Юрий Емельянов. СЧАСТЛИВОЕ 13-е.

Глухарка высиживает свои яйца с
поистине трогательным усердием.
Альфред Брем, “Жизнь животных”

Говорят, что 13-е число несчастливое. Может и правильно говорят. Но, по-моему, везение больше от настроения зависит, а не от календаря. А в лесу плохого настроения просто быть не может. Независимо от погоды. Поэтому, невзирая на предрассудки и обещания синоптиков залить нас холодным дождем, мы отправились в глухое и отдаленное местечко на прогулку. И не пожалели.

Таинственный тут лес. Сплошной бурелом. Чувствуешь себя как в глухой безлюдной тайге. Хотя тропка к деревне есть, пусть и травой заросшая. Но все равно воображение уносит куда-то в дикие дальние края. Идешь и каждую валежину, каждую ветку внимательно осматриваешь – а вдруг там что-нибудь интересное скрывается. Все чувства обострены, на любой шорох реагируешь.

Как в глухой тайге

Как в глухой тайге

Тропка

Тропка

Тишина. Вот вспорхнул кто-то, а объектив уже на звук повернут и птаху нащупывает. Палец на кнопке спуска в нервном ожидании. Не успел. Она уж на другое дерево перелетела. Руки расслабились, а тут вверху – две иволги на березу “приберезились”. И опять опоздал.

Решили передохнуть немного, оглядеться вокруг. Поставили рюкзаки к сосне. Сами по тропке прогуливаемся. Чу! Тихие шаги сзади. Косуля рюкзаками интересуется. Только я за фотоаппарат – лишь белое “зеркало” мелькнуло и пропало. Неужто 13-е число против нас работает?

Лес тут еще и немного сказочный. Среди ровных стволов вдруг видишь рощицу каких-то кривуль. Словно вспышка стробоскопа выхватила и «заморозила» момент дикой пляски, в которую пустились сосны. Или вот такая странная сосна в виде буквы “Ч”. Будто предупреждает: «Человек! Будь ЧЕЛОВЕКОМ, береги лес!” Встречаются карликовые дубки, на зонтики похожие.
Фото 3
Фото 4
Фото 5

В сказочном лесу ждешь, что любая ветка ожить может.
С этой мыслью мой взгляд за какой-то странный сук зацепился. Даже не знаю, почему я свое внимание именно на нем заострил. Сук как сук. Рыжеватый с черными мазками — как у не старой еще сосновой коры. Вон и упавшая сосна рядом. Наверное, это ее ветка торчит.

Но что это? Непроизвольно вздрогнул от мимолетного испуга. Сук с глазом? Привидится же такое. Потряс головой, глаза протер. Да нет, вот же он! На кончике этой странной ветви. Круглый и немигающий. Отвел взгляд в сторону и опять взглянул — глаз за мной следит!

Исследую взглядом странный “глазастый” сук. Он заметно утолщается вправо и неожиданно становится очень толстым. И тут мое уже подогретое воображение нарисовало образ гигантского питона, проглотившего крупную добычу. Уж очень было похоже. Образ усиливался тем, что задняя часть «чудища» была скрыта толстой березой. Рациональная половинка мозга потеряла всякое терпение и стала укорять эмоциональное полушарие: “Ну, будет тебе, какие еще питоны! Телевизор бы поменьше надо смотреть!”. Пришлось-таки подчиниться и взять себя в руки.

Ну-ка, посмотрим еще раз на голову “змия”. Ага! А сук-то, похоже, клювом заканчивается! Немного загнут вниз. Издали похож на лишившийся коры и посеревший от сырости кончик ветки. Если бы не глаз – так бы и подумал. Вздыхаю с облегчением. Не питон — птица! Но какая огромная. И всего метрах в пяти от нас. Сидит, как статуя. Не шелохнется, глазом не моргнет. С трудом верится, что это живое существо.

Кто же это? Таких размеров только глухарка может быть. И расцветка перьев похожа. И красная бровь. Явно на гнезде сидит. Иначе давно бы уже убежала и спряталась в чаще.

"Глазастый сук”

«Глазастый сук”

Фото 7
Фото 8
Два шага влево, очень осторожно. Прямо на птицу не гляжу. Только искоса посматриваю. Делаю вид, будто я ничего не заметил, и птицы меня совсем не интересуют. Вспомнил про тактику Винни-Пуха. Помните, когда он за медом к улью на дерево лазил: «Я тучка-тучка-тучка, я вовсе не медведь.” Правда, это ему не сильно помогло.

