Александр Гладкий. Смотреть и видеть.

Как по разному ведут себя люди в отношении Природы: кто-то, приехав в лес, позволяет себе мусорить, рубить и ломать деревья, жечь костры где захочется, а другой боится лишний шаг сделать, чтобы не нарушить ее гармонию.

Память сохранила ряд случаев, впечатливших меня.

В раннем школьном возрасте идем с ровесником через посадки молодой четырехлетней сосны. Деревца стройные, здоровые, с ярко-зелеными побегами на макушках, тянутся к солнцу, а мой товарищ рубит им «головы» направо-налево ореховым прутом.

— Что ты делаешь? – возмутился я. – Они же после этого вырастут кривыми уродцами, а не стройными соснами!

— Ну и что? А тебе-то что? – последовал ответ…

Другой случай. Рыбалка на Западной Березине в начале осени. Поутру свежо, можно сказать, даже, холодно. На заливном лугу рядом с рекой пасется стадо коров. Пастух греется, разведя костер вплотную к стволу двухсотлетнего дуба, одиноко стоящего на лугу. Пламя лижет ствол, кора обугливается и начинает тлеть.

— Зачем ты палишь такой красивый дуб? – подошел я к пастуху. – Он же после этого погибнет.

— Ну и черт с ним! – ответил пастух.

Я и раньше замечал, что почти все пойменные, отдельно стоящие дубы на берегу Березины опалены и не мог понять в чем дело: неужели молния их пожгла? Оказалось, не молния, а пастух – идиот.

Эти-то так обошлись с живыми растениями по недомыслию, а ведь огромное число нормальных, зрелых людей ведут себя аналогично. В чем же причина?

Ответ на этот вопрос подсказал мне разговор с коллегой по рыбалке, который случился на берегу, все той же, Западной Березины. После очередного моего восторженного замечания вслух о красоте этих мест, в частности, осиновой рощицы, на рассвете выплывающей из тумана, мой друг сказал:

— Наблюдательный ты человек. Так сказать, замечательный – все замечаешь. Видишь красоту в корявом дубе-патриархе, в излучине реки с замшелой корягой, в отражении леса в воде. А я ведь этого не вижу. Для меня это просто лес и река, где мы рыбачим, не более того.

Я удивился этому признанию образованного, зрелого – старше меня по возрасту, человека и не мог поверить: как это, смотреть и не видеть эту красоту? Оказывается, это так. Можно смотреть, то есть направлять взгляд куда-либо, но не видеть – воспринимать зрением и сознавать. Довольно много людей не способны созерцать – чувственно познавать действительность, наслаждаться наблюдением, не вмешиваясь в происходящее. Наблюдательный человек способен видеть больше других потому, что смотрит на мир не только глазами, но и сквозь призму чувств и переживаний.

Полагаю, что именно в разном восприятии Природы причина разного отношения к ней. И если это так, то экологическое воспитание мало что даст, поскольку склонность к созерцанию, видимо, заложена в человека на генетическом уровне: кому-то дано, а кому-то нет. Кого-то и воспитывать не надо – он и так любит Природу, чувствует ее красоту и будет беречь ее, а кто-то родился без чувства прекрасного, браконьером по натуре с сугубо потребительским отношением к ней и ничего с этим не поделаешь. Этого заставит уважительно относиться к Природе только неотвратимость наказания за браконьерство.

Тому, что способность воспринимать красоту не зависит от уровня образования, яркий пример мой уже ушедший друг – Константинович. Имея образование четыре класса польской начальной школы, то есть об экологическом воспитании не может быть и речи, он был на редкость чутким и внимательным человеком, способным видеть красоту родных мест и восхищаться ею, но таких, как он на селе было мало, а теперь вообще не осталось.

Государство и Природа – отдельная тема. Одна из причин сложившегося положения, на мой взгляд, в политике и пропаганде советского времени, когда на всех уровнях подчеркивалось, что «Человек – венец природы», формировалось высокомерное, потребительское отношение к ней, желание ее преобразовать. У руля оказались технари, которые видели красоту не в девственных пейзажах, а в прямых линиях и геометрических фигурах: отсюда безжалостная мелиорация, сопровождавшаяся спрямлением русла речушек даже там, где их можно было не трогать (так ведь прямая канава красивее – порядок на земле!), сплошная рубка лесов, строительство гидроузлов и так далее.

Что в результате? Процитирую Иозефа Швейка: «Венец природы – люди в мире – впитали все мы с молоком. Гордились мухи тем, что ими был слон обсижен целиком».

И, все-таки, экологическое воспитание проводить надо, иначе будет совсем плохо. Надеюсь, и наша «Тропа» вносит в него свою лепту.

5 комментариев на «Александр Гладкий. Смотреть и видеть.»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    Вы совершенно правы, Александр. Разные мы. Очень разные. И хорошо, что рассказ заканчивается оптимистически. Вода и камень точит. Кого-нибудь и заденет за душу, повернет в нужную сторону.

  2. Александр Гладкий говорит:

    На одном из сайтов получил комментарий к этому эссе, что способность к созерцанию можно сравнить с наличием музыкального слуха: одному дано, а другому нет. По-моему, очень точно подмечено.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Как верно и то, что многие дарования можно развить. Особенно, если речь идет о детях.

  3. Ирина говорит:

    Меня всегда удивляло собственное равнодушие к природе Беларуси. Мой муж частенько восхищается разными красивыми местами, но в моей душе в душе это не находит отклика. При этом причинять природе вред для меня совершенно недопустимо. Думаю, что бережное отношение к природе является следствием воспитания, а не только врожденным свойством человека.
    Думаю, что людей, в первую очередь волнует природа, которую они видят с детства. Для меня нет ничего краше дюн Прибалтики, соснового бора и холодного моря.

  4. voinovdima говорит:

    Вот поступок: человек (семья, компания) оставил(а) мусор в лесу. Почему?
    Начитаешь анализировать с разных точек зрения. Всплывает много не хорошего и в историческом плане, и в «генетическом», и даже политическом.

    Разные «скелеты в шкафу», обиды, воспоминания и многое, многое другое что есть в индивидууме. Совсем не просто всё. Только воспитанием или «слепотой» не объяснишь.

    Одно могу с уверенность сказать, т.к. наблюдаю и соотношу это явление с происхождением уже четверть века: чаще всего бросают мусор залетные горожане, вышедшие из деревни в первом поколении. Местные и, особенно, лесники тоже активно вносят свой вклад, но их теперь мало. Все в города уехали.

    Основа этого поступка — недостаточная внутренняя культура человека и мизерная эрудиция. А уж о «видеть» для них и речи нет.

Добавить комментарий