«ЗАЯЦ, ГДЕ ТЫ?»

Ранний подъем, бутерброды, кофе, тихое «воровское» одевание экипировки, чтобы не разбудить домашних, глубочайшее возмущение фоксов, которых не берут. Потом  первый утренний трамвай радует своевременным скрипом колес, поворачивая с улицы Козлова на Первомайскую. Он вовремя доставит меня к вокзалу.

В электричке на Столбцы место встречи изменить нельзя – всегда последний вагон. Здесь не только мы с Александром белые вороны,  есть и другие любители распутывать заячьи петли и скидки. От прочей публики все отличаются белыми маскхалатами. У многих и шапки белые, хлоркой выбелены рюкзаки и рукавицы.  Почти все знакомы, всем известны достоверные способности каждого. Назад-то ездим тоже почти всегда вместе, видим факт добычи, поэтому не прихвастнешь. В этом вагоне нет гончих, «гонители» кучкуются в другом вагоне, мы их не любим, они нам сильно мешают. Охотимся, конечно, не все вместе, охотимся поодиночке или лучше парами, сходим на разных станциях, имеем свои излюбленные пути и тропы, но все озабоченно «каркают-гадают» об одном: потянется ли на рассвете поземка? От этого многое зависит, даже станция, на которой лучше сойти. Если будет поземка, то поле закроет, русака тропить не получится, нужно лезть в леса и перелески, а беляка никто не хочет. Тому есть несколько причин, кроме той, что он мелкий:  в многоснежье на лыжиках лазить по кустам-лесам  – занятие печальное, стрелять там сложно, и белячок, и лазовичок могут сняться так, что и не заметишь.  А следов по краю лесного массива столько, что правильно раскрутить их порой просто невозможно. Кроме того, ранняя охота в узерку, которой грешат немало охотников, дает столько трофеев, что беляк просто непрестижен.

            Охота троплением на любого зайца – занятие непростое. Его нужно чувствовать.  Чувствовать, когда сытый и тяжелый заяц наконец-то осоловеет, сделает последнюю скидку и ляжет. Причем ляжет непременно с секретом. С таким секретом, что глаза, уже уставшие от белизны, будут на него смотреть, а видеть не будут. Кроме того, нужно уметь по следу заранее определить, за кем идешь – за самцом или самкой, и выбирать только след самца.

Тем приятнее опять встретить утренних попутчиков, которые за день стали еще белее (и визуально, и в душе),  все в том же, теперь ставшим первым, вагоне. Выпить в тепле  металлический цу-цуть-наперсток традиционного напитка из маленьких, красивых, любовно сделанных из нержавейки или даже серебра фляжечек, поделиться закусочкой и послушать рассказы «пустых», о хитростях «этой заразы». Но «пустых» мало, почти у всех есть заяц, а у бывалых  норма – два, но бывалые скупы на слова и важны. А тот, кто хотя бы раз вез трех, вообще весь сезон как боярин, подойти страшно, «раскланяйся, тупеем не кивнет».  Мы с Александром всегда везли норму, поровну, у каждого по два, и не важно, кто стрелял, хоть бы и всех четырех из одного ствола. Из одного моего  – ИЖ-18/16 или из его двух – ТОЗ-34/12.

Сейчас читатель скажет: опять охотничьи байки, так не бывает. Да, в нынешние времена, когда даже далеко от Минска, например, в глухих местах Витебщины,  пройдешь после пороши, то встретишь за 25 километров четыре-пять следов зайца,  и это в лучшем случае. А описанное выше правда, много было когда-то этого зверя. В 1980-е годы из-за его изобилия на многое закрывали глаза, даже на браконьерство и перестрел, и инспекции такой строгой, как сейчас, не было. А сейчас, если инспекторов встретил,  жди беды, даже байку такую слышал:

– За что оштрафовали на 10 минималок-то?

– Охотился с флажками на волков, а путевка была на зайца.

– Так был-то ты один и у нас же волков никогда не было?

– Так, так, но носки были красные …

Строгих инспекторов не осуждаю, наоборот, я целиком за строгое соблюдение природоохранного законодательства. 1980-е годы давно канули в Лету, по старинке жить просто нельзя. Но, во-первых, нельзя массировать протоколы путем мелочных придирок, а во-вторых, хотелось бы, чтобы инспектора были не только строгими, но и принципиальными, и наказывали в первую очередь не мужичка-хапугу, а директора-временщика, командующего госпредприятием, который отравляет и уничтожает природу. Именно эти предприятия являются доминирующим фактором деградации окружающей среды и животного мира.

