Ураган и балансы.

Как наши прадеды строили избы и почему они стояли по 200 и более лет и почему дома послевоенной постройки уже повсеместно погнили и нуждаются в сносе? Ведь дерево использовалось одно и тоже — сосна. Да, то — по названию, но не то…  Тут есть 2 секрета:

  1. В нормальных странах сосну рубят круглый год только на дрова (или летние рубки вообще запрещены), а для строительства и поделок — только зимой, когда нет сокодвижения, в невегетативный период. Зимнее древесина не пропитана жизненными соками, т.к. дерево подготовилось к сильным морозам и не образует морозобойных трещин. Сосна зимней заготовки не так быстро синеет и портится как летняя.
  2. Прадеды отбирали для строительства деревья только на северных склонах, где условия для роста более суровы и годовые кольца расположены гораздо гуще чем у обычной боровой сосны.

С северного склона

Оба эти пункта касаются и ели.

***

Как отбирается древесина сейчас всем известно — по ПЛАНУ, весь год, и планы растут от достигнутого. Достигнутого в лесозаготовке, а не в лесовосстановлении!  На этом выросло уже не одно поколение руководителей лесной промышленности и по другому они просто не могут думать.

Естественно, что при таком подходе:

— Спелых лесов в нашей стране практически не осталось. Поэтому Минлесхоз ставил вопрос о переводе приспевающей древесины в рубки основного пользования для поддержания лесоперерабатывающей промышленности сырьем. Теперь заготавливают средневозрастную сосну.

— Говорить о качестве сырья для строительства и поделок, которое заготовлено летом не приходится, но на это никто не смотрит, главное цифры, цифры. А посиневшее барахло порубим на щепу.

Естественно, что итоговая продуктивность лесопокрытых площадей от этого всего катастрофически падает, а именно эта продуктивность и является основным показателем развития лесного хозяйства страны.  Продуктивность в РБ примерно в 50 раз ниже чем в скандинавских странах.

Пересмотра возраста спелости Минлесхозу оказалось мало. Пришлось лоббировать изменение водоохранного законодательства. Водоохранная зона вдоль рек сократилась с 800  до 400 метров, а вдоль ручьев и каналов оставили и того меньше.

Сейчас идет активное освоение именно этих территорий. Неразумные рубки в купе с неразумным использованием удобрений и ядов АПК приводят к неуклонному  уменьшению содержания кислорода в водоемах и «неудачные» зимы, когда зимой подо льдом гибнет вся рыба, будут наступать всё чаще и чаще.

Несколько лет назад я предлагал создать систему независимого мониторинга содержания кислорода в основных водотоках страны и озерах с общей интерактивной онлайн-картой на основе информации поступающей от энтузиастов, которым выдали тестеры. Сейчас бы имели «картину маслом», но идея не нашла поддержки, предпочли наперегонки с попами благоустраивать родники. Но о рыбе — это отдельный разговор. Об этом в следующий раз.

***

Еще один парадокс нашего лесного хозяйства:

Для обеспечения новомодных котелен на «возобновляемых видах топлива» требуется щепа. В дробилки идет далеко не хлам, т.к. нужны большие объемы. Поэтому рубят молодые леса, «облагораживают» кладбища и скверы, уничтожают ветрозащитные полосы, а в то же время на рубках основного пользования остается огромное количество ликвидной массы в виде обрезков кроны — наши «светлые головы» просто не подумали, что нужны дробилки бункерного типа чтобы переработать и вывезти этот ресурс.

Рубка переформирования. Это считается уходом!

Зато лет десять назад додумались отказаться и разбазарить линии по переработке тонкомерной древесины в поддонную доску, которая влет шла на экспорт при хорошей добавленной стоимости.

***

Давно, как аксиома, принят постулат: лес нуждается в рубках ухода. Иначе возрастает пожароопасность. Не будем спорить с этим, хотя возражений у экологов масса. Вопрос в другом: как сейчас извращено понятие ухода. Уход превратился практически у промышленную добычу древесины в обход лесной биржи.

Промсклад тонкомера с рубки ухода

Именно за счет этого и живут лесхозы. Государство не получает от продажи делянок ни копейки, а лесхоз получает товарную древесину. Более того, когда «ухоженная» делянка достигнет возраста рубки, ее стоимость будет гораздо ниже из-за малой ликвидной массы оставшегося древостоя.

Суперуход. Есть где разгуляться ветру и вырасти малине.

Суперуход 2

Суперуход3

Черезмерная проредка леса ослабляет его вероустойчивость, особенно на первый-второй год после резки, в результате последствия ураганов становятся всё более «рекордными».

Рубка переформирования 2

То же место после первого сильного ветра. 300 метров от реки (водоохранная зона даже по новому кодексу)

Если Минлесхоз не остановить в «неустанной заботе о лесе», то можно ожидать много новых «рекордов» — тут тот же  принцип «от достигнутого».

