Татьяна Дерябина. Раки. Часть 1. ЕХАЛ ГРЕКА ЧЕРЕЗ РЕКУ …

 

Пожалуй, раки меня интересуют больше как объект природы, а не как продукт потребления.

Ну что там можно выковырять съедобного человеку, когда-то частенько потреблявшему дальневосточных крабов? Мужской пол смотрит на это иначе. Похоже, для мужчин это просто ритуал к пиву и не важно, что будет в руке – огромная клешня камчатского краба или маленький «ошметок» рака. Впрочем, не совсем так. Такая клешня уже сама по себе еда, а вот «ошметок» − ну очень удачно вписывается именно к пиву. Его смакуют, обсасывают, добытый крохотный кусочек мяса (называть этот деликатес мясом слишком грубо) запивается глотком пива. Есть и такое авторитетное мнение: «по нежности, аромату, даже по вкусу с рачьим мясом не сравнится никакая рыба: ни осетровая, ни лососевая, ни угорь, а крабы, лангусты, омары и креветки, всяк по-своему, но лишь отдаленно напоминают рака». По-видимому, стоит пересмотреть свое отношение к ракам. В Европе они оцениваются как весьма деликатесный продукт питания и цена на них стремительно растет, как на модный продукт. Страшно даже подумать, но в Швеции может доходить до 150 евро за кг.

Проходя в торговых центрах мимо аквариума с раками, всегда обращаю внимание на адрес поставщика − Армения, иногда Россия. Местных раков в магазинах я стала видеть только  последние 2 года. Почему в стране рек, речушек и озер такая ситуация с раками. Они исчезли? Это «заброшенный», не исследуемый объект? Или нет у нас предприимчивых людей, еще не опустивших руки? А может все не так уж и похоронно?

Представьте себе наши агроэкоусадьбы, где гостям к пиву и не к пиву подают раков. Возможно, это та самая изюминка, которой так не хватает там в ассортименте предоставляемых блюд или даже мероприятий (ловля раков, их варка, если поблизости водоем). Да даже удовольствие от созерцания пунцовых раков на белом блюде.

1

Ведь не зря говорят «только рака смерть красит».

Читая историю Припятского Полесья, нахожу такие строчки (Мозырьский уезд, 1854 г.): «Кроме рыбы, ловили много раков, в количестве, что намного превосходило местное употребление. Раковые шейки сушили и мешками продавали купцам в Варшаву, получая хорошую прибыль».

«Речные раки Беларуси» (2016): Согласно официальной статистике, в конце 19-го-начале 20-го века Северо-Западный край Российской империи, большую часть территории которого составляла Беларусь, являлся основным поставщиком рачьей продукции на рынки Европы. В 1930 г. БССР только на экспорт давала 20250 кг рака (соответственно 450 тысяч экз.), что составляло 33 % от общего экспорта рака из СССР. В 1940 г. добыча раков составила 40500 кг, или 900 тысяч экземпляров. После войны уловы раков сильно сократились: в 1950 г было добыто 17600 кг, или 440 тыс. экз., в 1952 – 25850 кг, в 1953 – 21600 кг, в 1954 – 27720 кг.

Дальше посмотрим динамику уловов с 1956 по 1986 годы также из книги А. Алехновича «Речные раки Беларуси».
%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d0%ba-%d0%b2%d1%8b%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d1%80%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2
Минимальный улов за эти годы составил 12 кг (1985г), максимальный − 10522 кг (1975г.).

Данные, сглаженные методом наименьших квадратов, позволяют выделить два периода (начало 60-х и конец 70-х годов), когда уловы раков были относительно большими. В 90-е годы промысловая статистика о раках умалчивает. В начале нынешнего столетия вылов раков колебался от нуля до 447 кг (2003г.). Начиная же с 2004г. по 2008г., рак снова не учитывается. Но уже в 2012 г. было выловлено 1154 кг.

