Татьяна Дерябина. КРАСНОКНИЖНОМУ ШИРОКОПАЛОМУ РАКУ – ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ.

В эту весеннюю экспедицию по расселению краснокнижного широкопалого рака я напросилась заранее. Экспедиция – громко сказано. Всего-то два человека выполняли весь цикл работ. Но это раковеды  с большим опытом – cотрудники ГНПЦ по биоресурсам, Алехнович Анатолий и  Молотков Дмитрий. А я – любопытствующий наблюдатель и ответственный по кухне. Ничего серьезного мне, конечно же, не доверили.

Запланированное мероприятие – часть работы по сохранению редких видов живой природы, которая финансируется международным грантом. По отношению к широкопалому раку, который является глобально угрожаемым видом,  важнейшая природоохранная мера – создание новых популяций исчезающего аборигенного вида путем вселения в благоприятные для его жизнедеятельности места обитания. В этом направлении это отнюдь не первые шаги. В предыдущие годы широкопалый рак был вселен в озера Миличино, Белое Глубокского района и озеро Осиновское Витебского района, а также пруд Никольский Дрибинского района.

Так уж, очевидно, сложилось исторически, что нет у белорусов осознания исключительности этого аборигенного вида. А ведь он имеет  очень высокую экологическую значимость и коммерческую стоимость. На мировом рынке это дорогой, весьма привлекательный, деликатесный продукт питания; стоимость его в 5-10 раз выше в сравнении с другими речными раками. К тому же, это возобновляемый природный ресурс и, похоже, что его использование в рекреационных целях никогда не выйдет из «моды». Какой культ из широкопалого рака сотворили в скандинавских странах! Сделали не только модным продуктом, но и поводом для всенародного праздника. В Швеции, Норвегии разрешено ловить рака лишь 7 дней в году. И вот в эти дни на мероприятие «Рачьи встречи» почти все население едет ловить широкопалого рака. Представляю, какой это увлекательный и впечатляющий отдых, и сколько пива в эти дни выпито!

Это сейчас широкопалый рак в Беларуси является краснокнижником, но ведь ситуацию можно изменить. Я поражаюсь размаху работ по расселению широкопалого рака в европейских странах. В Литве его уважают издавна: с 1952 по 1964 гг. в 51 озеро было выпущено около 1,5 млн. особей этого вида. Во времена Советского Союза в Литве существовала лаборатория по изучению раков под руководством Я.М. Цукерзиса. Это масштабное расселение −  его заслуга. В Эстонии за период 1996-2008 гг. свыше 250 000 особей различного возраста были переселены в более чем 100 естественных водоемов. Во многих странах Европы существуют программы по сохранению и увеличению численности широкопалого рака. Швеция, Норвегия, Финляндия – мировые лидеры по охране этого вида. Так, в Финляндии в соответствии с региональными программами по управлению популяциями широкопалого рака предусмотрено в каждом из 14 регионов ежегодно создавать одну новую популяцию этого вида. Остается только позавидовать такому серьезному подходу.

Откуда брать раков и куда вселять? Эти вопросы были подготовлены нашими раковедами  согласно многочисленным требованиям к биологическому обоснованию на вселение раков. Одно из них − маточный и намечаемый для зарачивания водоемы должны относиться к одному и тому же крупному речному бассейну. В данном случае – к бассейну Немана. В качестве донорского водоема раковеды предложили использовать заброшенные карьеры бывшего кирпичного завода у д. Мороськи (Молодеченский район), образовавшиеся после прекращения добычи глины.

Карьеры соединялись между собой.

Обитали здесь исключительно широкопалые раки.

Напомню основные отличительные особенности широкопалого  в сравнении с промысловым нашим видом – длиннопалым раком.

Клешни у широкопалого широкие и хорошо развиты, снизу – красно-коричневого цвета.

У длиннопалого – длинные и узкие. Карапакс (спинная часть панциря раков)  – гладкий и без шипов, у длиннопалого покрыт шипами. Но эти два признака просматриваются хорошо лишь у взрослых особей. Поэтому лучше всего сразу смотреть на боковые края рострума. Рострум – это выступ (клюв), которым оканчивается передняя часть панциря раков. Боковые края рострума у широкопалого рака (над глазными выемками карапакса) без зазубрин.

Именно этот признак можно уверенно использовать для отличия его от длиннопалого рака, имеющего зазубрины.