Теперь становится виден хвост. Действительно птица, сомнений больше нет. Какая красавица!
Фото 9
Эх, как хотелось бы прикоснуться к этим удивительно мягким и красивым перышкам. Это не такая уже и фантастическая вещь. Глухарка очень плотно на гнезде сидит и вплотную подпустить может. Некоторые могут позволить даже дотронуться до себя, а то и на руки взять. А будучи все же вспугнутая, обязательно к гнезду вернется. В.П. Астафьев очень хорошо описал такую ситуацию в рассказе “Капалуха”.

Только вот представил себе, что она испытает при этом. Как ее сердце забьется от страха. В ее глазах даже на расстоянии тревога читается. Какую же надо иметь выдержку, просто железные нервы, чтобы даже красной своей бровью не шевельнуть при виде опасности. А ведь и в присутствии хищника она так себя ведет. Самоотверженная мать!

Тихонько уходим, ограничившись редким зрелищем издалека.
На обратном пути шли по той же тропке. Птица поменяла позу и имела вид типичной наседки. Чем-то даже деревенскую рябенькую курицу напоминала. Гребешка вот только не хватало. Теперь уже хорошо было видно, что это глухарка. Красно-кирпичная грудь отличает ее от похожей на нее по расцветке оперения тетерки.

Наседка

Наседка

Фото 11
Восхищенные редкой встречей с реликтовой птицей, мы ехали домой, бурно обсуждая неординарное событие.

Кстати, почему ее реликтовой называют?
Дома я решил разобраться в данном вопросе и обратился за помощью к Интернету. И вот что выяснил.

Само слово реликтовый означает «сохранившийся от более древней эпохи в неизменном виде». Но оказывается, не такая уж и древняя эта птица по временным меркам эволюции. Предки этой птицы жили действительно очень давно. Ископаемые остатки относятся к эпохе, отстоящей от нашей на 1 млн. лет. А вот современная форма птицы появилась около 100 тыс. лет назад, в эпоху мамонтов. С тех пор пролетел лишь миг из жизни Земли, и есть птицы, гораздо древнее глухаря, например, серая куропатка. Но для нас, живущих долю мгновения, от этих слов веет холодом древнего ледника, и вспоминаются реликтовые озера Витебской области – его остатки.

Всю неделю нас терзали мысли о судьбе нашей наседки: «Ну как там она? Все ли в порядке? Не нашел ли гнездо какой-нибудь хищник?». На неделе еще и сильные дожди прошли. А это для насиживающей самки хуже мороза. Известно, что самка может уходить на кормежку, покидая гнездо утром и вечером на 10-35 мин, даже при легких заморозках, но всячески избегает покидать гнездо во время дождя. При затяжных дождях ей приходится голодать. Ведь если яйца попадут под холодный дождь, они могут очень быстро остыть до критической температуры. Известное дело: сухое тело даже мороз терпит, а вот мокрое — даже при плюсовой температуре мерзнет. Возможно, что дождь опасен еще и тем, что создает пленку воды на скорлупе, препятствующую нормальному дыханию зародыша через поры в скорлупе.

Кстати, периодическое остывание яиц, оказывается, даже необходимо для нормального развития зародышей. Когда-то этого не знали и пытались выводить птенцов глухаря в инкубаторе с постоянной температурой. И ничего не получалось! Дело пошло на лад, только когда учли эту особенность насиживания.

Через неделю решено было проверить, все ли благополучно закончилось.

С бьющимся сердцем я подходил к гнезду. Вот и знакомые две березы. А гнездо… пустое!

В лотке и рядом с гнездом лежали лишь половинки яиц с еще не высохшей внутренней пленкой. Кое-где у края скорлупок виднелись дырочки — следы маленьких клювиков. Следов разбоя хищников не было. Значит все прошло как нельзя лучше!

Опустевшее гнездо

Опустевшее гнездо

Фото 13

Насчитали мы 8 яиц цвета кофе с молоком, усеянных небольшими темно-бурыми пятнами. Размером они были чуть меньше куриных.
Фото 14

Само гнездо представляло собой округлое углубление во мху, выстланное незначительным количеством сухих растительных остатков. Спартанские условия!

