Татьяна Дерябина. ЕХАЛ ГРЕКА ЧЕРЕЗ РЕКУ — 3

Несмотря на мой большой блат с нашими раковедами, крупных раков поедать не доводилось. Все какой-то мелочью угощали.

Продолжение. Начало тут.

 

А может с их точки зрения это были крупные? С размерами надо разобраться.

Начнем с промыслового вида – длиннопалого рака.

Какова вообще средняя и максимальная его длина? Длина тела измеряется от кончика рострума до конца тельсона (хвостовая часть). Напомню, что рострум – это выступ (клюв), которым оканчивается передняя часть панциря раков. Данных по максимальной длине пойманных раков немного. В целом ее можно принять равной 20 см, как это отмечается для раков Киевского водохранилища (самец 20,3 см) и Днестровского лимана (самка 20,0 см). Только в водоемах Ирана был пойман рак близкой длины – 19,6 см. Во всех остальных местах меньше, порядка 1718 см. Вот наших раковедов по максимальной длине выловленных ими особей длиннопалого рака: водохранилище Локтыши (Брестская обл.), у самца – 18,8 см; Лошанское водохранилище (Минская обл.) – 17,9 см (219,6 г); Солигорское водохранилище (Минская обл.) – 18,1 см. Раки из торфяных карьеров (недалеко от оз. Соминское) тоже не подкачали – 17,8 см (195 г).

Самые большие экземпляры длиннопалого рака для территории Беларуси были отмечены нашими раковедами в озере Локтыши и Солигорском водохранилище.

А вот данные 1957 г: в озерах севера Беларуси максимальная длина выловленного рака 17,3 см и максимальная масса – 188 г.

По материалам наших раколовов средняя длина половозрелых особей длиннопалого рака из водоемов северной части Минской области составила 9,1–9,2 см. Близкие размерные параметры у раков из центральной и южной частей Минской области, кроме Солигорского водохранилища. В нем существует популяция длиннопалого рака, в которой средний размер самцов и самок облавливаемой части популяции составляет 13,8 и 12,1 см соответственно. Это примерно на 2 см больше, чем в других водоемах.

В южных районах Беларуси (старицы Днепра) средние размеры длиннопалого рака (10–11 см) примерно на 1,5 см больше, чем таковые в северных районах. Главная причина различий – хорошая кормовая база раков в старицах Днепра и разница в температурных условиях обитания популяций раков на севере и юге страны и, следовательно, более длительный период роста.

Что касается широкопалого рака, то по литературным данным максимальная длина самцов 18 см, самок – 15. Особи длиной больше 15 см редко встречаются. В водоемах Литвы максимальная длина пойманных особей не превышала 14 см.

В уловах наших раковедов

в водоемах Белорусского Поозерья максимальная длина особей была 14,3 см.

В мемуарах Н. Берберовой читаю: «В Казани объедался Игорь Бородин раками и арбузами». А сам композитор упоминал о раках в письмах из Казани «…к завтраку подавали раков в 7 вершков длиною …». Вершок – 4, 44 см. Значит, длина раков получается 31 см. Как тут не вспомнить неприличный анекдот «А вот раньше ….».

Нашим раковедам приходится констатировать, что численность аборигенных видов раков в водотоках и водоемах Беларуси снижается. Лично меня «радует» (как в той пословице про белорусского мужика) только одно из этой ситуации – и у соседей и во всем мире происходит то же самое. Значит, можно уповать, надеяться и верить, что сообща или порознь что-то придумают, примут меры, предотвратят, изучат … . К чести наших специалистов, пытаются и они что-то сделать в этом направлении, но об этом будет отдельный разговор.

Популяции практически половины всех речных раков мира в состоянии значительного снижения численности и угрозы исчезновения. А их видовое разнообразие поражает – более 640 видов. А у нас только 3, и то один из них – инвазивный, «засланный казачок, лазутчик». Но завидовать не стоит, хватило бы нам и двух аборигенных видов, лишь бы, как и раньше, шелестели раками наши озера и реки.

В северной Америке из 590 видов раков 390 находится под угрозой исчезновения. Катастрофически быстро исчезают речные раки и из водоемов Европы. Например, в Польше в середине ХХ века было отмечено 342 популяции широкопалого рака, а в конце века – только 21. В Эстонии раки отсутствовали в половине водоемов, которые по своим характеристикам подходили для их обитания. За 22 года в Швеции, Финляндии, Норвегии численность широкопалого рака снизилась на 78, 20 и 61% соответственно. Схожая динамика численности и в других странах. В целом, снижение можно оценить в 50–70%, но с учетом того, что в некоторых странах существуют программы по реинтродукции популяций широкопалого рака, это снижение оценивается в 40–50%.