По мнению наших специалистов, плотность раков в карьерах чрезвычайно высокая. Откуда они появились здесь? Это целая история. Несколько лет назад к нашим раковедам обратился Воробьев Игорь Михайлович, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства с просьбой обследовать запасы рака в карьерах, определить лимит вылова для налаживания промысловой добычи рака. В 2012 г. карьеры были обследованы. Химический анализ воды показал высокое содержание кальция, что является положительным фактором для раков.  Раки встречались в большинстве из 18 карьеров. Но это был не длиннопалый рак (промысловый вид), как предполагал И.М. Воробьев, а широкопалый и популяция его была относительно многочисленная! Ее взяли на заметку, чтобы рекомендовать для использования в качестве донорской при проведении работ по расселению и созданию новых мест обитания краснокнижного вида. В дальнейшем состояние популяции   контролировали. Много лет назад широкопалый рак водился в р. Нарочанке, протекающей вблизи этой местности. По-видимому, кто-то вселил рака из этой речки в карьеры. В настоящее время такая вот «самодеятельность» населения по переселению раков, вроде бы и из хороших побуждений, может нанести огромный вред популяциям наших аборигенных раков. Ведь могут по незнанию и американского полосатого рака  самовольно запустить. В водоемах Беларуси он появился в 1980-ых годах и в настоящее время отмечен во многих реках бассейна р. Неман. Этот чужеродный инвазивный вид способен переносить рачью чуму, одновременно оставаясь достаточно резистентным к этому заболеванию, что делает его чрезвычайно опасным для европейских аборигенных видов раков.

Уже с самого утра телефон А. Алехновича не замолкал. Все звонившие беспокоились – а смогут ли выловить необходимое для переселения количество раков? Разрешение на отлов краснокнижного вида, полученное в Минприроды, было оформлено на 200 особей. Для редкого исчезающего вида отловить 2–3 сотни особей иногда оказывается невыполнимой задачей. Звонки явно напоминали исполнителям об ответственности за проводимое мероприятие. По этому поводу среди присутствующих волновалась лишь я. Раковеды были спокойны, поскольку состояние популяции им было известно.

В ход были пущены все имеющиеся орудия лова. Одиночные раколовки, спаренные и даже пару раколовок китайского производства.

Все они во избежание заноса какой-либо инфекции предварительно были опущены в ванны  с формалином. Ближе к вечеру раковеды взялись за их установку на ночь, ведь раки наиболее активны перед закатом и рассветом.

Прилегающая к карьерам местность весьма живописна и по-весеннему нарядна.

Почва глинистая и местами как камень.  Тщательно обследовала близлежащую гряду холмов, ведь тип почвы идеальный для устройства барсучьих нор. Барсучье поселение я нашла, но уже давно нежилое. Зато обнаружила вдоль узкого ручья  90 экземпляров пальчатокоренника (из орхидных). Какого именно – не определила, растения еще не цвели.

А среди  выброшенного рыбаками мусора – несколько экземпляров еще какого-то орхидного.  Каждый раз, созерцая на природе кучи мусора, охватывает  какое-то беспросветное отчаяние. Ну что же мы как оккупанты на чужой земле! И никакая вокруг природная красота и благодать не в состоянии остановить нас в этом неосознанном преступном загрязнении родной земли.

Ночевали в палатках прямо на берегу, иногда выходили, прислушивались к шуму, плеску воды. Несколько лет назад именно здесь при обследовании карьеров наши раковеды понесли моральный и материальный урон – местные жители сняли почти все их раколовки. Остаться без ловушек в разгар полевого сезона – это катастрофа, это очень обидно! Не сомневаюсь, что  раковеды в тот момент употребляли совсем другие слова.

Утром подняли ловушки.

Уже первые две дали уверенность, что с отловом справимся. Раколовки  были обследованы и снова поставлены на отлов раков. Затем принялись за обычные процедуры: снять промеры, отметить пол, наличие яйценосных самок, особенности развития, случаи отсутствия клешни, признаки заболеваний и пр.

Я присаживаюсь рядом с А. Алехновичем, который рассматривает каждую особь. Интересно слушать объяснения специалиста. То, что здесь много самцов с нехваткой клешни (используются раком для самозащиты и нападения) – характерно для популяций с высокой плотностью.

Небольшие размеры особей указывают на наличие промыслового пресса на популяцию. Все понятно, по берегам карьеров – и коттеджи, и скромные постройки дачных кооперативов. В уловах преобладали самцы. Алехнович А. поясняет  ситуацию: время сейчас такое – яйценосные самки готовятся к появлению личинок  и поэтому активность у них низкая.  Измеряли их очень бережно. В данном случае к ним особое отношение, ведь они дадут потомство уже в новых условиях обитания, заложат основу будущей популяции.