Что же случилось с раками? Будем расследовать привычным путем − внутренние причины и внешние враги. Истина где-то посредине.
Я напрашиваюсь к гидробиологам компаньоном в двухдневную поездку в Могилевскую область в Дрибинский район, конечно, заранее зная, что не откажут.
2
Ведь с попутчиками связывает многое – биофак БГУ, 20 лет совместного обитания в бывшем Институте зоологии. Не важно, что все они гидробиологи, а у меня другие были объекты. Проблемы, неудачи, успехи в работе у нас схожи, и мы понимаем друг друга с полуслова. В нашей компании Голубев Александр Петрович, доктор биол. наук, профессор. Для меня просто Саша, поскольку знакомы еще со студенческих лет, и я радуюсь перспективе пообщаться. Ведь с Александром Петровичем можно поговорить на любую тему – он как ходячая энциклопедия.
3
Одна из наших остановок в Дрибинском районе – агроусадьба «Рыбацкое подворье».
4
Здесь есть подходящие условия для проведения экспериментов с раками (отработка методик по подращиванию молоди).
5
6
7
8
И хозяин, Владимир Андреевич Черненький, поддерживает эти намерения, ведь «Рыбацкому подворью» во всех отношениях это будет только плюс. Все упирается в финансы и надо сказать – небольшие.

Я давно уже пришла к выводу, что если вопросом или объектом не заинтересуется (по самым разным причинам) верхняя ступенька научно-чиновничьей лестницы, то зеленого света, то есть поддержки, не дождаться исследованиям и будут они лишь теплиться, то вспыхивая, то угасая. Кажется, нашим раковедам начинает везти (тьфу-тьфу, не сглазить бы). Раками заинтересовались. В перспективе − как возможный экспортный продукт (цены то ведь какие!), значит, на сегодняшний день − как объект промышленного разведения, а также молекулярно- генетических исследований.

Пока научные сотрудники решали свои проблемы, я обследовала достопримечательности «Рыбацкого подворья».
9
10
11
Для меня это не просто развлекательная поездка. Это мой первый выезд по рачьим вопросам. Никаких полномочий у меня нет. Есть только просьба − в научно-популярном стиле изложить результаты проведенных и проводимых работ по ракам. Ну что ж, попробуем. Но будет это поэтапно и не спеша. Это ведь не мои любимые барсуки. Консультироваться и со всякими “непонятками» буду обращаться к специалистам, в первую очередь, к к.б.н. Алехновичу Анатолию, у которого в 2016 г. вышла книга «Речные раки Беларуси».
12
Чтобы не «путаться под ногами», не задавать научным сотрудникам примитивных вопросов и иметь хоть какое-то свое мнение пришлось начинать с азов. Научилась различать раков, которых можно встретить в водоемах Беларуси. Их не так уж много − 3 вида. Два аборигенных − широкопалый рак (краснокнижник), длиннопалый (промысловый) и чужеродный рак – американский полосатый. Разобралась с их строением поподробнее. Иногда в разношерстных компаниях попадаются люди, которые и понятия не имеют, что же можно есть у раков и раковые шейки начинают искать в районе головы. Сразу же признаюсь, что так и не сумела по литературным источникам одолеть всех тонкостей их жизненного цикла.

Самоуверенность подвела, не ожидала таких сложностей у этого вида. И теперь я полностью на стороне известного натуралиста 18 века (уже в 18 веке рак стал классическим объектом анатомических и физиологических исследований) Резель-фон Розенгофа, утверждавшего «в раке так много удивительного, что полное его описание оказалось бы трудным даже для величайшего исследователя».

А теперь моя задача, чтобы и любой читатель, который собирается ловить раков, научился различать их. Ну, хотя бы как я! Ведь инспекцию потом не убедить, что у вас в улове или котелке оказался краснокнижный широкопалый рак совершенно непреднамеренно, просто по незнанию. Беглого взгляда для опознания бывает недостаточно. Значит, надо усвоить, что такое карапакс у рака и рострум. Именно по ним прослеживаются четкие различия у аборигенных раков (будут названы при описании видов). Заодно и инспекции дадите грамотный отпор в случае нужды.

Все тело раков покрыто хитиновым панцырем, пропитанным солями кальция. Карапакс – спинная часть панциря (покрывает голову и грудь), наиболее твердая и прочная часть покрова.
13
Рострум – можно сказать, что это «клюв» (выступ), которым оканчивается передняя часть карапакса.

Рак из отряда десятиногих. Судя по названию, должно быть 10 ног. Но в реальности конечностей у него больше. На груди у рака 5 пар крупных ног, то есть 10 ног, которые служат для передвижения (ходильные ноги).
14
Вот почему весь отряд и получил название десятиногие. Остальные конечности в расчет как бы не принимаются, и функции у них весьма разные.