Вот и в Беларуси уже безвозвратно потеряны популяции широкопалого рака в водоемах бассейна реки Припять.

И на современном этапе наибольшие опасения вызывают популяции бассейна Немана.

Причины, по которым сокращается численность раков, и они исчезают из водоемов, общие для всех стран Европы, в том числе и для Беларуси.

Из них наиболее важные:

1) болезни (в первую очередь, рачья чума);

2) загрязнение водоемов;

3) вселение чужеродных видов раков;

4) исчезновение, деградация местообитаний;

5) интенсивный нерациональный лов.

Какую причину не возьми – везде «рука» человека. Остановлюсь лишь на рачьей чуме. Это не значит, что наши раки погибают исключительно только по ее вине. Постоянно увеличивающееся загрязнение водоемов также является одним из основных факторов, снижающих численность речных раков. Загрязнения могут поступать с бытовыми стоками, в результате сельскохозяйственной или промышленной деятельности человека. Это и кислые дожди, и ядохимикаты, используемые в сельском хозяйстве, и тяжелые металлы, химические токсичные вещества и множество других загрязнений. Речные раки относятся к одной из наиболее чувствительных к загрязнению групп водных беспозвоночных. А широкопалый рак – общепризнанный индикатор хорошего гидрохимического состава воды и качественной структуры рек и озер.

Про чуму поведаю поподробнее, слишком уж катастрофичны для наших раков последствия ее «разгула», а незнание особенностей ее развития способствует распространению заболевания. Но сначала вот такая картинка событий по материалам наших раковедов.

… «В конце 20 века в Гродненской области наиболее значительная популяция длиннопалого рака отмечалась в оз. Бездонное. Исследования, проведенные в 2014 г., констатировали полное отсутствие раков. В этом озере и в ручье, впадающем в него, встречался и широкопалый рак, который также не выявлен в 2014 г.».

… «Озеро Волчин (НП «Нарочанский) длительное время характеризовалось высокой численностью раков и служило модельным водоемом по изучению длиннопалого рака. Для севера Минской области эта популяция длиннопалого рака была одной из самых многочисленных – уловы раков колебались от 1,46 до 7,21 экз. /ловушка/сут. В 1998 г. в озере отмечена массовая гибель раков. К 2004 г. численность раков начала увеличиваться, но в 2011 г. раки в озере не обнаружены».

…«Широкопалый рак очень быстро исчезает из водотоков и водоемов бассейна р. Неман. Причины видятся не в конкурентном исключении длиннопалым раком широкопалого, поскольку становятся редкими оба вида. Скорее всего, аборигенные раки погибают по причине циркуляции рачьей чумы, переносчиком которой является американский полосатый рак, а в бассейне Немана он представлен достаточно широко».

…«Если в р. Припять и в проточных озерах наблюдались периодические колебания численности раков с постепенным снижением обилия, то в изолированных озерах в то же самое время отмечались достаточно стабильные популяции длиннопалого рака. Такой характер динамики численности раков указывает на постоянную циркуляцию в данном регионе опасных инфекционных заболеваний раков. В первую очередь, это может быть рачья чума».

Если раньше, отмечая эти негативные изменения в состоянии популяций раков в самых различных водоемах Беларуси, нашим раковедам приходилось ссылаться на такую возможную причину этого, как рачья чума, лишь по своим умозаключениям и по аналогии с ситуацией в европейских странах, то сегодня они уже с уверенностью могут говорить об этом. В научно-производственном центре по биоресурсам Национальной академии наук создана лаборатория молекулярной зоологии под кураторством академика НАН Беларуси М.Е. Никифорова. У раковедов появилась возможность передать в лабораторию для диагностики пробы биологического материала из водоемов, где отмечается массовая гибель раков. В настоящее время рачья чума диагностируется с использованием молекулярно-генетических методов. Идентификация заболевания достаточно сложная процедура. Выделяется ДНК из образцов тканей и проводится ПЦР анализ с использованием соответствующих праймеров. Как и ожидалось, возбудитель рачьей чумы имел место. Не думаю, что в дальнейшем у наших раковедов появится возможность в своих исследованиях все шире использовать современные методы анализа. Ведь на это требуется соответствующее финансирование.

