Мужчина – это пацан, который остался жив. Часть 5. Сказочник.

Ходили на скрапобазу (на дело) мы втроем. Точнее ехали на трамвае. Я – Проф, Костя – Кот или Грим и Серега, которого почему-то погоняли Зурком или Зуром. Разница в возрасте была менее года, но старшим был Зурок, т.к. папа его был настоящим фронтовым летчиком и Героем, а малым был Кот.

Продолжение. Начало тут.

Меня погоняли Профом, т.к. я никогда и никуда не ехал, не шел и не полз до тех пор пока мы не оговорили план действий, а Костя получил свою вторую (дразнительную) кличку Грим от братьев Гримм, т.к. любил читать и пересказывать нам детские сказки.

* * *

Я и Зур по очереди успешно перелезли через 11-й стальной вал и ждали Кота. А он подшумел, хотя проходил тут уже тысячу раз. Что-то скатилось на него и он сдержанно зашипел от боли. Мы залезли опять в наш узкий проверенный лаз и совместными усилиями сдвинули с него какую-то трубу. Ее тут раньше не было. Наверное, охрана специально поставила «контрольку».

Нашумели, конечно, сильно, а вышка с часовым была всего лишь в двухстах метрах от нас. Ни о каком продолжении вылазки не могло быть и речи. Нужно было «делать ноги»! Но путь до забора вдруг стал очень страшным, и мы надолго затаились.

Потом Кот начал сдавать задом, а мы ползти следом. Когда он почти совсем вылез в траву, что-то кратко тинькнуло и сильно чавкнуло, будто рубщик бросил кусок мягкого мяса на разрубочный чурбак. И сразу пришел резкий звук выстрела. Нам ничего не было видно из лаза, только Кот дернулся и опустил голову.

Мы замерли. Через минуту опять раздался выстрел, и было слышно, как пуля зашипела в небо.

После очень продолжительного молчания я прошептал Коту:
— Ну, выползай, давай!
Но он молчал и не двигался.
— Обосрался, что ли? Выползай, б…ь!

Я толкнул его ладонью в макушку. Его голова пошла вбок без всякого сопротивления. И тогда я догадался…

* * *

Зурок ругался сзади, но я онемел от ужаса и долго не замечал, что он бьет меня чем-то по пяткам.
— Кота ранили!
— Куда?
— Не вижу.
— Тащи сюда.

Я начал втаскивать кореша назад в лаз, но он был очень тяжелый и неподатливый. А когда мы его втащили, то поняли, что Кот мертвый. Пуля почти полностью отрезала ему руку в предплечье и пробила грудную клетку насквозь от бока до бока. И он не дышал.

* * *

Так мы и лежали в своем убежище из стали и чугуна, не желая ничего понимать, слышать и видеть: я – Проф и Серега – Зурок, перемазанные кровью. Между нами лежал окровавленный и совсем мертвый Костик-Кот-Сказочник. У меня в руке был зажат крошечный осколок кости, который я вытянул из страшного разрыва на его предплечье когда от отчаяния пытался сделать перевязку. А в многочисленные щели заглядывало противное солнце, залетал отвратительный теплый ветерок и приносил песни жаворонков.

* * *

Сейчас на улице тоже отвратительная хмурая погода: стеной дождь — не дождь, град — не град, снег — не снег, ветер воет и стучит чем-то. Поэтому сижу дома, перебираю старые вещи и нашел этот осколок в пробирочке под рассыпающейся от времени пробкой и с пожелтевшей наклейкой с выцветшей корявой чернильной надписью «Грим». Тогда эту косточку я просто не смог выкинуть. Вот и вспомнился теперь мой маленький друг-сказочник. От него я впервые услышал сказки «Верные звери» и «Хрустальный шар»…

 

P.S. Судьбой всем предначертано увидеть чужую смерть. И, скорее всего, не одну. Рано или поздно умирают ваши близкие, друзья, соратники. Обычно мы видим покойника на похоронах. Саму смерть видят только врачи. Но иногда люди умирают у вас на глазах. Очень тяжело столкнуться с этим в детстве, особенно если смерть насильственная.

Потом, когда человек вырастает, это сильно притупляет его сострадательность к чужой боли…

Один комментарий на «Мужчина – это пацан, который остался жив. Часть 5. Сказочник.»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    Спасибо, Дмитрий, что поделились с нами своими воспоминаниями, нелегкими для Вас, но поучительными для нас.

Добавить комментарий