И опять министр будет просить у президента увеличить экспортные квоты необработанной круглой древесины в связи с форсмажором. И он получит это разрешение, да, но продолжит «уход». Т.е. параллельно будет  идти авральная разборка ветроломов и плановая заготовка балансов по всей стране с «ухода».

Добавлю, что прореживание я наблюдаю не реже чем раз в 10 лет! И каждые десять лет оставшиеся деревья получают травмы при валке и вытрелевке.

При уходе деревья неизбежно повреждаются

 

***

Теперь о лесопереработке.

Я много раз говорил и писал, что постоянное увеличение плана экспорта возможно только с регулярным и опережающим увеличением добавленной стоимости продукции. Т.е. должен произойти отказ от экспорта круглой древесины, нужно ее перерабатывать в более сложные товары с другим кодом ТН ВЭД.

Именно так и поступили. Но новый товар получился «сверхтехнологичным»: кругляк дробят на щепу и дают об этом победные реляции (перерабатывам!!!) — вот и не знаю какой смайлик ставить после этой фразы, улыбку или слезы?

В лесопереработку государство вложило огромные деньги. Но как-то так получилось, что кроме корявой строительной столярки ничего в изобилии не получается. Консептами теперь мажут или окунают для вида, а ведь все равно гниет и ведет. Про антисептическое автоклавирование древесины, которое дает реальную защиту от гниения слышали лишь в 3-4 местах страны, хотя это древняя технология. Про модифицированную древесину тоже слышали но лишь не многие «светлые головы» в кабинетах  — да, делают где-то на Марсе, да, материал 21-го века, «дышащий», легко обрабатывается, не коробится, не гниет, не набухает, гарантия  500 лет. Ну и бог с ней с этой модификацией, это же напрягать мозг нужно…

А ведь на вложенные из бюджета деньги можно было бы взять оборудование для производства калиброванного модифицированного бруса. Уходил бы со свистом. При этом бы вырос и экспорт в денежном выражении и леса бы нужно было бы рубить намного меньше. Он бы успевал достигнут спелости, лесопокрытые площади стали бы значительно продуктивней.

Это был бы прорыв, но получился распил. А крайними в итоге оказались наша природа и люди: народ до сих пор ставит окна ПВХ изготовленные на бу линиях, которые стали невостребованы и проданы из Европы. И задыхается потом в квартирах-термосах.  Наши люди даже не в курсе что такое модифицированная древесина.

***

А что будет дальше? Невозможно все время увеличивать план отталкиваясь от достигнутого. Будет опять ветерок, будет «рекорд» и будет как в песне: «Степь да степь кругом, путь далек лежит…» Через всю страну…

 

Это авторская версия материала. Вот версия Greenbelarus.

6 комментариев на «Ураган и балансы.»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    Помимо прочего, в таких изреженных лесах и зверю делать нечего. Ему нужен старый лес с густым подростом, с валежинами и буреломом. Ну а в перспективе, похоже, мы превратимся в страну кустарников — только они и останутся.

    • voinovdima говорит:

      Олень и особенно косуля любят и прореженный лес если нет фактора беспокойства.
      Кустарники появляются в изобилии на брошенных сх землях, а на вырубках лезет малина и березняк, правда кедровка не спит, сажает и там ель.

      • Евгения говорит:

        Поясните для не понимающих, пожалуйста.
        а) кустарники -малинники это плохо для леса?
        б) кедровка и ель не спят — имеется в виду, что семена самостоятельно насеваются и вырастают? то есть, это хорошая тенденция?

        • voinovdima говорит:

          а)Кустарники для леса не плохо. Орешник, например, в нижнем ярусе. Кустарники не дают пересыхать лесной подстилке и снижают вероятность низового пожара. Но если брошенную лесопромышленниками обрезку (фото 1) затягивает малинник и ежевика, то эти территории становятся полностью непроходимы не только для человека но и для всех копытных — сокращается их среда обитания. Кроме того лесовосстановление сильно замедляется.
          б)Кедровка — это птица 🙂 Размером с дрозда, черная с множеством белых пятнышек. Очень осторожная и редко попадается на глаза. Питается семенами. В результате своей деятельности переносит плохо переваренные семена на большое расстояние от маточного дерева и таким образом «сеет лес». Сверхполезная птичка. Вреда никакого, только большая польза от неё.

    • voinovdima говорит:

      Однако и березовые балансы тоже готовят на экспорт и это тоже «уход за лесом». Елочки которые выросли под березами после этого сплошь имеют обломанные макушки и «шкура» с них снята.

  2. voinovdima говорит:

    Когда я писал этот материал, выпало из головы что подстилка в черезмерно прореженном одноярусном сосновом лесу очень быстро пересыхает и создает опасность возникновения низового пожара. Таком образом «уход» призванных снизить пожароопасность наоборот ее повышает.

Добавить комментарий