Рачья чума, появившаяся (1859-1860 гг.) на европейском континенте в результате случайного ввоза с балластовыми водами патогенного инфекционного заболевания раков, нанесла невосполнимые потери популяциям аборигенных видов раков. В целом из-за рачьей чумы и деятельности человека по изменению местообитаний раков их уловы в Европе снизились на 95% в течение последних 150 лет. Современная добыча составляет меньше 5% по сравнению с добычей раков до появления рачьей чумы.

К этому заболеванию очень чувствительны раки Европы, Азии и Австралии, но оно не вызывает серьезных последствий у американских видов раков, которые могут погибнуть от рачьей чумы только в случае значительного ослабления иммунитета.

Это грибковое заболевание, вызываемое паразитическими оомицетами Aphanomyces astaci. Свое название, звучащее на русском языке как «спрятанный гриб», возбудитель чумы получил из-за трудностей, связанных с его обнаружением. A. astaci присутствует в водоемах Европы пятью разными штаммами (генотипы). Все они были завезены из Северной Америки вместе с тамошними видами раков. Зачем понадобилось ввозить в Европу американских раков? После массовой гибели от рачьей чумы аборигенных раков Европы для возмещения потерянных популяций раков, удовлетворения потребительского спроса и восстановления традиционного рачьего промысла началось вселение американских видов, которые резистентны (устойчивы) к данному заболеванию. Полосатый рак был первым инвазивным видом, вселенным в водоемы Европы из США. И это было гвоздем в крышку гроба исчезающих европейских аборигенных видов! Потому что все американские виды раков, в том числе и полосатый, являются носителями рачьей чумы. В настоящее время в Европе 6 аборигенных видов раков и, по меньшей мере, 8 инвазивных видов из Северной Америки и Австралии.

С исчезновением европейских видов раков исчезает и паразитический гриб, поскольку A. astaci паразитирует только на десятиногих раках. Американские же раки являются постоянным хозяином для этого заболевания и могут распространять его. Поэтому чужеродные американские раки снижают численность аборигенных видов раков Европы не только и не столько через прямую конкуренцию, но главное, путем переноса и передачи аборигенным ракам патогенного заболевания – рачьей чумы.

Как происходит заражение раков? Заражающая единица – зооспора. Зооспоры образуются на теле раков при гибели больных чумой особей или на инфицированных хитиновых покровах, которые сбрасываются при линьке.

Бесполая стадия жизненного циклах A. astaci характеризуется формированием подвижных зооспор, снабженных двумя жгутиками. Благодаря этим «бродяжкам» и происходит быстрое распространение болезни. Зооспора находит рака, приклеивается к хитиновому покрову его, сбрасывает жгутики и начинает выделять фермент, который содействует проникновению в ткани и поглощению питательных веществ.

Грибок, имеющий слабо разветвленный мицелий, сначала паразитирует на панцире, вызывая его разрушение, а также на сочленениях ходильных ног, затем внедряется в мышечную ткань, нервную систему. Обычно зараженные раки погибают через 1–2 недели после инфекции. После гибели рака гифы (нитевидные образования) прорастают через кутикулу наружу. На концах гифов формируются споровые шары с цистами. Из каждой цисты формируются двужгутиковые зооспоры, которые могут плавать. Зооспоры пытаются найти новых раков. Таким образом, замыкается жизненный цикл. Но, если зооспора прикрепилась к поверхности других видов ракообразных (дафнии, циклопы и т.д.) или личинкам насекомых, то цикл развития прерывается. Неподходящая жертва покидается. Если зооспора не найдет рака, она погибает. Зооспоры в состоянии оставаться живыми 3–9 дней в воде с температурой воды 10 оС. Но в илу − до 2 недель.

В местах, где кутикула рака инфицирована можно наблюдать темные пятна. Эти пятна возникают вследствие реакции иммунной системы хозяина (рака). Потемнение кутикулы – это первая реакция иммунной системы на паразитов. Меланин, который является причиной потемнения, препятствует росту и развитию микроорганизмов. У североамериканских раков в местах проникновения зооспоры в хитиновые покровы происходит утолщение и меланизация хитина, образуется капсула и заболевание локализуется только в хитиновых покровах тела, дальше покровов не пропускается. А инфицированный хитиновый покров сбрасывается при линьке.

Европейские виды раков не имеет такой защиты и рачьей чумой заражаются все ткани организма. Американские раки также подвержены этому заболеванию, но выработали механизмы защиты от болезни. У европейских видов раков болезнь ведет к гибели, у американских раков болезнь локализуется в кутикуле, которая сбрасывается при линьке.

Можно сказать, что североамериканские раки приспособились к рачьей чуме, в отличие от европейских, которым для борьбы с ней требуются стимуляторы иммунной системы и эволюционное время, чтобы достичь такого уровня защиты как у североамериканского рака.

