Татьяна Дерябина. ОСТРОВ ТЮЛЕНИЙ. ИЗ ОКНА НАБЛЮДАТЕЛЬНОЙ ВЫШКИ.

ЛЕЖБИЩЕ КАК НА ЛАДОНИ

Стоит только один раз забраться на это шатающееся от ветра строение, слегка выдающееся в сторону лежбища котиков, прильнуть к окуляру зрительной трубы и вы «заболели», в самом хорошем смысле. Лежбище как на ладони. Где еще вот так сможете увидеть у зверя, пребывающего 6-7 месяцев в году в водной стихии, самые важные и интимные моменты в его жизни − рождение детенышей, кормление, спаривание; ощутить ритм гаремной жизни, разобраться во всей иерархии царящих на лежбище отношений, проследить ожесточенные драки секачей-соперников, почувствовать себя счастливым от увиденного. Каждый час, проведенный на вышке, с лихвой вознаграждает наблюдателя, проявившего интерес, внимание и терпение.
На термометре, прикрепленном к вышке со стороны лежбища, плюс 8º С. Это, пожалуй, оптимальная температура для котиков. Сегодня и потом в течение всего полевого сезона мне предстоит провести здесь много часов. Я буду изучать половую активность секачей для ответа на важный вопрос – роль гаремных, территориальных и резервных секачей в процессах воспроизводства, их оптимальное соотношение для более полного покрытия самок. Для промысловиков он звучит по-другому – сколько надо изымать холостяков (самцов в возрасте 3-5 лет), чтобы впоследствии обеспечить это оптимальное соотношение.
Своих подконтрольных секачей cтараюсь запомнить в «лицо». Это совсем не трудно. Помимо внешних особенностей, у каждого свой характер. Первым делом отбираю яркие индивидуальности. Вот красивый секач, выделяющийся черной окраской меха.
%d0%b0-1
Украшают его и длинные, белые, свисающие на грудь усы. Получает кличку Дон-Жуан. У секача, лежащего в самом центре участка, на груди темно-рыжее пятно, а на ласте проглядывает вросшая в кожу металлическая метка. С трудом удалось установить по ней возраст зверя –13 лет. Секачей старше 14 лет, судя по прочитанным меткам, на гаремном лежбище мы не встречали и самок старше 23. Хотя известно, что предельный возраст самок – 33 года, а самцов – 17 лет. Впрочем, у старших по возрасту котиков метки могут быть уже утеряны. Его сосед – отчаянный драчун! Правый нижний клык сломан, губа разорвана и теперь эти давно зажившие раны придают ему бравый, ухарский вид.
%d0%b0-2
Действительно, шрамы только украшают мужчину!
Недалеко от вышки секач, которого мы недавно пометили краской. Гарема у него нет. Лежал, привалившись к забору, равнодушный ко всему и только заслышав из окна вышки щелчок моего «Фотоснайпера», зло косился по сторонам, или же, сделав с ревом грозный выпад в сторону окна, опять укладывался на землю. Создавалось впечатление, что он прибыл сюда исключительно для того, чтобы вот так беспечно проваляться на песке все лето, да держать в страхе наблюдателя на вышке.
%d0%b0-3
Но меня уже не проведешь, некоторые азы поведения с котиками успела усвоить. К безгаремному секачу можно подойти на 2-3 м. Иногда они делают при этом безразличный вид (лежа, почесывают когтями задних ласт шкуру) или же, угрожающе хоркая, бросаются вперед, пытаясь испугать. Но если взмахнуть руками или сделать движение вперед, то зверь отступает. Совсем другое дело гаремный секач! Подойти к нему – это уже риск. Оскалив зубы, с рыком и открытой пастью быстро бросается на человека.
%d0%b0-5
Влево от вышки возвышается деревянное сооружение в виде площадки с перилами, двумя трапами, построенное с целью увеличения площади гаремного лежбища.
%d0%b0-4
Звери охотно заняли ее. В первый же год здесь разместилось 2 секача и 70 самок, на следующий год – уже 3 секача и около двух сотен самок. А сейчас на деревянной площадке беспокойно суетится вокруг своего небольшого гарема лишь один самец. Пока он единственный Хозяин всей площадки. Но знает, что вскоре предстоит либо отстоять ее в борьбе, либо поделить с кем-то. Потому-то так часто и издает грозные предупреждающие звуки и устраивается не в центре или на краю гарема, а совсем даже поодаль – прямо у схода на трап, загораживая своим телом проход на площадку. Ведь только отсюда может появиться противник.
Некоторых самцов пришлось запоминать, зарисовывая особенности конфигурации кожистой оторочки ласт. Они индивидуальны у каждого зверя, так же как и кожные линии на внутренней стороне ласт. Запомнить самочек я и не пытаюсь. Их слишком много, и они как на одно лицо, без специальных меток не обойтись.