 

Так куда все-таки делся наш длинноухий народный трофей? Извелся он, а точнее извели. Какие причины? Главная – это общее и все более ускоряющееся оскудение нашей природы: лесов, озер, болот и рек (охочусь я уже 44 года, в разных местах, говорю то, что вижу. Тем кто доказывает обратное, «сидя в танке», не верю). Повсюду чувствуется, что целительная природная аура стала слабее и немощней. Одно из причин этого – развитие частного автотранспорта. Посещаемость даже глухих уголков страны ордами алчных сборщиков-мусорщиков увеличилась не в разы, а в десятки раз. А чиновничьи новые планы по постройке лесных дорог просто пугают. Если они воплотятся в жизнь, то последние девственные уголки Беларуси исчезнут: вместо вырубленного древнего бора встанет хилый парк-помойка. Навсегда… 

Уже сейчас природа страны жестоко разбита на острова мелиорацией, чудовищными солеными отвалами и помойками, дымящими трубами и скоростными магистралями с очень напряженным трафиком. Традиционные пути миграции зверей уничтожены. Действует правило островного измельчания (давно замечено, что представители изолированной на острове популяции слабее и мельче, чем на континенте. Рыба в малой реке мельче, чем в большой).

Земля – это планета, созданная для Человека. Но не для него одного. Лисы и совы, горностаи и змеи, кузнечики и рыбы да и множество других творений божьих населяют воздух, почву и воду. А может быть, Земля создана не только для здешних обитателей… Она создана и для существ, что называют домом другие миры. Далеко удаленные от Земли. Миры, не похожие на нашу планету, но в общем-то такие же, как и Земля. Здесь эти существа смогли бы жить так же комфортно, как и дома, без всяких искусственных приспособлений. Но я не верю, что они лишены эстетического восприятия и согласятся жить с нами в лабиринтах, составленных из бетонных вонючих бункеров-муравейников.  Как бы они не пришли к выводу о том, что человечество является страшной и быстропрогрессирующей болезнью планеты, и не применили сильнодействующий антибиотик. Может быть, постоянное ожидание апокалипсиса есть неосознанные до конца угрызения совести человечества? Предчувствие того, что по счетам придется платить?

Люди разменивают вечную красоту, созданную Богом, на массу «красивых» ненужных недолговечных вещей, без которых и жизни себе не представляют. Ведут себя, как обезьяна, дорвавшаяся да пакета с конфетами – только фантики во все стороны летят. Или до пулемета… Я где-то уже писал, что «предки наши мудро считали, что «натура, окружающая человека, и сам человек – как родитель и чадо. Плоть от плоти». Деградирует природа – неизбежно деградируют человек и вся нация. Пора всем нам это четко усвоить. Геологическая эпоха – голоцен, золотой век Земли, начавшийся всего лишь 12 тыс. лет назад с концом последнего ледникового максимума, породила современного человека и при родах умерла в XX веке,  когда  наша амбициозная цивилизация начала оказывать серьезное воздействие на окружающую среду. Началась  новая геологическая эпоха – антропоцен. Сколько времени она продлится, зависит от всех людей, от всех стран, в т.ч. и от маленькой Беларуси и  каждого белоруса. Возможно, эта эпоха закончится, когда люди улетят к звездам, а может быть, и раньше, когда человечество «звезданется» на созданную им же помойку. Некоторые страны могут сделать это совсем скоро, даже при жизни теперешнего молодого поколения, превратившись в захламленную пустошь, непригодную для жизни».

Иногда я иду туда, где год назад рос красивейший, мощный сосновый бор, где был глухариный ток, сажусь на выворотель среди поваленных искусственно вызванным ветровалом деревьев, среди непроходимых, по грудь, валов из неубранных сучков и обрезков, среди изуродованных молодых елочек с обломанными верхушками, посреди следа хищника – Витебского ДОКа (ОАО «Витебскдрев») и думаю: «Природа, тебе многие миллионы лет, ты все помнишь и знаешь. Если бы память человечества была такой же большой, то мы бы успели забыть обезьяну и стать Человеком. Но дашь ли нам время?» Ответа нет…

След настоящего хищника.

А теперь не о глобальной причине, а о конкретных напастях длинноухого. Разобью эти напасти на две категории.

От предприятий:

1. Неправильное сенокошение, вспашка,  посевная и уборка урожая от периферии поля к центру, при котором гибнут и зайчата, и косулята, и куропатки, и множество молодняка других видов.

Неправильное сенокошение.

2. Гербициды и ядохимикаты, которыми в последнее время бесконтрольно просто пичкают наши поля, вообще не думая о животном мире.

3. Небрежная заделка удобрений в пашню, по существу выкладывание отравленной привады для диких животных и птиц.