Как можно распознать заболевших раков? Симптомы рачьей чумы связаны с развитием грибка. Заметно меняется поведение инфицированных раков. Нарушается суточный ритм активности: больные раки вылезают из убежищ и даже днем ползают по дну водоема, иногда выползают из воды на берег. Передвигаются при этом на выпрямленных конечностях, как на ходулях. Нарушается координация движений, часто падают на бок, переворачиваются на спину. Если они находятся в садках, то не реагируют на приближение человека, почти исчезает защитный рефлекс: нет угрожающего поднимания клешней, движения становятся вялыми, при вынимании из воды клешни свисают, потому что поражаются суставные сочленения конечностей, по этой же причине может происходить отбрасывание клешней и части конечностей. Заболевшие раки часто чистят клешнями ходильных ног глазные стебельки, брюшко. Проникая во внутренние ткани и развиваясь, грибок прорастает наружу через глазные отверстия и сочленения ходильных ног. На глазах или на суставах конечностей появляются белые налеты мицелия в виде хлопьев ваты, видимые даже невооруженным глазом.

От наших раковедов узнала я и о последних достижениях в области изучения рачьей чумы. Долгое время считалось, что рачья чума ведет к 100% гибели аборигенных раков Европы. Но недавние исследования зарубежных ученых с использованием методов молекулярно-генетического анализа выявили факты совместного достаточно длительного существования европейских раков и оомицетов рачьей чумы. Приводятся доказательства совместной эволюции европейских видов раков, как хозяина, и оомицетов рачьей чумы, как паразита. Эволюция возможна либо в сторону снижения вирулентности (заражающей способности) паразита, либо в сторону увеличения устойчивости хозяина (раков) к рачьей чуме, либо то и другое.

Исследования показывают, что со временем очень высокая смертность раков от рачьей чумы снижается. К тем штаммам, которые циркулируют в рачьих популяциях уже длительное время, у раков выработались определенные адаптации. Очевидно, следует пересмотреть старые взгляды на рачью чуму и ее влияние на выживаемость аборигенных видов раков.

К тому же эти публикации позволяют по-новому взглянуть на разработку и проведение мероприятий по расселению раков. Следует учитывать тот факт, что присутствие в водоеме европейских видов раков не является достаточной гарантией того, что в водоеме нет возбудителя рачьей чумы. Если возможно совместное достаточно длительное существование и A. astaci и европейских раков, то при выборе популяции-донора для расселения требуется оценка паразитологической ситуации в водоеме, потому что вместе с раками можно расселить в новые места и рачью чуму. Нельзя рассчитывать на быстрое увеличение численности переселяемых раков в новых местах обитания, если с раками случайно переселили и их заболевание – рачью чуму.

Пути и способы распространения рачьей чумы исследованы пока недостаточно. Но очевидным и доказанным является утверждение, что перенос этого заболевания осуществляется инфицированными раками, а также подвижными зооспорами, способными к активному плаванию.

Выходит, что перенести рачью чуму из одного водоема в другой человек может запросто орудиями лова, и не только человек, а и птички на своих лапках и оперении. Обращаюсь к раковедам со своими вопросами. Да, можно перенести вместе с орудиями лова.

Действенная профилактическая мера, не требующая особых затрат – просушка орудий лова (считается, что зооспоры вне воды погибают).

Ну а роль птиц и рыб в этом процессе еще слабо изучена.

Чем больше я узнаю от наших раковедов про раков, тем более симпатичными существами они мне кажутся. Вот гляжу на фото этого рака, ну чем не грустный взгляд преданной собаки?

Продолжение.

Фото А. Алехновича

2 комментария на «Татьяна Дерябина. ЕХАЛ ГРЕКА ЧЕРЕЗ РЕКУ — 3»

  1. Юрий Емельянов говорит:

    Как я понял, все же есть шанс сохранить аборигенных раков, так как появились особи, устойчивые к болезни? Со временем может развиться новая эволюционно продвинутая популяция. Вот только с загрязнениями просвета не видно …

  2. Юрий говорит:

    Жадность и алчность безмерна…
    Татьяна, наш с Вами договор(в комментах первой части) выполнить не представляется возможным. С апреля периодически захаживаю туда где прошлым летом водились раки — увы ни одной особи
    не встречаю. Зато сосед похвалиля, как с родственником ловил тем же летом раков ведрами! Не дадут раку восстановиться, протоптали целую тропу, только не для наблюдения и изучения, а для пожирания.
    И все же буду наблюдать, а вдруг…

Добавить комментарий