Татьяна Дерябина. ИЗ ЖИЗНИ ЧЕРНЫША. РОДИЛСЯ НА ТЮЛЕНЬЕМ.

По Тихому океану, по Охотскому морю, подчиняясь могучему древнему инстинкту, плыла в одиночестве самка северного морского котика.

Надо было спешить. Через несколько дней ей придется рожать на берегу острова, где 17 лет назад родилась она и куда неизменно приплывала весной − в очередной раз разрешиться от бремени, выкормить детеныша, зачать новую жизнь. Она помнила даже тот кусочек берега, где впервые появилась на свет и каждый раз, прибыв на остров, старалась занять место поближе к нему. Это была взрослая опытная самка.
1-1
Об этом свидетельствовали ее желто-белые усы, кое-где в шрамах шкурка и то, что она прибудет на остров в числе первых самок − такого же возраста или старше. Когда-то и она появлялась здесь не раньше середины июля, как это и положено молодым.
Давала себя знать усталость после вчерашнего изнурительного шторма. Самка, чуть изогнув туловище и сложив над водой вместе три ласта – передний и два задних – так что издали ее можно было принять за плавающий на боку кувшин с ручкой, расслабленно закачалась на темной воде. Она отдыхала. Ласты, лишенные волосяного покрова, сложенные вплотную друг к другу, позволяли экономить тепло.
На рассвете, словно зная, что скоро появится остров, уверенно рассекала телом водную гладь. Это подтверждали и косячки кайр, пролетающие над ней в том же направлении, и все чаще встречающиеся самки – поодиночке или по 2-3 вместе, следующие туда же.
Вот он, остров! Самка не задумывалась, почему из года в год преодолевает сотни миль и приплывает именно на этот, ничем, казалось бы, не примечательный островок, каких в океане немало. Когда-то, будучи молодой, не обремененной заботами о предстоящем потомстве, сбилась с пути. Ее увлекли за собой на северо-восток две такие же молоденькие самочки. Но что-то внутри воспротивилось, и она спешно повернула назад. Может быть, их остров был там, севернее, теперь она в этом уверена, т.к. потом не раз приходилось видеть котиков, плывущих в ту сторону. Иногда неудержимо тянуло вслед за ними, особенно в те далекие годы, но все-таки каждый раз она неизменно поворачивала на запад.
С первыми лучами солнца самка плавала у родного острова. Выбраться на берег не спешила, примериваясь, где бы удобнее выйти к своему обычному месту. К тому же хотелось осмотреть остров со стороны, ведь она отсутствовала здесь семь месяцев. Ей нравилась эта кратковременная пустынность лежбища, нарушаемая лишь фигурами секачей, расположенными в шахматном порядке, да деревянными столбами, разгораживающими его на участки.
1-3
А еще раньше, вплоть до середины мая, здесь не было ни души, лишь выброшенные штормом и выбеленные солнцем и водой бревна и доски, одиноко валялись на берегу. Спустя пару дней тишина пляжа была нарушена. Территория лежбища делилась первыми прибывшими секачами. Их было совсем немного, около 20, но к появлению самки их фигуры чернели уже по всему восточному побережью.
1-2
7 июня на лежбище насчитывалось всего 3 щенка.
1-4
И даже многочисленное царство кайр было не в полном сборе и только приступило к откладке яиц.
С каждым днем население острова будет увеличиваться. Малочисленные обособленные группки зверей (гаремы, во главе которых крупные самцы секачи) разрастутся, сольются и растекающейся живой массой заполнят всю территорию лежбища.
1-5
1-7
1-8
1-9
1-11
1-10
1-12
И не только лежбища, но и пологие склоны, деревянные площадки, специально устроенные для увеличения площади, которую могут занять котики.
1-13
1-14
Ну а сейчас ей предстояло прорваться сквозь ряды секачей, каждый из которых будет весьма настойчив в попытках задержать ее у себя. Годы и опыт подсказали ей единственно верную тактику – временно уступить и, усыпив бдительность, действовать по-своему. Секача, ринувшегося ей навстречу, не удостоила вниманием, ловко увернувшись в сторону.