На 3-х передних парах ходильных ног имеются клешни, но лишь первая пара вооружена мощными клешнями, которые используются (помимо передвижения) для захвата добычи и поднесения ее ко рту, самозащиты и нападения.
15
Под брюшком еще пять пар конечностей, они короткие и слабые и для передвижения по дну и плавания не служат, а участвуют в процессе размножения.
16
Самки используют их для вынашивания яиц,

а у самцов две передние пары − для переноса сперматофоров, содержащих сперматозоиды, к половым отверстиям самок.
18
Невольно привлекают внимание глаза рака – «чего, как рак, зенки вылупил». Они большие, на подвижных стебельках, и выглядят, действительно, выпученными.
19
Видит рак плохо, в воде – только близко расположенные предметы. В поисках пищи помогают обоняние и осязание. На голове – длинные усики, ими, а также клешнями рак ощупывает попадающиеся предметы.
20
Основной запас мяса у раков – брюшко, которое оканчивается веером-плавником. Это самый мускулистый орган их тела. И почему-то его называют раковой шейкой. Объясняют это так: раки двигаются задом и брюшко-хвост у них как бы впереди, как шея («рак пятится назад») Тем не менее, обычно рак передвигается головой вперед, и лишь в случае грозящей ему опасности мгновенно включает задний ход, подгибая брюшко под себя и отталкиваясь веером-плавником от воды. Получаются резкие скачки, и уже не успеваешь проследить взглядом – куда же делся рак в воде.

Нежное мясо извлекают и из клешней, можно и из ходильных ножек (если рак крупный). У рака помимо клешней и шейки есть еще одно лакомство, по оценке кулинарных знатоков – «божественного вкуса». На спинке рака под панцирем – оранжево-зеленые завиточки, так называемая, печень. Я не отважилась попробовать, побрезговала. Этот продукт на любителя, как и жирок под панцирем. Обсасывают мясо и причмокивают в процессе поедания отваренных раков не только исключительно от удовольствия, как я предполагала, а это, оказывается, высасывание бульона, пропитавшего мясо. Этот бульон, скопившийся между телом рака и панцирем можно выпить, вскрыв последний. Мудрят и с панцирем, перемалывая его с клешнями для каких-то якобы чудодейственных лекарственных порошков.

