые глубины джигом в надежде на поклевку сома, но не клюнул усатый, только мелкие щуки.

Как не хотелось нам съездить на знаменитые рыбацкие точки на Днепре с кодовыми названиями «камень», «автобус» и другие, о которых читал в интернете, но не решились: машина наша не вездеход, а дорога туда после дождей была не только ухабистая, но и здорово раскисшая.

Отведя душу рыбалкой на Любитове, решили съездить в Нижние Жары порыбачить на Днепре.

Днепр, конечно же, поразил своей шириной и мощью. Сразу вспомнилось Гоголевское: «Чуден Днепр при тихой погоде…» и далее про редкую птицу, которая долетит до середины Днепра.


К берегу реки мы подъехали по песчаной дамбе, насыпанной вручную жителями Жаров в девятнадцатом веке для предотвращения подтоплений в весенний паводок. Эта титаническая работа была выполнена бесплатно на добровольных началах с помощью повозок и лошадей.

Вдоль берега идет пограничная полоса, для пребывания в которой нужен пропуск.

Поскольку его мы не имели, быстро сфотографировав Днепр и заречный украинский берег, мы ретировались, чтобы не иметь проблем с пограничниками.

В Нижних Жарах поразило царящее запустение: множество брошенных домов, заросших бурьяном и кустарником дворов. Некоторые дома в прошлом были богатыми, украшенными резьбой и колоннами, сохранили до сих пор остатки прежней роскоши.


Достаточно много и ухоженных домов, используемых под дачи. Над одним из них развевались на ветру флаги трех государств: Беларуси, Украины и России. Выходцы из Жаров теперь живут в разных странах, но объединяет их родительский дом.

Постоянно проживает в Нижних не более сорока человек, а в лучшие годы жило полтысячи. Удивил ассортимент местного магазина, витрина которого изобиловала алкогольными напитками, в том числе и дорогими, которых и в Минске не всюду купишь.


Расположившись на берегу одного из рукавов Днепра напротив острова, попробовали ловить на закидухи, но после каждого заброса немедленно следовал легкий рывочек и на крюк садился ерш, не оставляя времени на поклевку другой рыбе. На этом же рукаве в поле нашего зрения блеснил вертикальной блесной с лодки рыболов и периодически доставал из воды судаков. К сожалению, снастей для вертикального блеснения у нас с собой не было и составить ему конкуренцию мы не смогли. Для ловли на реке в других местах нужен был пропуск в пограничную полосу и посему нам это было не доступно. В общем, на реке рыбалка не удалась.

Рыбы, пойманной в этих местах я не ел опасаясь радиации, хотя ее ежедневно жарили на ужин, а может быть и зря, поскольку по приезду в Минск я исследовал в лаборатории центра гигиены овощи, которые мне дали с собой специально для анализа: морковь, свеклу, картошку. Содержание радионуклидов в них оказалось в пределах нормы, как в овощах, выращенных под Минском.

На обратном пути в Паричах мы засвидетельствовали свое почтение еще одной великой реке Березине, зарулив на паромную переправу и переполненные впечатлениями благополучно вернулись в Минск.

2 комментария на «Александр Гладкий. Там за рекой Украина.»

  1. voinovdima говорит:

    Было бы прикольно если бы на TUT прочитал: «При попытке перейти границу в районе деревни Жары, СБУ Украины задержаны 2 полковника ГРУ по спинингами в лодках» 🙂

  2. Юрий Емельянов говорит:

    В интересных местах Вы побывали, Александр. И хорошо, что хоть какой-то «островок» суши остался, условно свободный от радиоактивного заражения.
    Плохо, что приходится так далеко ездить за рыбой. Поблизости от Минска ее все меньше становится. В этом году опять на Немане замор летом был. Только радовались, что какая-то рыба появилась после предыдущего замора, и тут на тебе опять.

Добавить комментарий