%d0%b0-6
Самок, только недавно прибывших на остров, легко отличить. Их чистенькие светло-серебристые на груди шкурки сразу же выдают время их прибытия.
%d0%b0-7
Через несколько дней слой жира, покрывающий волоски их шкурок, окислится и побуреет на воздухе и они сольются с общей массой самок темно-бурого цвета.
Большими скачками от моря через все лежбище прямо к трапу деревянной площадки пробежал огромный секач. Вот и пришло время отстаивать свои права Хозяину площадки. Я сравниваю соперников. Конечно, Пришелец (так я его наспех окрестила) значительно крупнее, но у Хозяина явные территориальные преимущества. Мне пришлось отложить свои записи – необычно жестоким и яростным было начало сражения. Намерения Пришельца ясны: взобраться по трапу на площадку, захватить некоторую часть ее. На него, в три скачка одолевшего почти весь подъем по трапу, обрушился сверху мощный удар, вобравший в себя всю тяжесть тела Хозяина. Пришелец попятился, отступил, но ненадолго. Прорвался на площадку. Прочно опершись задними ластами, они столкнулись грудью, сцепились, переплелись шеями. Кто же первый сдвинется с места? Но, успев оценить силу друг друга, тотчас отскочили, чтобы в ход пустить острые клыки. Пришелец вновь оказался на трапе. Маленькие в сравнении с туловищем головки секачей так и замелькали. Стремительный выпад шеей, рывок, другой и вот уже на груди Хозяина зияют рваные раны. Но больше всего доставалось незащищенным, оголенным ластам, они ведь как раз пришлись на уровне пасти Пришельца.
Возвышенное положение Хозяина, давая ему преимущество в ударе сверху, в схватке открывало противнику наиболее уязвимые места. Зато загривок Пришельца был как раз у его носа. Но пасть забивает густая длинная шерсть, а кожу никак не ухватить, она течет, ускользает, ведь под ней упругий, толстый слой жира, играющий в этом случае защитную роль. Драки секачей, по причине создаваемой ими смертельной опасности перегрева тела этих животных, закованных в броню сала и шерсти, обычно кончаются очень быстро. Задыхаясь и хрипя, секачи припали друг к другу, и ни один из них был не в состоянии нанести очередной удар. Они вдвоем съехали по доскам вниз. Хозяин тут же вскочил и тяжело взобрался по трапу. Пришелец медленно двинулся к морю. Победитель улегся на свое прежнее место и долго лежал неподвижно, изредка поднимая израненную голову и издавая громкий хриплый рев. На месте левого верхнего клыка зияла дыра. Над глубоко располосованными ластами уже кружились мухи. Сквозь всклокоченную шерсть то тут, то там на теле проступали темные расплывающиеся пятна крови.
У холостяка, проникшего каким-то образом на лежбище, на правом переднем ласте необычная метка – пластмассовая, бледно-розового цвета, с порядковым номером 276. Это пожаловал в гости на Тюлений холостячок с островов Прибылова. У неполовозрелых котиков тяга к месту рождения выражена не в такой степени, как у зверей старших возрастных групп и поэтому некоторых из них можно встретить далеко от дома. Но с наступлением половозрелости у большинства котиков путь один – к родным берегам. Лишь 1-3% котиков тюленьевской популяции меняют свое место жительства – остров Тюлений – на другие острова. А на Тюленьем регистрируют приход зверей с других лежбищ. О месте рождения, о точном возрасте узнаем мы по меткам. Метка – небольшая прямоугольная пластинка из нержавеющего монель-металла.
%d0%b0-8
На поверхности нанесен своеобразный «шифр» – сочетание букв и порядкового номера. Иногда волной выбрасывает на берег метки многолетней давности, а несколько раз мне попадались алюминиевые, почти невесомые, иностранные метки. Они были укреплены на ластах у двухсот самцов трехлетнего возраста на островах Прибылова в 1927-1929 гг. Перебирая их в руке, невольно задумываешься: как давно они очутились здесь, эти истонченные, обкатанные галькой, потускневшие пластинки, какова была судьба зверей, помеченных ими.
Ежедневно, вооруженные биноклями и зрительными трубами, отправляемся мы на свои участки считывать метки с залегающего зверя.
dsc00538