Обычно раков просто отваривают. Прежде чем приступить к варке их надо тщательно промыть со щеткой (для устранения запаха ила или тины), затем бросить в кипяток, где уже соль и пряности (лавровый лист, душистый перец, тмин, укроп и пр.), варить 10 минут. Затем столько же времени дать настояться. Иногда и на углях пекут рака. И кипяток, и угли для живого существа – ну что тут скажешь … средневековая инквизиция. В домашних условиях для гостей можно подать и изыск – раковые шейки в кляре. Можно и суп сварить из раков, и потушить их, и салаты всевозможные. Но зачем? По-моему, с раком тот вариант, когда чем проще, тем лучше. Отваренные раки – тут и естественная красота блюда и создаваемая процессом потребления их особая дружественная аура и у костра, и за любым столом. Если вам попадется сваренный рак вот в таком виде (хвостовая часть не подогнута, а расправлена), то это означает, что его бросили в кипяток уже дохлым.
21
Мясо рака быстро портится. С ним такое спасительное действо, как с попахивающим обычным мясом (уксус, перец и пр.), не пройдет. Считается, что у дохлого рака быстро образуется трупный яд, опасный для человека. Не советуют также замораживать отваренных раков про запас, вкус будет совершенно не тот.
Познакомимся с каждым видом отдельно.
Широкопалый рак – красавец темно-коричневого окраса, вплоть до черного.
21-0
Клешни широкие и хорошо развиты. Если рака перевернуть на спину, то с брюшной стороны окраска его светлее – оливково-коричневая, а клешни – красно-коричневого цвета.
22
Карапакс гладкий (без шипов).
23
Но по бокам можно заметить зернистые бугорки. Боковые края рострума (над глазными выемками карапакса) не имеют зазубрин.
24
Вот признак, который можно уверенно использовать для отличия его от длиннопалого рака, имеющего зазубрины.
Широкопалый рак в 1981г. был внесен в Красную книгу республики и продолжает оставаться в ней. Поэтому после 1981г. промыслом были охвачены только популяции длиннопалого рака, а до этого лов базировался на двух видах.
На мировом рынке самую дорогую товарную продукцию получают именно из широкопалого рака. Во-первых, размеры позволяют, во-вторых, этот вид – обитатель чистых вод. Значит, и за качество продукции можно не опасаться. Благодаря своим исключительным вкусовым достоинствам, гладкому, приятному на ощупь панцирю и привлекательному рубиново-красному цвету после варки, получил название «благородный рак».
Длиннопалый рак. В Беларуси в настоящее время это единственный промысловый вид.
24-0
Чтобы отличить его внешне от краснокнижного широкопалого рака, первым делом смотрим на боковые края рострума, на карапакс и клешни. Клешни длинные, узкие, у широкопалого – широкие и хорошо развиты. Карапакс покрыт шипами, бугорками,
25
26
у широкопалого – гладкий, без шипов. Боковые края рострума имеют зазубрины,
27
у широкопалого – без зазубрин. Вот и все основные отличия, на которые надо обратить внимание при опознании раков.
Окраска узкопалого весьма изменчива и зависит от условий окружающей среды. Чаще всего встречаются светло-коричневые особи, редко – ярко-голубые. А если рак из зарослей водной растительности – то и сам он зеленоватого цвета.
28
29
Полосатый рак. Это не «наш» рак. Это абориген восточного побережья Америки. Поэтому у нас его еще называют американский рак. Попадает под определение «инвазивный чужеродный вид» – то есть такой чужеродный вид, чья интродукция и/или распространение угрожает биологическому разнообразию (видам, местообитаниям или экосистемам). Как же оказался у нас? Полосатый рак был вселен в водоемы Европы из США. У нас появился в конце 80-х годов прошлого столетия. Впервые обнаружен в северо-западной части Беларуси недалеко от границы с Польшей и Литвой – в малых реках и реке Неман. В настоящее время встречается в бассейне Немана и реках Беловежской пущи, в реке Мухавец.

Как его распознать в природе? Русское название «полосатый». Значит, где-то есть полоски. Если смотреть на рака сверху, то на спинной стороне брюшка просматриваются красно-коричневые ленты (или полоски), которые идут поперек брюшного отдела тела. Эти полоски хорошо видны у только что пойманного рака.

30
Есть еще один признак. Английское название рака – шиповатощекий или колючещекий. Щеки – это передние части боковых сторон карапакса. И вот на этих так называемых щеках выступают красновато-коричневые шипы (больше, чем два с каждой стороны).
31
Сам карапакс относительно гладкий.

Вид чужеродный, можно и охаять: и клешни у него небольшие, и взрослые особи маломерки (редко достигают больше 10 см). Значит, ценного промыслового объекта из него не получится и не сможет заменить он в этом отношении наши аборигенные виды раков. К тому же его обвиняют в переносе рачьей чумы (патогенное для наших видов раков грибковое заболевание). Зато вид устойчив к загрязнению водоемов и дефициту кислорода.
Продолжение.

Фото А. Алехновича и автора.

14 комментариев на «Татьяна Дерябина. Раки. Часть 1. ЕХАЛ ГРЕКА ЧЕРЕЗ РЕКУ …»

  1. voinovdima говорит:

    Не знаю что я раньше научился делать: ходить или ловить раков 🙂 Всю жизнь ловил и сейчас ловлю с маской, трубкой, ластами и сеткой на поясе если есть где. В третьем классе в погоне за «ну еще одним, последним раком» чуть не помер от переохлаждения на студеном уральском озере. Поймал и съел за жизнь наверное не меньше фуры 🙂 Различал их просто: большие щипцы — значит широкопалый, малые щипцы — узкопалый. А про карапакс, рострум и шипы не знал. Спасибо, что просветили. Было очень интересно читать.
    С нетерпением жду выводов о том почему они исчезают. Имею свое мнение об этом, но пока промолчу. Хочу сравнить.
    И вообще, очень хочу СЕЙЧАС засыпать в котел мешочек раков и такой же мешочек свежего укропа и сварить. Божественный аромат! А где взять … 🙁

  2. Татьяна Дерябина говорит:

    Если фура, то конечно… Вот кто виноват в снижении численности раков и в Беларуси и в России!