1-15
Никакого интереса этот «жених без квартиры» не представлял. Ведь это был один из резервных секачей, которые сплошной лентой опоясывали берег лежбища.
1-17
Из их числа частично обновлялся состав гаремных секачей. А пока они не имели своей территории на лежбище, и в их обязанности входила охрана его от проникновения холостяков (самцов в возрасте 3-5 лет). На все уловки с другими секачами, уже территориальными (имеют территорию, но не имеют самок), ей пришлось затратить немало времени.
1-18
Но вот, наконец, она на своем месте. Черно-бурый огромный самец возбужденно зацокал ей навстречу. Узнал ли он ее? Если даже и нет, обиды никакой. Она у него не единственная, их будет свыше 30. Тщательно обнюхав, секач оставил ее в покое.
dsc00515
Время их любви еще не пришло. Самка потом сама подскажет ему. А сейчас хлопот у него хватает. Встретить прибывающих самочек, перехватить у соседа парочку, обойти границы своего участка и не раз, не два, а десятки. Всячески дать понять окружающим, что будет стоять насмерть, и не уступит ни пяди своей территории.
1-20
Не зря же приплыл сюда одним из первых. Иногда и соседу придется помочь, когда вдруг, откуда ни возьмись, нахально ворвется с моря чужак-секач явно не с благими намерениями. А уж соседей своих после окончательного распределения территории на лежбище он «знал в лицо». И они его. И не один год.
Трое суток отдыхала самка после продолжительного трудного пути. Детеныш появился на рассвете и к ее удивлению не головой вперед, как положено, а ластами. Этот ответственный момент занял чуть меньше полминуты. Она легонько прихватила зубами околоплодную оболочку на его головке, в которую он был упакован, как в мешок, слегка потрясла, потом – на спине и так до тех пор, пока этот мешок не свалился с него полностью. Быстро, как бы массируя, прошлась зубами по шерстке, время от времени энергично встряхивая щенка. Рывками головы отбросила по частям плаценту, ну а болтавшаяся пуповина высохнет и отпадет со временем сама. Никто этому ее не учил, но она знала, что именно так и надо поступать. Мокрый, дрожащий детеныш зашевелился, закашлялся, чуть приподнялся на передние ласты, открытые глаза как бы подернуты пленкой. Если бы не ласты, да свернутые в трубочку маленькие ушки, это был бы симпатичный щенок собаки.
1-21
Короткая шерстка черного цвета. Настоящий Черныш! Убедившись, что с новорожденным все в порядке, самка успокоилась и прилегла, подтянув щенка к набухшим соскам.
1-22
Ее первый детеныш погиб сразу же после родов. Это было много лет назад, когда ей исполнилось всего четыре года. Роды были затяжные и трудные, на помощь пришли соседки. Общими усилиями щенок был вытащен, но она, испуганная и потрясенная необычным для нее состоянием, растерялась. А когда пришла в себя и разорвала зубами оболочку, было уже поздно − задохнулся. Сутки она не отходила от него, прогоняя не только любопытствующих щенков и самок, но и самого хозяина гарема. Наконец, смирившись с потерей, ушла в море, а по возвращении поменяла свое место.
Первые сутки Черныш только спал и ел, согреваясь около матери. Ночами было прохладно, ведь в июне даже дневная температура не превышает шести градусов. Прошло несколько дней, Черныш и не заметил, как очутился в компании таких же малышей.
1-22-0
Место, где обособленно от взрослых собирались одни щенки, называемое детской площадкой или детскими яслями, играло важную роль в их жизни. Таких площадок на всем лежбище пока было только две. С каждым днем их количество будет возрастать, как и число щенков в них.
1-23
1-23-0
1-24
1-24-0