Результаты этой работы позволят не только выяснить возрастной состав, процент смешиваемости зверя на лежбище, но и раскрыть некоторые стороны их поведения, образа жизни. Вот эта самочка уже третий год подряд занимает одно и то же место. Внешне она ничем не отличается от своих соседок, и лишь ее метка говорит нам о том, что родилась она на острове Беринга. У самки только что вышедшей из воды, ярко поблескивает пластинка, но прочесть ее сразу не удается. Но вот она останавливается, и я отчетливо вижу в зрительную трубу ее шифр – К1208. Ну, наконец-то, появилась эта нерадивая мамаша! Уже вторую неделю в моих записях не отмечается на этом участке ее метка. Девять дней кормилась самка в море, покинув на берегу своего детеныша.
Питание котиков происходит только в море и наиболее интенсивно они питаются в морской период своей жизни и в меньшей степени – в период размножения и линьки, пребывая на острове. А пищей им служат рыбы, головоногие моллюски (минтай, сайра, лососи, анчоус, кальмары). Суточный рацион – 1,5-2,5 кг рыбы. У зверей, периодически отправляющихся с острова на кормежку в море, по возвращении пища успевает усвоиться, поэтому вопросы питания не включены в программу наших береговых исследований. Но на лежбище на песке иногда валяются комочки не переваренной пищи – отрыжка котиков. Она разного цвета в зависимости от вида рыбы. Нам интересно узнать – какой рыбой питаются котики вблизи Тюленьего. Добросовестно вспоров не одну сотню желудков убитых на промысле холостяков, мы кое-что там находим. То это отолиты, по которым можно будет у ихтиологов определить вид съеденной рыбы, то клювы кальмаров, их бывает в одном желудке множество. А вот и отличный японский рыболовный крючок, вызвавший прободение и незаживающую язву желудка. Песчинки, камешки разных размеров, комочки водорослей, недавно проглоченная муха, рыбьи позвонки – все это тщательно извлекается из складок слизистой ткани желудка, на первый взгляд совершенно пустого при поверхностном осмотре. А в это время в лаборатории вывариваются в котлах верхние челюсти добытых зверей. Нас интересуют лишь верхние клыки, по слоистой структуре которых мы определяем возраст зверя. Методика определения возраста морских млекопитающих по зубам считается достаточно разработанной, но, как и в каждом деле, нужна практика. Среди исследователей, занимающихся морскими котиками, признанным «специалистом по зубам» считается доктор Казумото Йошида, по профессии анатом (Япония). Какова же была наша радость, когда мы узнали, что согласно международной договоренности, доктор со своим ассистентом будут проводить свои исследования в 1980 г. на нашем острове.
dsc01422
Несколько раз мы приглашали его к вываренным клыкам котиков в качестве консультанта. Он искренне и охотно делился своими профессиональными секретами, но для нас они так и остались секретом, поскольку переводчика на острове не было.
А у деревянной площадки разворачиваются тем временем интереснейшие события. Появился очередной Претендент на обладание площадкой. Подозрительно спокойно лежит он внизу у самого входа на трап, никаких попыток проникнуть наверх. Он, кажется, даже спит, сморенный жарой. Хозяин площадки не раз тревожно бросает взгляд в его сторону, успокаивается и, положив голову на доски, дремлет. Рассматривая Претендента, замечаю, что очень медленно, сантиметр за сантиметром, он скользит по трапу вверх. Поднял голову Хозяин, заподозрив неладное. Движение тут же приостановилось. Конечно же, безмятежно развалившаяся в начале трапа туша чужака никак не настраивала Хозяина на воинствующий лад. «Ну и хитрец!» – удивляюсь я. А может это мне кажется? И я глазомерно засекаю ориентиры на трапе. Вскоре расстояние между ластом Претендента и концом трапа начинает заметно сокращаться, а когда до Хозяина остается чуть меньше полпути, он делает рывок. Проскочил прямо перед носом Хозяина. Очень обидно за владельца площадки. В жестокой драке честно выиграл сражение, а тут так быстро и легко обошли его хитростью.
(Продолжение следует.)

2 комментария на «Татьяна Дерябина. ОСТРОВ ТЮЛЕНИЙ. ИЗ ОКНА НАБЛЮДАТЕЛЬНОЙ ВЫШКИ.»

  1. Леонид говорит:

    Спасибо Татьяна. Очень интересно. Я помню по срезу зубов определяли и возраст бобра. А срез делали наискосок. Тогда кольца шире.

  2. Юрий Емельянов говорит:

    Как по-разному действуют Претенденты — все как у людей: кто в честный бой вступает, а кто хитростью берет или еще как-то.

Добавить комментарий