    • voinovdima говорит:

      Виноват, но это за всю жизнь столько… Нормально считалось понырять в озере — 10 ведер. А деды ловили больше, т.к. раки при них были крупнее. Пирожки с раками в 19-м веке не были чем-то необычным на русском столе. А пол ведра современных шнурков на такой пирожок то хватит?
      Поэтому эта версия о причине сокращения мест обитания раков в Беларуси слабая, но государственная.

  3. Юрий говорит:

    Спасибо, Татьяна, за интересную информацию! До Вашей статьи вообще не знал как различаются раки.
    Этим летом впервые лет за 25 увидел раков в речке, что в моей деревне. Старожилы рассказывали, раньше, годах в 50-70-х прошлого века, в этой маленькой речке раков водилось много. Но к концу 80-х их перестали встречать.
    И вот, стою как-то, летним вечерком, с удочкой. Смотрю по каменистому мелководью ползет что-то черное. Даже в мыслях не мелькнуло, кто это на самом деле. Все детство провел на этой речке, с утра и до темна, да и теперь… но раков ни разу не встречал. Взял пруток я и подцепив одного вытянул на песок. Судя по описанию в этой статье — рак широкопалый, цвета он почти черного. Отпустил его обратно — плодитесь и размножайтесь, да живите как раньше.
    Природа восстанавливается с вымиранием деревни… И радостно и печально.

  4. Татьяна Дерябина говорит:

    Юра! напишите, пожалуйста, где находится деревня. Широкопалый рак — краснокнижник и все данные по этому виду ценны. Раки — не мой объект изучения, но Ваши данные передам нашим раковедам. На окраску не очень-то ориентируйтесь. Посмотрите на рострум и клешни. Если особь небольших размеров, то вернее всего на рострум — зубцы есть по боковому краю или нет. То есть как в статье написано.

    • voinovdima говорит:

      Стоп, Татьяна и Юрий. Тут этого делать не нужно. Я по скайпу дам Татьяне мыло Юрия.
      Сохраним широкопалых! 🙂

  5. Юрий говорит:

    «…На окраску не очень-то ориентируйтесь…»

    В том то и дело, Татьяна, до выхода Вашего материала я представления не имел как раков различать. Естественно, ни на клешни ни на рострум не обращал внимания. Сейчас только помню цвет — темно-коричневый, почти черный. Значит, возможно, я ошибаюсь с «широкопалостью».
    Чтобы зря не беспокоить ученых-раковедов, весной отловлю особь, сфоткаю — тогда можно будет конкретней о чем-то говорить.

  6. Юрий Емельянов говорит:

    Раки разложены по косточкам. Наконец-то я точно знаю как их различить. Ну просто прекрасно, Татьяна, Вы расписали их признаки. Даже удивляюсь, почему всегда есть общая проблема написать про признаки того или иного существа для простого смертного. С этим всегда проблема. Так что спасибо!

    У нас в деревне в семидесятые раков была пропасть. Давно уж там ничего нет. Меня тоже мучает вопрос, куда они все подевались? Что касается нашей реки (р. Уздянка, приток р.Уса, что впадает в Неман), то помню, что говорили, будто не только раки, но и вся рыба была отравлена — вымыли в реке бочки из-под селитры. Но может и другая причина есть?

  7. Татьяна Дерябина говорит:

    » тогда можно будет конкретней о чем-то говорить».
    Хорошо, Юра, договорились.

  8. Леонид говорит:

    Я большой любитель половить рыбу и раков руками в камышах и береговых подводных норах. Друзья говорили, что если я заходил в речку то раки выпрыгивали на берег. И в этом была доля правды. Когда идешь с глубины к берегу то раки пятятся назад и бывает выскакивают на мелководье. Но для употребления в пищу ловил только на реке Оренбургской степи (Тоцк). Кстати — там же мне посчастливилось погладить по брюху здоровенного сома. Стоял и слушал, а когда подобрался к жабрам — вильнул хвостом и ушел. Потом в этом же месте появился на третий день. В Белоруссии ловил карасей на реке Свислоч. В 70 -80 годы речку почистили. Извилистую реку выпрямили, образовав многочисленные старицы и увеличив скорость течения. В 90-е годы за полтора часа можно было наловить ведра два карасей. В настоящее время карасей очень мало, но появились щука, судак, сом, лещ, а еще и рак. Иногда попадают широкопалые, но больше с клешнями более длинными. Я полагал, что с короткими клешнями — самки. Они сильнее щипят. Но оказывается аборигены. Конечно же и тех и других, показав детям, выпускал. Раки иногда попадают и на удочку. И если бы не сброс в Свислоч жижи с ферм и очистных заводов и фабрик, то и рыбы и рака было бы значительно больше. Вот над чем надо работать нашей охране природы. Тогда не надо было бы бегать за браконьерами. Всем бы хватило. А ущерб наносимый водным ресурсам не правильно построенными или переполненными очистными в тысячи раз больше, чем ущерб приносимый всеми браконьерами. Кстати, в некоторых старицах до сих пор сохранился и, красивейший из рыб, золотистый карась. Спасибо Татьяна за, нет не рассказ, познавательную и интересную статью. Жду следующей публикации.

    • voinovdima говорит:

      Нифигасе местечко для ловли раков! Это же там где товарищ Жуков прогнал солдатиков прямо через эпицентр после ядерного взрыва?
      «Учения были подготовлены и проведены под руководством маршала Жукова, однако Жуков присутствовал только на «репетиции» учений, во время самих учений он на полигоне не присутствовал.

      В ходе учений бомбардировщик Ту-4 сбросил с высоты 8000 м ядерную бомбу РДС-2 мощностью 38 килотонн в тротиловом эквиваленте, в 9 часов 34 минуты был осуществлён воздушный взрыв на высоте 350 метров в точке с координатами 52°38′40.99″N 52°48′16.05″E. После некоторого периода выжидания и дозиметрического контроля (примерно через 3 часа после взрыва) были подорваны два имитатора ядерных зарядов, и Жуков направил 600 танков, 600 БТРов и 320 самолётов в атаку на заражённую территорию.

      Общее число военнослужащих, принявших участие в учениях, составило около 45 тыс. человек (по другим сведениям, 45 тыс. составили только силы «нападавшей» стороны, к которым следует добавить ещё 15 тыс. с «обороняющейся» стороны). Задачей «наступающей» стороны было воспользоваться образовавшейся после взрыва брешью в обороне; задачей «обороняющихся» — ликвидировать эту брешь.»
      Да там до сих пор над территорией полигона установлена зона ограничения полётов воздушных судов из-за радиации!
      Поделитесь секретом, чем «заливали раков» что живы остались?

  9. Леонид говорит:

    В 70 -80 годы о радиации никто не знал и люди жили обычной жизнью. Загорали, купались. Но наверное раков ловили только мы, командировочные, потому, что их было очень много. Варили в обычном ведре на костре с солью и лавровым листом.

  10. Privodchik говорит:

    Материал не раскрыт, понимаю, что часть 1-я, но часть чего? Усадьба, готовка, гастрономические особенности краснокнижника и оцененность европой.. Че-то оттолкнуло на середине.
    Единственной ценностью статьи является попытка донести различия еще разрешенного к добыче и охраняемого, но ИМХО делать это надо на картинке\фото где будут оба вида.
    Что касательно их исчезновения которым в очередной раз вдруг озаботились ученые, то не без их участия оно и происходило\ит, поднятие урожайности, распашка до воды, замена естественного выпаса мощными мясопроизводительными комплексами, которые не так давно опять вроде у воды решили оставить не без научного подхода. Поэтому лично мне научный интерес к ракам ой как не нравится, а то, что 80% статьи отведено отнюдь не проблемам его распространения намякивает… ссори..

  11. Александр говорит:

    Понравилось, раньше не слышал:
    «Только рака смерть красит».
    А про северо-запад — точно. В начале 60-х в Немане под камнями ловил руками огромных, потом пропали во всей округе. В начале 90-х Августовский канал, Чёрная Ганча наполнились мелюзгой. Думали, скоро вырастут, но они решили такими и остаться. Оказывается — «полосатые», земляки колорадского жука.
    Но особо они не расплодились, в Немане вроде не видно даже их.

Добавить комментарий