Отмечена особь с признаками (белое брюшко) инфекционного заболевания, так называемая «фарфоровая болезнь». Она передается при поедании больных раков, т.е. в случае каннибализма, который усиливается  при высокой плотности особей.

 

Среди копошащихся раков красочное пятно –  особь ярко-голубой окраски.

Такие встречаются редко. Интересно, где это рак ползал, приобретая такую покровительственную окраску соответственно условиям окружающей среды.

Наши раковеды выбрали наиболее эффективный по их мнению метод зарачивания – вселение половозрелых разновозрастных особей, включая и яйценосных самок, и именно в весенний период, до того как личинки выклюнутся из яиц. Этот метод был опробован ими ранее при расселении длиннопалого и широкопалого раков. Использование яйценосных самок для переселения в новые места обитания имеет очень мало примеров в мировой практике, поскольку лов и перевозка яйценосных самок весной (до выклева личинок) – дело  хлопотное.

 

С Молодечно подъехала телевизионная группа с начальником Молодеченской райинспекции Владиславом Викторовичем Черновым.

С удовольствием наблюдала за их работой, пока меня заслуженно не шуганули, как посторонний объект. Ну а потом заморосил дождь и на следующий день тоже. И вообще было холодно. Что отнюдь не помешало следующему удачному улову. А для перевозки раков, оказывается, это просто идеальная погода.

Раков перевозят без воды, так как в воде достаточно быстро используется ими растворенный кислород, а его поступление из воздуха осуществляется медленно. Раки живут без воды до тех пор, пока не высохнут их жабры. Во время перевозки при холодной и сырой погоде жабры у раков долго остаются влажными.

Поскольку данное мероприятие было под эгидой  ПРООН, приехали и его представители.

Выловленных раков поместили в корзины. Самочек отдельно, важно не допустить потери яиц во время перевозки.

Во второй половине дня мы уже в Новогрудском районе, где запланировано место выпуска раков. По дороге останавливались у водоема, погружали корзины в воду – раки «требовали освежиться». С удовольствием отметили, что перевозка раков прошла без потерь. Место вселения раков – водохранилище у живописного местечка Литовка, где нас уже поджидал Гайшун С.Ф., главный специалист Новогрудской райинспекции.

Выстроенный у водохранилища  комплекс построек  – это какая-то чудная фантасмагорическая сказка, завораживающая, уносящая в мир детства, фантазий и  творчества. Каждая деталь строения – необычна глазу и поражает замыслом и исполнением.

Широкопалому шляхетному раку здесь самое место!

Корзины опускают в воду и осторожно опорожняют.

(27,28)

Будем надеяться, что раки здесь приживутся и станут местной достопримечательностью, как  этот сказочный комплекс.

Подобные мероприятия, проводимые раковедами, непременно будут содействовать увеличению численности этого вида, его распространению по водным объектам  Беларуси. Очень нужна поддержка этим работам, а точнее – настоятельно нужна ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРОГРАММА ПО СОХРАНЕНИЮ И УВЕЛИЧЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТИ ШИРОКОПАЛОГО РАКА, которая обеспечит постоянный характер этих работ, широкомасштабность и своевременность их, возможность экспериментов. И  тогда не придется нашим раковедам ходить с протянутой рукой, просить, кланяться, пристраиваться к посторонним темам, как-то выкручиваться.

В планах о светлом будущем широкопалого рака в наших многочисленных озерах и реках стоит замахнуться и на максимум –  выведение его из Красной книги и ожидаемый в перспективе экономический эффект. По мнению специалистов, при всех благоприятных обстоятельствах это может осуществиться не раньше, чем через 20 лет. Дождемся! Очень хочется, чтобы, как и в былые времена, шелестели раками наши озера и реки.

Я благодарна  нашим раковедам за предоставленную мне возможность ощутить себя чуть-чуть причастной к зарождению новой популяции широкопалого рака.

2 комментария на «Татьяна Дерябина. КРАСНОКНИЖНОМУ ШИРОКОПАЛОМУ РАКУ – ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ.»

  1. voinovdima говорит:

    Да уж, печально. 2 старика спасают раков для всей страны. А государство их травит …

  2. Юрий говорит:

    И еще печально, что проведают про данное событие любители пива с раками. И не остановит их Красная книга. Ведь, до недавнего времени, в Литовку ездили толпы туристов, в сказочное поместье на берегу. Бывал и я не раз. Места красивые. Сейчас там наверное его (поместье) парикрыли после смерти хозяина.

Добавить комментарий