В лотке лежала также небольшая горстка необычайно мягких разноцветных перышек. Часть из них сама глухарка их выщипала у себя на животе, часть сами собой выпали, чтобы образовалось так называемое наседное пятно — большой участок голой кожи на брюхе, где имеется богатая сеть кровеносных сосудов. Этим пятном самка и обогревает яйца. Все свое материнское тепло детям отдает.

Перышки из гнезда

Перышки из гнезда

Прикинем-ка, когда же глухарка на гнездо уселась. Самка начинает откладку яиц спустя 3-4 дня после спаривания и, если корма достаточно, несет по яйцу в сутки. Это еще 8 дней в нашем случае. Вначале она сидит на гнезде недолго, но с каждым отложенным яйцом все больше. Настоящее насиживание начинается, когда все яйца отложены, и продолжается 25-28 дней. Полагая, что птенцы вылупились пару дней назад (они покидают гнездо уже через сутки после рождения), получается, что насиживание началось 39-42 дня назад. То есть ток закончился где-то в конце марта или самом начале апреля.

Поскольку опасности побеспокоить птицу уже не было, появилась возможность спокойно все осмотреть и сфотографировать.

Удивительным было то, что гнездо находилось совсем рядом с тропой. Привычка делать гнезда в таких, казалось бы, не очень подходящих местах, хорошо известна. Вот и в рассказе В.П. Астафьева гнездо было найдено на заброшенной просеке. Имеются предположения, что дороги и тропы служат ориентирам птицам, но точного ответа не знает никто. Здесь кроется еще неразгаданная загадка.

Вид на гнездо (обведено овалом) с тропы

Вид на гнездо (обведено овалом) с тропы

Вид на гнездо со стороны входа (откуда голова птицы торчала)

Вид на гнездо со стороны входа (откуда голова птицы торчала)

Мастерски было выбрано и само место для гнезда. Вход в него только спереди открыт. С боков его полностью закрывают стволы старых берез. Сверху упавшая сосна нависает. Сзади возвышается бугорок изо мха. Идеальная маскировка!

Вид на гнездо сбоку

Вид на гнездо сбоку

Фото 19
Но и это еще не все. Рядом с одной из берез – упавшая сосна. И шея глухарки, когда мы ее первый раз обнаружили, была вытянута как раз параллельно этому стволу. Стало ясно, почему ее так трудно обнаружить. Такой способ маскировки применяют оперившиеся птенцы. При опасности они взлетают на деревья, где затаиваются, вытягивая шею горизонтально ветке и становясь совершенно незаметными из-за покровительственной, под цвет коры (особенно сосны), окраски.

А рябенькая расцветка птицы просто не дает глазам уловить ее очертания в целом. Зрачки бегают от одного черного штриха к другому, но совокупность их никак не складывается в единый образ их хозяйки.

Покровительственная окраска на боку и спине птицы

Покровительственная окраска на боку и спине птицы

Великолепная покровительственная окраска и умение птицы маскироваться под сучья не случайны. К завершению срока насиживания развивающиеся эмбрионы становятся все чувствительнее к охлаждению. А самка, соответственно, все неохотнее оставляет гнездо в случае опасности.

Есть и еще одна эффективная мера защиты. В период насиживания самка перестает пахнуть. Настолько, что даже очень чувствительный нос охотничьей собаки не улавливает запаха буквально в паре метров от гнезда!

Не переставая восхищаться умением этой великолепной птицы выживать, мы пожелали маме и ее выводку удачи в их нелегкой жизни в лесу. Пусть наше везение 13-го числа укроет их от невзгод счастливым зонтиком.

3 комментария на «Юрий Емельянов. СЧАСТЛИВОЕ 13-е.»

  1. Тимур говорит:

    Интересный и поучительный рассказ, Спасибо, Юрий! А тропа, судя по бурелому, практически, нехоженая.

    • Юрий Емельянов говорит:

      Спасибо, Тимур! Вы правы, по тропе редко кто ходит. Она идет от ж/д остановки к деревне. Но деревня далеко, и по тропе в основном ходят только немногие грибники с электрички в сезон.

  2. Леонид говорит:

    Птица построила свое гнездо так, чтоб ее никто не видел, а она видела все. Поэтому у дорожки. Могла построить у поляны или в редколесье. Видимо хороший обзор территории в сочетании с маскировкой для нее очень важен. Спасибо за интересный рассказ и фотографии.

Добавить комментарий