4. Применение дорожниками для борьбы с гололедом красной калийной соли, которую давно пора категорически запретить для использования.

 

От физических лиц:

5. Весенние палы. Тушил в поле сухую траву, видел своими глазами, как у зайчонка с рукавицу размером стала гореть шерсть, и только тогда он побежал, но выжить он уже не сможет, запах горелого меха лиса слишком хорошо знает, и он обречен, природа его защитила лишь полным отсутствием запаха. Многие думают, что все живое бежит от огня. Да, взрослые особи бегут, но зайчата малого возраста затаиваются намертво, и только когда огонь начнет их лизать, они бегут от боли, только недалеко… Весенние палы – это очень мощный фактор, влияющий на популяцию зайцев. Очень хорошо, что они потеряли массовый характер. Это заслуга наших инспекторов! Иначе бы данный фактор был на втором месте.

6. Мода. Воротники и шапки из лисы и енотовидной собаки давно вышли из моды. Специально добычей этих хищников практически никто сейчас не занимается. Их численности регулируют только эпизоотии, в т.ч. и бешенство.

7. Петли от сквалыг. Браконьерство.

Негативные факторы перечислены здесь по мере уменьшения силы воздействия на популяцию. Усугубляет ситуацию и то, что за 5-ю и 7-ю шкоду можно заслуженно получить большой штраф, а самые сильные негативные факторы — 1, 2, 3, 4 — сотрудники Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь практически не контролируют. По крайней мере ни разу не слышал, чтобы директора колхоза оштрафовали за неправильное кошение или отсутствие сертификата на ядохимикат, а на механизатора, зарубившего несколько косулят, возбудили уголовное дело. Инспектора подобного «не замечают»… Однако очень хорошо знают об этом вороны и даже аисты, которые провожают косилку прямо от мехдвора при выдвижении ее на очередное поле. Летят следом на пир. Когда в 2012-м косилка перемолола весь молодняк на поле у моего дома, я обнаружил двоих погибших – косуленка, зайчонка и 6 мест с перьями куропаток. Зайчат было, конечно, больше, это вороны успели унести их целиком. Позвонил в Городокскую межрайонную инспекцию, но никто не приехал. Правда, после материала «Косилка» (и других на эту тему) в моем блоге, который перепостили журнал «Охота и рыбалка», TUT.BY и другие независимые СМИ, в письме облисполкомам от 27.09.2012  № 03-02-11/1401 Госинспекция разослала призыв соблюдать агротехнические правила, но в 2013-м изменений в движении сельхозтехники по полям я не заметил. Призыв – это не штраф и не срок, его просто забыли.

Инспекция: весенний контроль по краю поля за аккуратностью внесения удобрений.

Еще раз повторяю: очень хотелось бы увидеть в нашей стране не только строгого, но и принципиального инспектора. Желательно уже этой весной.

Господа инспекторы, когда мчитесь на водоемы выявлять лишний крючок  у рыбака, не отворачивайтесь от сельскохозяйственных полей. Контролируйте. Не стесняйтесь составлять протоколы. Это ваше право, данное Президентом, и обязанность!

Доверчивый заяц явился за угощением.

4 комментария на ««ЗАЯЦ, ГДЕ ТЫ?»»

  1. леонид говорит:

    Очень своевременное напоминание всем должностным лицам о контроле за недопущением всех выше перечисленных проблем уничтожения фауны и флоры. Один мой знакомый рассказывал, как его дед, имея более 200 га леса в частной собственности в Налибоцкой пуще, строил из своего леса дом. Он выбирал средние деревь по возрасту, а сосны в два и более обхвата оставлял своим внукам. Это ли не мудрость наших дедов? А что мы оставляем своим внукам? У скотных дворов часто видим выброшенные останки дохлых животных, которые создают благоприятные условия воспроизведения лисы и янотовидной собаки. Есть колхозы в которых фермы уже обросли навозной жижой, переполнив все очистные и создав целые озера. А при хорошем дожде жижа сливаеться в реки. После посева зерновых красные поля от незакрытых землей зерен. Да и обгороженные дороги без разрывов для миграции зверя. И многое другое.

  2. smooth говорит:

    Хотелось бы что бы Ваш блог читал руководитель Инспекции и перестраивал работу подчиненных. Мысли Ваши светлые, во многом мы единомышленники. С удовольствием читаю Ваши материалы и жду новых.

    • voinovdima говорит:

      Читает. И Минлесхоз читает, т.к. обычно идет перепост в журналах «Охота и рыбалка», «Охота на Белой Руси» и электронных СМИ.

  3. aleksej_006 говорит:

    Спасибо за статью.
    P.S.боюсь принципиальный инспектор появится когда спасать будет нечего.

Добавить комментарий