Маленького, одинокого детеныша, временно покинутого матерью, ушедшей в море на кормежку, поджидает немало опасностей. Его могут задавить или покалечить секачи при драках, затоптать самки при всеобщей панике, ночью можно здорово продрогнуть одному на сыром от тумана песке и заболеть. А еще, лишившись матери, погибнуть от истощения или утонуть во время прилива. Именно на первые четыре недели после рождения приходится наибольший процент смертности детенышей. Такая форма организации молодняка при существующем на лежбище ритме жизни и довольно жестких нравах весьма целесообразна. К середине июля около полутысячи малышей самого различного возраста на месте этого первого маленького пятачка образуют огромное черное пятно. И с этим явлением окружающим приходится уже считаться. Одни секачи, по-прежнему, не обращая внимания на скопление щенков, будут прокладывать себе дорогу в любом месте. В возрасте четырех недель детеныши сами научатся избегать подобной опасности − разбегаться в стороны от дерущихся или бегущих секачей. А пока они мирно спят, привалившись друг к другу, не очень-то страдая от отсутствия матерей, которые покинули их после 3-5 дневного пребывания на суше. Ушли кормиться в море и надолго – на 5-8 суток. Детенышу вполне хватает на этот период той порции питательных веществ, содержащихся в молоке матери, которую он получил. И не только для утоления голода, но и для прибавки в весе. На пятые сутки пребывания Черныша на площадке его, спящего, кто-то обнюхал и требовательно, зубами ухватив за шерстку, притянул к себе. Вернувшаяся мать, не найдя его на прежнем месте, обследовала прилегающие участки и обнюхала не один десяток щенков. Через 4 дня она вновь ушла в море. Черныш не скучал. В свободное от сна время (а спал еще помногу) отваживался на небольшие путешествия вокруг детской площадки. Ему было интересно все: и округлые камешки, на которых он лежал, и непонятные звуки, раздающиеся вокруг, и такие же черненькие, лежащие рядом с ним щенки. По ночам, забравшись в самую гущу тел, Черныш спокойно засыпал. А днем вокруг площадки разворачивались интереснейшие события, в которых он пока не очень-то и разбирался. Слетев со скалы, торопливо просеменила мимо него, вспархивая крыльями, кайра. Черныш в ужасе зажмурил глаза, шарахнулся в сторону. Такого он еще не видел, и как в этом случае поступать − не знал. А кайра, миновав щенков, прямо по телам самок, беспрепятственно продвигалась к воде. Самки или беззлобно огрызались ей вслед или же не обращали внимания. Черныш тут же уяснил − объект не опасен, можно и приблизиться к нему. А однажды прямо через детские ясли пробежал к воде огромный секач, подминая под себя маленькие тельца. Рядом с Чернышем опустился широкий ласт, чуть задев его. Сжавшись в комок, Черныш, как мячик, откатился в сторону. Щенки сбились в кучи, напирая друг на друга. Лишь в самом центре площадки неподвижно остался лежать детеныш, да рядом с ним пытался приподняться второй. Черныш отделался испугом. Впервые ощутил себя очень маленьким и совершенно беззащитным; пронесшаяся рядом почти двухсоткилограммовая туша реально дала ему это почувствовать.
dsc00535
(Продолжение следует.)

4 комментария на «Татьяна Дерябина. ИЗ ЖИЗНИ ЧЕРНЫША. РОДИЛСЯ НА ТЮЛЕНЬЕМ.»

  1. Александр Гладкий говорит:

    Уважаемая Татьяна. Гляжу на Ваши фото и удивляюсь, насколько похожи пляжи котиков и людей!

    • Юрий Емельянов говорит:

      И впрямь сходство есть!

  2. Татьяна Дерябина говорит:

    На самом деле там очень сыро и холодно. Тюлений — остров туманов.

    • voinovdima говорит:

      Татьяна, это поправимо. Главное маркетинг. Он может даже дырку от бублика сделать имиджевой и предметом понтов 🙂
      Вспомните как «все приличные» совки рвались в отпуск на Черное море — полежать на вонючем пляже, поплавать среди говняшек и позаниматься кустотерапией. Зато потом можно рассказывать, рассказывать… И сейчас география шире, но смысл тот же.

Добавить комментарий